Война.

Тяжёлая и мокрая земля вылетала из могилы и ложилась на лопаты товарищей. Затем меня аккуратно вытащили из ямы и отнесли в ближайший окоп. Симпатичная медсестра произнесла «Поздно». После чего меня положили на шинель и потащили на поле боя. Перекатив тело с шинели на землю - товарищи отползли в сторону. Через некоторое время я медленно поднялся, и пуля с хрустом вылетела из моей головы. Это был момент моего рождения. Дальнейшие события моей жизни мелькали быстрее, чем кадры на экранах уцелевших телевизоров. Вставали из могил фронтовые друзья, наши полки быстро возвращались к центральной части страны. Боевой опыт постепенно сходил на нет, и вскоре мы объявили о победе революции. Начались стычки с остатками особо преданных сторонников режима, их отряды быстро росли и вскоре к ним присоединились вернувшиеся из-за границы сотрудники спецслужб. Увеличилось число фонарей, на которых не висели чиновники. В городах появились архаичные здания мэрий и администраций. Стихли бои и начались протесты. Мы становились более привлекательными и на наших помолодевших телах исчезали шрамы. Мы раздавали газеты и листовки, ходили на митинги и концерты. А по вечерам собирались на кухнях, чтобы обсудить будущие новости. С работы мы ушли ради учёбы, кто-то в вузы, кто-то сразу в школу. Затем постепенно мы все вернулись в родительские дома. Через некоторое время мы приучились слушать наших родителей и начали всецело от них зависеть. Постепенно мы отучились самостоятельно передвигаться и забыли человеческую речь. Прошло немного времени, и мы вошли туда, куда не проникали цвета и звуки внешнего мира. Во чревах матерей было тепло и уютно. Прожитая нами жизнь анализировалась в течение девяти месяцев, после чего мы умерли в оргазме.