Мир Зари
1128 subscribers

Черная двойка - малоизвестная легенда. Случай на Кавказа.

Черная двойка - малоизвестная легенда. Случай на Кавказа.

Не секрет, что у каждой более-менее ярко выраженной социальной группы есть свой фольклор. И очень часто в этом фольклоре имеется персонаж, который, как бы сказать… Карает плохих представителей сообщества и помогает хорошим. Белый спелеолог, Зелёный байдарочник… А у альпинистов и горных туристов есть Чёрный альпинист. Или Чёрная Двойка. И в отличие от Спелеолога и Байдарочника, происхождение которых невнятно или просто не раскрыто, история Чёрной двойки вполне канонична, и вся разница только в том, сколько там мстительных духов – один или два.
Да, именно мстительных. Этот персонаж однозначно злой. Он не разбирается, плох ты или хорош. Он просто убивает…
«Среднестатистическая» версия происхождения Чёрной двойки выглядит так:
Группа из четырёх человек пошла на восхождение. Шли двумя связками, двумя «двойками». «Связка» в данном случае подразумевает, что альпинисты реально привязаны друг к другу: в случае, если один сорвётся, другой сможет его удержать. Техника восхождения, если совсем упрощать, выглядит так: один из «двойки» забивает в скалу или в ледник крюк и зацепляется за него страховкой (верёвкой с карабином). Второй идёт вверх по скале. Когда находит подходящее место или поднимается на длину верёвки, которой альпинисты связаны, он останавливается, забивает крюк, пристёгивается к нему… И теперь он страхует напарника, который проходит мимо него и поднимается выше.
На восхождении альпинисты задержались, спускались уже в сумерках, и в довершение ситуации на гребне горы их застала гроза. А именно в гребень чаще всего бьют молнии. Оставаться там нельзя, надо спуститься хотя бы на десяток метров, это уже во много раз увеличит шансы. Первая двойка в более-менее подходящем месте спустилась с гребня и крикнула наверх, что они нашли балкон (выступ на скальной стене), но тут место только для двоих…
Почему они так сделали? Тут легенда расходится. В любом случае, мотивы благородством не отличаются: трусость, месть одного из альпинистов за ушедшую к другому девушку, зависть к спортивным успехам… Так или иначе, двое остались наверху. Всю ночь в гребень били молнии, те, внизу, слышали, как товарищи кричат… Но утром, когда гроза стихла и двое уцелевших поднялись наверх, они не нашли никого. Только почерневший, словно опалённый, крюк, выбитый в скалу, и на нём – обрывок почерневшей же верёвки…
А вскоре после этого альпинисты и горные туристы начали замечать странную «двойку» альпинистов. Как правило, видели их издалека, но все говорили, что эти ребята были все в чёрном, и вроде как и лица и руки у них тоже были чёрные, и эти встречи всегда не к добру. И уж конечно, ни в коем случае нельзя было пользоваться обнаруженным черным снаряжением: узлы на перилах из чёрного репшнура развяжутся в самый неподходящий момент, карабин расстегнётся, вроде как надёжно выбитый крюк вылетит из скалы… Ну и т.д.
Вариантов легенды много, но суть всегда остаётся одна. Подлость – предательство – смерть – месть и правым, и виноватым…

А теперь, слово участнику событий:
В горы я впервые пошла в 11 лет, и с тех пор практически каждое лето было походным, разница заключалась только в том, какой это будет подход, водный (байдарки) или горный. Ничего удивительного: когда отец – инструктор горного туризма, председатель дисциплинарной комиссии по альпинизму крупного военного вуза… У меня вариантов не было))) Династия: я свою дочь в горы вывела ещё раньше, в её 9 лет. Правда, не на Кавказ. В Хибины.
Естественно, с детских лет все туристско-альпинистские байки я знала наизусть. А уж рассказ про Чёрную двойку мы с отцом отработали так, что люди, первый раз оказавшиеся в горах, всерьёз пугались. До нервных уточнений: «Ну это ведь неправда, правда?» и просьб составить компанию в походе за камушки, потому что страшно. Первая подача истории разыгрывалась буквально по сценарию.
- Может, расскажем?
- Да ну, на ночь глядя…
- Но предупредить-то надо… Это ведь здесь, неподалёку было…
Ну и т.д. Разумеется, место событий менялось в зависимости от того, какая вершина оказывалась в момент рассказа ближайшей, вносились ещё какие-нибудь уточнения… Правдоподобно получалось...
Вот в один прекрасный момент летом в походе мы застряли под Шхельдой. Это вершина такая на Кавказе, если кто не знает. Застряли не по своей воле: КСС (контрольно-спасательная служба) закрыла вершины и перевалы из-за погоды. Так что в долине перед горой образовался настоящий цыганский табор: альпинисты и туристы сидели и ждали, когда разрешат идти наверх. Конечно, мы ходи друг к другу в гости: посидеть у костра – благо, дрова там были, попить чаю, попеть песни под гитару и, разумеется, порассказывать разные истории. В том числе – про Чёрную двойку.
И вот в очередных гостях после рассказа-страшилки про Двойку я поняла, что замёрзла. Ничего необычного и страшного, схожу в палатку за свитером, благо идти метров двести от силы. Так что я сказала: «Сейчас вернусь» и бодренько потопала в наш лагерь.
Поясню, как выглядела местность, где происходили события. Мы стояли на основной морене ледника. Основная морена – это, если совсем по-простому объяснять, камни, по которым прошёл ледник. Вот реально: представьте себе камни самых разных размеров, которые словно утюгом пригладили. То есть местность более-менее ровная и с хорошим обзором. Да, там сосенки росли, но редко, и были они невысокие. Красиво, сурово и жутковато.
А со стороны Шхельды эта более-менее ровная местность ограничивалась концевой (конечной) мореной – никогда не могла запомнить, как правильно. Это такой огромный вал из каменных обломков, которые ледник как будто гонит перед собой при движении. Хотя почему «как будто»? Так и есть. Другое дело, что процесс это ну очень медленный…
В общем, к чему я это всё? К тому, что пройти двести метров до лагеря было плёвым делом. Поверхность ровная, обзор отличный даже в тёмных сумерках, и вообще – вон наш костёр…
Или не наш… Или не костёр… Или я его уже не вижу…
В общем, я отошла от костра, у которого мы с народом общались, и поняла, что не понимаю, где нахожусь. И дело не в топографическом кретинизме, которым я никогда не страдала. Просто – вот было вокруг десятка полтора костров – и теперь их нет. Вернее, они вроде как есть, но где-то – не здесь. И костра, от которого я отошла, нет. И где наш костёр – тоже понять не могу. И туман откуда-то по-над камнями и между соснами поплыл, и постоянно краем глаза замечаю, что вроде как на срезе концевой морены – на каменном валу – кто-то стоит. Чёрный силуэт (силуэты?) на фоне неба, на котором уже звёзды – яркие, огромные – загораться начали…
Очень хочется добавить для пущего драматизма, что и тихо очень было, что я даже шума реки не слышала – но нет. Не буду врать. Не помню просто, было что-то со звуками в тот момент или нет.
Как я не впала в панику, не представляю. Я просто держала в голове: «Наш лагерь – не доходя до реки, вал морены справа, я просто иду прямо…» И шла. И через несколько минут вышла из «заколдованного» участка. И костры – вот они, костры, и вон наш лагерь, и небо с нормальными звёздами – да, они в горах яркие, но не настолько… И на гребне морены, разумеется, никого нет.
И вот что это было?
Вариант: алкоголь на гипоксию – и ИСС, изменённое состояние сознания. Нет. Я была трезва. В горах, наверху, пить будет только самоубийца, а не спортсмены с опытом восхождений. Так что на посиделках пили чай и только чай.
Горная болезнь, она же «горняшка»? Нет. Это был не первый день в горах, адаптацию все уже прошли, так что вариант тоже отпадает. К тому же со мной как-то раз приступ «горняшки» случился, и я знаю, как это бывает. Так что – нет, не оно.
Самовнушение? Пугала слушателей, а напугала себя? Сама себя в это самое ИСС загнала, без посторонней помощи? А вот это – запросто.
И я бы на этом объяснении и остановилась, если бы не один момент.
Лагерь мы без присмотра не оставляли, там дежурная была. Лена или Ира, не помню, пусть будет Лена. Кандидат в мастера спорта по альпинизму, оторва – в хорошем смысле слова – каких поискать. И вот прихожу я в лагерь и вижу: костёр почти погас, а Лены нет.

Представляете моё состояние? Как я в голос «Ленка!!!» не заорала, не знаю. То есть может и заорала, мне казалось, что я негромко позвала. Только после четвёртого или пятого «Ленка!» я услышала из палатки перепуганное «Натах, ты?» Наша спортсменка сидела в палатке, завернувшись в два спальных мешка, и дрожала от страха. Что характерно, объяснить, что её напугало, она не смогла. Что-то.
В общем, если бы не Лена, я бы всё списала на самовнушение. А так… Не знаю я, что это было. Уже сколько лет прошло, а объяснения, которое бы меня устроило, я так и не нашла…
Так что тут выводы делайте сами. У меня никаких вариантов нет.

У нас тоже нет никаких вариантов. Человека этого мы знаем очень хорошо и оснований не доверять ему у нас нет. Этот человек не злоупотребляет алкоголем и тем более не употребляет чего посильнее. Так что, перефразировав слова песни: «Думайте сами, решайте сами, идти или дома сидеть».

Наши книги Содержание канала: статьи с 1 по 37 и статьи с 38-...