Неудавшееся материнство, или Почему Бриджит Бордо отказалась от своего ребенка

Брижит Бардо давно и навсегда превратилась в символ дамской красоты, эталон женственности и привлекательности. В 20-м веке волна безграничного восхищения переросла в пугающую манию – барышни поголовно пытались подражать стилю белокурой красавицы, а глава Ватикана даже назвал Брижит олицетворением греховности. Но все проходит – и сейчас прелестницу сложно узнать в подурневшей, седой женщине, устало глядящей на мир со свежих фотографий.

Хотя Бардо с лихвой выполнила свою профессиональную миссию – настоящей женой и матерью ей стать так и не удалось.

Билет в большое искусство

Первым супругом великолепной Брижит стал знаменитый Вадим Роже. Он был страстно влюблен в свою жену и ослеплен ее красотой. Даже когда женщина самокритично утверждала, что именно Роже создал из нее звезду и открыл дорогу в большое кино, режиссер отвергал это и убеждал всех, что слава возникла исключительно благодаря таланту и красоте юной Бордо. Но любовь Вадима не сохранила этот брак – вскоре Брижит отправится покорять иные высоты. Говорят, отношения распались из-за бытовых неурядиц – ведь в домашних делах актриса до старости оставалась сущим ребенком.

Второй брак – не напасть

После развода жизнь закружила соблазнительницу в череде сменяющихся романов, но крутой поворот в отношениях с мужчинами произошел на съемочной площадке фильма «Бабетта идет на войну». На сей раз избранником Брижит стал симпатичный актер, ее коллега Жак Шарье. Но девушка не планировала выходить за него.

Возможно, красивый роман и превратился бы в очередной по списку, если бы не одно обстоятельство – Бардо внезапно обнаружила, что беременна. Этот факт вынудил красотку принять предложение руки и сердца от ее избранника. Но союз принес обоим одни несчастья. Единственное оправдание брака Брижит и Жака – прекрасный мальчуган, родившийся у пары.

Адская беременность

Многие женщины сложно переживают беременность – это не секрет, но у Брижит была просто уникальная ситуация. Она воспринимала плод, растущий внутри нее, как инородную и нежеланную опухоль. Поэтому не раз пыталась сделать аборт. Но никто не решился нарушить запрет – в 1959 году было наложено вето на подобные манипуляции. Кроме того, доктора отказывались это делать еще и по причине звездного статуса пациентки.

Беременность стала истинным бременем для актрисы, и не только из-за физического состояния – она днями не выходила из дома, поскольку квартиру осаждали папарацци, жаждущие заснять Брижит в положении. Однажды девушка не выдержала и решила сходить в парикмахерскую, несмотря на запрет Шарье. В итоге муж не сдержался и толкнул супругу. Она упала, сильно ударившись спиной. Последствия этого случая преследовали ее всю жизнь – Брижит часто мучили изнуряющие почечные колики.

И все-таки беременная актриса ослушалась мужа и вышла на улицу, но потом сама пожалела об этом – ее тут же окружила густая толпа репортеров, что дико испугало женщину. В тоге Бардо не придумала ничего лучше, как придя домой, наглотаться снотворного. Брижит и ребенка доктора спасли, но семейная жизнь от этого счастливее не стала.

Счастливое материнство? Не думаю!

Рожала актриса также на дому. Причина та же – ненавистные журналисты, упорно окружавшие жилище Жака и Брижит. После родов материнский инстинкт у Бардо так и не появился, более того – женщина поклялась, что больше никогда не решится на подобное. Актриса уделяла крайне мало внимания очаровательному малышу, чем очень огорчала мужа. Пара совместных фотосессий – вот и все, что получил от мамы Николя-Жак-Шарье.

Прославленная актриса так и не смогла победить собственный эгоизм и инфантильность, поэтому спустя два года Бардо подала на развод и отказалась от малыша в пользу мужа.

Попрыгунья-стрекоза, лето красное пропела…

Освободившуюся от балласта, легкомысленную красотку закружила фееричная и манящая светская жизнь. О сыне она вспоминала лишь тогда, когда он изредка наведывался к ней в гости. Например, уже подростком Николя-Жак приехал к матери, а она даже не оставила его на обед, поскольку ждала гостей. Когда юноше уже было 18, Бардо предпринимала попытки как-то наладить отношения, но безуспешно. Постепенно родной ребенок настолько отдалился от Брижит, что некоторое время он и слышать не желал о своей горе-родительнице.

Ее черед обижаться пришел, когда сын не счел нужным пригласить мать на собственную свадьбу. Но годы шли, все менялось, жаркие летние деньки незаметно ушли, и зима прокралась в жизнь кинодивы. Глядя на увядающую Бардо, становится понятно, насколько все зыбко в этом мире. Но есть в этой истории единственный плюс: на данный момент отношения матери с сыном вошли в фазу шаткой и показной, но все-таки стабильности.