Три машины и зарплата топ-менеджера: уместно ли для директора благотворительного фонда?

19 February
53k full reads
5 min.
131k story viewsUnique page visitors
53k read the story to the endThat's 41% of the total page views
5 minutes — average reading time
Митя Алешковский. Работает руководителем благотворительных программ, уверен что достоин зарплаты, как у топ-менеджеров со Сретенки / newizv.ru
Митя Алешковский. Работает руководителем благотворительных программ, уверен что достоин зарплаты, как у топ-менеджеров со Сретенки / newizv.ru
Митя Алешковский. Работает руководителем благотворительных программ, уверен что достоин зарплаты, как у топ-менеджеров со Сретенки / newizv.ru

Оказывается, третий день кипит в интернете спор: известный профессиональный благотворитель Митя Алешковский, возглавляющий портал "Такие дела" и фонд "Нужда помощь", написал, что у него большая зарплата и он этим гордится, потому что всегда считал, что в благотворительном секторе платить должны "по рынку", то есть, конкурентную зарплату. Алешковский отметил, что у него в подчинении 100 человек, тут же сторонники мужчины по имени Митя заявили, что в Москве менеджер такой же квалификации в частном бизнесе получал бы от 800 тысяч в месяц. Дескать, столько и надо платить Алешковскому, который, на минуточку, занимается тем, что помогает другим фондам привлечь деньги на их проекты. Сам Митя считает, что ему даже недоплачивают. И тут же пишет, что у него одна машина, он ее отдал маме, у жены - еще одна, неудобное, поэтому благотворитель взял в лизинг третью и отдает по 57 тысяч в месяц за нее. Напомню, Алешковский попадал когда-то в скандал - оказывалось, что у него была платиновая карта пассажира нашей крупнейшей авиакомпании. И тогда уже стали спрашивать, как же Митя налетал на деньги жертвователей столько миль. Заметьте, у Мити Алешковского есть только школьное образование. И он уверен, что его работа стоит и 800 тыс. в месяц.

Увы, раньше мы уже слышали про необходимость платить большие зарплаты в НКО. Например, об этом много говорила глава "Дома с маяком" Лидия Мониава. Она утверждала, что ее зарплата около 120 тыс. руб., однако ряд бывших сотрудников фонда говорят, что в реальности девушка может зарабатывать окло 300 тысяч. При этом сама Монива рассказывала, что перечисления Москвы составляют лишь 1/5 от бюджета фонда - остальное это пожертвование. Все сотрудники "Дома с маяком" должны получать зарплату выше рыночной. Однако там проблемы с образованием: к примеру, по факту главный психолог и глава их выездной службы не имеет профильного высшего образования и, по-моему, вообще не закончил университет. Сама Мониава по образованию журналист, но работает с тяжело больными детьми.

Меня эти разговоры про "рынок" очень задевают. Потому что я человек западной культуры и западного опыта, я пожила в Великобритании, я пару раз была волонтером благотворительных проектов, я ездила по программе обмена "Открытый мир" в США, где несколько мероприятий были посвящены нюансам работы благотворительных и филантропических организаций

И поэтому я в словах Алешковского и Мониавы вижу несколько заведомых ошибок и подмен.

1. Начнем вот с чего: если Митя Алешковский считает, что должен сверять свою зарплату с рынком топ-менеджеров в пределах Бульварного кольца, ему надо попробовать вне России найти аналогичное место с аналогичной для местного рынка зарплатой. Топ-менеджеру в Москве могут платить 800 тыс. в месяц, если боятся, что при меньшей зарплате люди его квалификации уедут за границу. Москва перекупает лучшие кадры в условиях открытых границы. Если Митя Алешковский не может устроиться в Лондоне директором фонда с зарплатой выше, чем полагается Борису Джонсону, в России он получает ее зря. Человек, которому платят в Москве 800 тысяч в месяц, в Лондоне будет иметь минимум 160 K фунтов в год. Если Митя Алешковский не может найти в Лондоне такую зарплату за аналогичную деятельность, ему лучше пересмотреть свои аппетиты;

2. Главная подмена состоит в том, что рынок зарплат Алешковского и Мониавы - не среди топ-менеджеров Сретенки - его формируют жертвователи. На какую зарплату они согласны, ту и должен получать Алешковский. Проверить это несложно. Достаточно регулярной и прозрачной публикации зарплат всего руководства и ряда ключевых сотрудников. Также - публикации общего зарплатного бюджета, рекламного. У Алешковского сложная отчетность, в ней даже жертвователям тяжело разобраться, множество журналистов пытались и бросили это дело. А надо, чтобы такая отчетность была простой и появлялась в СМИ.

Если Митя Алешковский хочет знать, сколько готов платить ему рынок, он может попробовать написать статьи в газеты: "Моя зарплата столько-то и я этим горжусь". "Мы потратили на публикации в "Таких делах" столько-то". И жертвователи будут отвечать рублем. Без этого все ерунда

Сейчас Алешковский отстаивает свое право иметь высокую зарплату, но даже в остром споре не может ее назвать. Потому что эту зарплату тут же опубликуют, и жертвователи будут решать. А Митя Алешковский где-то в глубине себя точно знает, что они не согласятся с большой его зарплатой и станут перечислять 100 рублей в другое место. Вот это рынок;

3. Были неоднократно тексты о том, что конкретно у Алешковского низкая конверсия. На один потраченный рубль они привлекают, как я понимаю, редко когда больше рубля. Журналист, специалист по отчетности НКО Светлана Машистова писала, например, что расходы на содержание фонда и рекламу на сайте "Такие дела" (тоже от Алешковского) составляют в некоторые периоды половину всех поступлений. Машистова много раз писала про деятельность именно структур Алешковского, непрозрачность и ненадежность их отчетности. Вот подборка. И здесь еще другие траты не названы. Сам фонд "Нужна помощь" публикует красочную, но непонятную отчетность. Из которой можно выяснить, например, что в 2019 году в АНО "Такие дела" поступило 103 382 389 руб., потратили 99 627 589 руб. на поддержку и развитие информационного портала, издательства и создание спецпроектов. В расшифровке эти почти 100 млн указаны потраченными на зарплаты, продвижение, издательство.

Еще 318 006 112 руб. в позапрошлом году получил сам фонд "Нужна помощь". Из них 247 245 987 руб. было переведено другим фондам как помощь. При этом, коммисся платежных систем - 9 354 188 руб. Ппомощь оказана в объеме примерно 238 млн рублей. Собрано было (плюсуем пожертвования фонду и порталу) 421 млн руб. примерно.

То есть, только по этим данным получается, что фонд тратит 43,5% пожертвований на содержание себя, своего портала, привлечение средств. Это супернеэффективно

По американским стандартам такое соотношение доходов и трат на свои нужды - признак того, что благотворитель занимается благотворительностью для содержания самого себя.

Алешковский пишет, что их бюджет в прошлом году составил 580 миллионов (финансовой отчетности еще нет). Думаю, ему достататочно в простой и ясной форме написать, сколько из этих миллионов ушло на зарплаты персонала, аренду, рекламу. Если больше 20% - все структуры Алешковского токсичны, они наносят ущерб, занимая место на рынке тех, кто может работать более эффективно. То есть, обычные люди, фонды и больные граждане, недополучают конкретно 23,5% того, что собирают такие благотворители. Доводы Мити Алешковского о якобы западном подходе действуют на публику, которая не знает, как устроена в богатых странах благотворительность. Потому они поверят, что НКО работают так. Нет. Так не работают. Так, как говорите вы, работают филантропические организации: где на привлеченный доллар может быть потрачено двадцать. Но это деньги основатетей. А задача филантропа - приучить людей жертвовать. Множество наших самых модных благотворителей не эффективны, зато считают себя современными и прогрессивными. И сами понимают это, потому у них есть чудовищное нагромождение отчетности, потому, отстаивая право на свои зарплаты, они прямо их не называют, чтобы не шокировать подписчиков. Назвали бы на "Эхе" свои зарплаты и проверили бы заодно, по рынку они или нет.

Рынок управленцев НКО это не топ-менеджеры со Сретенки. Рынок - это тетушки, который перечисляют по 100 рублей

И с Лидой Мониавой также. В "Доме с маяком" 15 коек, еще есть выездная служба. "Дом с маяком" не содержит тысячи детей, даже обезболивание тяжелое там получают от самого фонда, по словам его руководства, единовременно 2-4 человека. Нужна ясная лаконичная отчетность: у нас, де, столько-то детей получают-то то, столько-то полностью находятся на балансе своих поликлиник, мы их только навещаем, у нас такие-то зарплаты, наш персонал имеет такую-то квалификацию. И жертвователь сам будет решать - включится рынок.

Это нужно делать, чтобы страна цивилизовалась и конкурировала. А пока, как ни странно, прогрессивный либерал, весь за правду и светлое будущее Митя Алешковский упрямо тянет Россию назад, в пещерные времена, где никто ни перед кем не отчитывается, собирает с населения по 100 рублей и считает, что не обязан обсуждать свою зарплату. Алешковский часто выступает на "Эхе". Почему бы ему там не сказать, какая у него сейчас зарплата, какой она должна быть, по его мнению. А люди будут отвечать рублем, нравится им такой директор благотворительного фонда или нет.

---------------------------------------------------------------------------------------------------

Подписаться