Смутное время Римской империи

Перемена римских нравов

Дочитав до конца,оцените публикацию 👍 . Поделитесь ✍ с друзьями.Будем рады вашим комментариям. Подписывайтесь на
мой канал.

С началом пунических войн Рим все более теряет свой прежний, особенный, национальный характер и вступает на опасный путь постоянных легкомысленных отклонений от всего, завещанного предками. Пока римляне ограничивались господством над одной Италией, они сохраняли первобытную простоту и строгость нравов; вследствие завоевательной политики римского государства и приобретения всемирного владычества, весь быть римского народа совершенно изменился. Вместо прежних строгих нравов явилось стремление к роскоши и распущенности, вместо прежнего трудолюбия - отвращение к работе и праздное шатанье, вместо прежних занятий земледелием и войной (armis et arvis) — стремление к коммерческим предприятиям, к легкой наживе. Вследствие завоеваний, богатства целого мира стали стекаться в Рим. В течение 30 с лишним лет, от конца второй пунической войны до войны с Персеем, на одних триумфах было ввезено в Рим, по меньшей мере — серебра в слитках миллион фунтов, золота 20.000 фунтов, чеканенной монеты 50 миллионов сестерций (2? мил. рублей) и несметное количество золотых венцов, блюд, сосудов. Велики были сокровища, привозимые тогда в Рим с завоеванных земель, из этого можно заключить, что Павл Эмилий, по окончании македонской войны, доставил в государственное казначейство 8 мил. рублей на наши деньги и привез с собой множество награбленных драгоценностей и до 400 огромных золотых венцов.

Между тем, по случаю триумфов часть добычи обыкновенно делилась между полководцами и отчасти между воинами, которые таким образом обогащались. Неудивительно поэтому, что уже после второй пунической войны роскошь в Риме чрезвычайно усилилась между знатными и богатыми римлянами. Прежде на званый обед достаточно было истратить сто ассов, теперь обед и в сто тысяч ассов был уже не редкостью. Кухня стала разнообразнее и изысканнее, увеличилось количество блюд, появилась даже особенная поваренная наука, Из отдаленных провинций привозились самые дорогие и прихотливые яства, как фазаны, павлины, соловьи и разного рода рыба. Соответственно с этим изменилась и вся домашняя обстановка богатых римлян: теперь не довольствовались уже деревянными избами, простою дубовою мебелью, простою одеждою; на женские наряды тратились миллионы сестерций. По мере развития роскоши, усиливалось и стремление к наживе. Деньги стали кумиром высших и низших классов граждан, и все кривые пути к обогащению считались дозволенными: грабеж провинций, обман в казенных подрядах, ремесло ростовщика — все оправдывалось ради обогащения. Обогащая государственную казну, полководцы и себя не забывали. Заботясь только о своем обогащении и о приобретении любви своих солдат, полководцы и военачальники позволяли своим войскам безнаказанно грабить неприятелей и союзников, а вследствие этого ослабела в войске дисциплина. Управление провинциями сделалось для римлян лучшим средством к приобретению богатств и упрочению своего положения в Риме. Чиновники и правители, пользуясь своею властью, расхищали государственную казну, смотря на нее, как на свою частную собственность. Большую часть общественного поля захватили в свое владение знатные граждане, присоединяя к своим частным поместьям целые полосы соседних государственных земель, и таким образом составляли себе громадные поместья. Правда, сенат нередко принимать строгие меры против этих и других злоупотреблений; но эти частные меры немного могли помочь делу, потому что корень зла заключался в духе и направлении времени.

Упадок прежней строгости нравов отразился также и в сфере семейной жизни. Вследствие строгой чистоты нравов женщины в древнем Риме пользовались особым уважением и внешним почетом. На улице римская матрона только консулу уступала дорогу. За оскорбление матроны бесстыдным словом закон грозил наказанием и даже смертью. Римские женщины, хотя и имели право участвовать в общественных празднествах и посещать театры, проводили, однако, все свое время дома, занимались домашним хозяйством, тканьем, пряденьями и воспитанием детей. За всякое уклонение от строгой нравственности, даже от скромности, женщины подвергались строгому общественному суду и каре закона. Хотя развод дозволялся законом, но случался он редко. Но, под влиянием общего упадка нравов и религиозности, исчезла древняя строгость семейных отношений. Разводы стали очень часты; отравления, убийства, составление подложных завещаний сделались явлениями нередкими в сфере семейных отношений. Женщины не подчинялись уже ни власти мужа, ни опеке родственников. Домашнее хозяйство и воспитание детей не занимало тогда женщин высшего круга, а только дорогие наряды. Вследствие совершенного изменения характера женщин, под влиянием новых условий жизни, они начали отстранять от себя заботы о воспитании детей, предоставляя их попечению рабов из образованных пленных греков. Эти наставники или воспитатели (paedagogus) сопровождали своих воспитанников всюду, в школу, на прогулку, и давали им уроки греческого языка и других предметов. Вообще греки сделались в это время руководителями и наставниками римлян в деле образования.