Должен ли врач верить в бога? Часть 2

5 April

НАЧАЛО ТУТ

На практике роль этики в борьбе за здоровье человека весьма умаляется. Прежде всего потому, что процесс лечения ошибочно сводят к мерам чисто медицинского воздействия, способствующим восстановлению функций отдельных органов. В результате, фиксируясь на современных возможностях медицины, мы часто забываем, что бездействие врача подчас приносит меньший вред пациенту нежели радикальное вмешательство. Эвтаназия порой преподносится как единственный путь избавления от невыносимых страданий. При этом зачастую забывается, что цена этого избавления – жизнь больного. Экспериментирование на пациенте с целью облегчить его страдания также может быть оправдано лишь в том случае, когда у медиков есть реальный шанс помочь человеку. Что касается ресурсов, которыми располагает современная медицина, то в идеале они должны быть доступны каждому нуждающемуся. На практике это далеко не так, что поднимает еще один важный этический вопрос: кто и в каком объеме должен быть обеспечен этими ресурсами?

Рассматривая проблему всемирной эпидемии СПИДа, светский гуманист, глубоко убежденный в относительности морали, видит решение во всеобщей доступности презервативов и половом просвещении. Тот, кто верит в абсолютные истины Библии, ратует за половое воздержание до свадьбы и нерушимую супружескую верность в браке. Светский гуманист рассматривает открытие генетической предрасположенности к гомосексуализму как доказательство того, что дискриминация гомосексуалистов равносильна расовой. Христиане, которые знают, что Библия осуждает гомосексуализм, как грех, смотрят на это открытие так же, как на генетическую предрасположенность к импульсивному поведению у страдающих синдромом дефицита внимания или наследственной склонностью к алкоголизму. Генетика помогает нам понять нашу собственную греховную природу и наследственную предрасположенность к греху, но она не извиняет самого греха. Светский гуманист не имеет ничего против пересадки тканей человеческого плода, если подобная операция может помочь другим. Христиане, которые считают священной жизнь любого человека, выступают против подобных экспериментов. Таким образом, различия в этических системах связаны преимущественно с различиями в исходных принципах, а не в научных достижениях.

Медицинская этика нынче трансформировалась в биоэтику. Почти во всех своих проявлениях – это светское изобретение, возникшее вне понятия Бога. Это наука где главная ценность – плюрализм постхристианского общества, когда только одна ценность остается неприкосновенной – право на свободу мысли. Основное внимание биоэтики сосредоточено не на том, является ли аборт допустимым или нет, а эвтаназия необходимой или ненужной. Главным является то, что людям позволено иметь собственное мнение по каждому из подобных вопросов. Биоэтика становится испытательным полигоном для постхристианских идей о природе человека. Вовлекая себя в дискуссию об экспериментах по созданию человеческих эмбрионов в целях вивисекции, экспериментов, связанных со смертельным исходом, мы обнаруживаем, что на самом деле вовлечены в спор о законности уничтожения стариков и больных, о пересмотре вечных истин медицинской этики, утверждающих человеческое достоинство. Стремление их возродить проистекает из осознания себя как образа и подобия Божия. Именно данный постулат лежит в основе уважения человеческой личности. Нельзя окончательно утерять эти этические и духовные ценности.

Воистину, когда врачи и другие медицинские работники помогают больным людям своим высоким профессиональным мастерством, сочетая следование этическим нормам с чуткостью к духовным нуждам, они представляют страждующим самый ценный из всех земных даров. «У каждого своя роль в жизни. Надо уметь выполнять именно ее. Нет людей без духа, для всех звучит, хоть раз призыв Божий. Наши судьбы тесно связаны с тем, как мы выполняем призвание».

Советуем прочитать:

1. Кто и для чего изпользуют коронавирус

2. Кто и для чего используют коронавирус. Часть 2

3. Каждому гражданину разрешат выходить из дома 2 раза в день

Оставляйте свои комментарии! СПАСИБО!