Как Павла Грудинина за экстремизм хотели судить

31.12.2017

Взято из интервью с Грудининым Павлом Николаевичем - кандидатом в президенты РФ, директором ЗАО "Совхоз имени Ленина" студией Рубеж. Спасибо за отличное интервью.
Взято из интервью с Грудининым Павлом Николаевичем - кандидатом в президенты РФ, директором ЗАО "Совхоз имени Ленина" студией Рубеж. Спасибо за отличное интервью.

Начало интервью по ссылке в конце.

Павел Грудинин: Да, не только я был в Единой России, а потом ушел. Жорес Алфёров тоже был в Единой России, а потом ушел и пришел КПРФ. Ну и случилось там несколько моментов, они сначала хотели меня исключить из партии, но у них не получилось, потому что они не собрали большинства, меня многие в Московской области знают.

После того как случились определённые события, они хотели, чтобы мы сняли своих кандидатов от совхоза Ленина в совет депутатов. Мне объявили выговор, после этого начались следующие выборы, руководство Единой России захотело, чтобы я не шёл на эти выборы (выборы главы Ленинского района).

После этого я написал заявление, ушёл. Меня исключили из фракции. Но, я думаю, что я сделал правильно, потому что через год помните, как это партию стали называть? «Партия жуликов и воров». И это действительно факт. Она как-то видоизменилась, она стала прикрывать все нарушения, которые связаны с хищение бюджетных средств.

Если помните, такой был Кузнецов Алексей, первый заместитель председателя правительства Московской области, зам губернатора, который потом убежал за границу, потому что выяснилось, что он огромные средства расхитил из бюджета Московской области. Так вот, на фракции когда он выступал, а я был категорически против его политики, лидер фракции сказал: «Всё, что вы предложите Алексею Кузнецову, мы всё поддержим». Ну как можно было поддерживать?

А когда я начал выступать, мне лично позвонил губернатор на заседании Думы, сотовый телефон тогда не отключали, и сказал: «Слушай, что ты на моего министра финансов наезжаешь?». Я говорю: «Так он же вор». Он говорит: «Ну ты понимаешь, он же мой. Я сам с ним разберусь». Вот это всё привело к тому, что я просто ушел из партии.

Но я не жалею, потому что, я достаточно активный человек. Уже через год меня коммунистическая партия Российской Федерации выдвигала на выборах. Я уже был снят по придуманной статье, экстремизм. Через два с половиной года я доказал, что там вообще никакого экстремизма нет, что я не говорил этого.

Ведущий: То есть Вас по 282 статье пытались судить?

Павел Грудинин: Да. Но не судить. Сняли с выборов, потому что нашли как будто бы экстремизм, но потом как только с самих выборов сняли, экстремизма не нашли. Но всё равно был наложен определенный мораторий на мои выборы, мне пришлось идти в суд, неоднократно судиться, вплоть до Верховного Суда Российской Федерации. Потом меня реабилитировали.

Просто я доказал, что этого я не говорил, но даже это не является экстремизмом, что была напечатано в статье. Такая история. Через это прошли все оппозиционные политики, особенно мелкие и средние.

Сама избирательная система в России не справедливая. Мы с вами говорили о том, что на выборах в кандидаты есть вот 3 как будто бы блока. А партий сколько, Вы посмотрите? Например, в программе КПРФ, есть такой, один из таких вот постулатов, что нужно увеличить количество членов в партии. Потому что партии по 50.000, которые собираются только на выборы, а потом пропадают. Сейчас Вы увидите, там 21 кандидат. От кого? Этих партий же не существует. Но, исходя из наших законов, собрал 50000 подписей и у тебя партия, и ты можешь кого угодно выдвигать.

Ведущий: 50.000 разве? А не 300.000?

Павел Грудинин: Мы предлагаем 500.000 хотя бы, а сейчас 50.000. Вот так вот. И поэтому это 300000 подписей для себя, но для того чтобы организовать партию, нужно 50.000 как будто бы. И эти партии, не имея никаких отделений на территории Российской Федерации, собирают 50,000 подписей где-то, их регистрирует власть, для того чтобы они размыли политический фон.

Вот коммунисты России, например. Ну их же нет. Их просто не существует. Но в тот момент, когда нужно оттянуть голоса у КПРФ, прибегает какой-то человек, товарищ Максим, и говорит: «Я партия», а потом раз и опять пропал. Поэтому это нужно менять, но именно власти же это удобно. Понятно, что вот в этой мутной воде легче рыбу ловить

Начало интервью по ссылке ниже , а самое свежее я выкладываю в свой телеграм канал -@gos_v:

Павел Грудинин о Путине и конфликте с Единой Россией.