Ведьма. Конец колдовству (окончание)

О том, как закончилась моя история встречи с ведьмой.

Последний день в части

Меня встретили с докладом

Получилось так, что я не мог прибыть в часть в течение последних трех дней, и не мог знать того, что там происходит. Когда же я все-таки добрался до части, и вошел на ее территорию, то из штабного вагончика вышел майор, наш начальник штаба. Он увидел меня, приложил руку к головному убору и громко закричал:

- Отряд смирно!

Солдаты остановились там, где стояли, а майор пошел мне навстречу строевым шагом, как идут на доклад к прибывшему начальнику или к проверяющему порядок офицеру. «Чудачит», - подумал я и решил поддержать его. Майор подошел ко мне и, отдавая честь, по-военному стал докладывать. Я тоже стоял, приложив руку к своей шапке, и слушал его доклад, а солдаты смотрели на нас и улыбались.

- Товарищ лейтенант, - обратился ко мне майор, - во время вашего отсутствия никаких происшествий в части не случилось, докладывал начальник штаба, майор П-ов.

Приняв рапорт у майора, я скомандовал:

- Вольно!

Пока все это происходило, из штаба части вышел подполковник. Его я не знал, но видел то, как он тоже встал по стойке смирно. Видя то, что майор кому-то докладывает, он стоял сзади него, приставил руку к своей голове и слушал рапорт майора. В армии всякое бывает. Проверяющим мог быть и лейтенант, которого подполковник мог и не знать. Поэтому он ждал, но при этом усиленно хотел рассмотреть меня из-за спины начальника штаба. Ему это удавалось с трудом.

- Вольно! – скомандовал майор и повернулся. Видя подполковника, он на время лишился дара речи.

Разговор с новым командиром части

Подполковник подошел ко мне строевым шагом и доложил мне, что он новый командир нашей части. Я же сказал ему, что я бывший командир второй роты.

- А что это тогда было сейчас? – спросил у меня подполковник, глядя на майора, который пожимал плечами.

- Это нормальное явление, товарищ подполковник. Я к этому уже привык, теперь ваша очередь. Это майор П-ов, начальник штаба, с которым вам надлежит служить дальше.

- Товарищ лейтенант, я о вас очень много слышал. Вы не должны оставлять часть и уходить из армии. Пишите рапорт. Я восстановлю вас в должности. Вы будете командовать ротой на правах командира роты. Я знаю, все про то, как с вами поступили.

- Мне жаль, но я уже жду приказа о своем увольнении, товарищ подполковник. Мне приятно, что вы хотите со мной служить, чтобы я служил под вашим началом, но уже ничего нельзя исправить. Нет пути назад.

- Есть, - сказал подполковник, - вы напишите рапорт и дело пересмотрят.

В это время из штаба вышел сержант.

- Товарищ подполковник, телефонограмма срочная, из Министерства Обороны, - сказал он.

- Ни куда не уходите, я вернусь, и мы продолжим наш разговор, - сказал подполковник и ушел на несколько минут.

После того, как он вернулся, то со вздохом сказал:

- Вы были правы, поздно! Пришел приказ о вашем увольнении. Вас надлежит отпустить в течение суток, выдать все документы и деньги на проезд. Об исполнении приказа надлежит доложить.

- Нет, - сказал майор. – Он будет с нами. Пусть с нами празднует Новый год! Мы его не отпустим.

Подполковник повернулся к майору и сказал ему следующие слова, которые я запомнил на всю жизнь:

- Что-то я тебя не пойму, майор. У тебя задница и правда резиновая что ли. Приказ московский. Приказано отпустить и доложить об исполнении приказа.

- Нет, но пусть он побудет с нами, - сказал начальник штаба.

- Я вижу, майор, что ты так ничего и не понял. Он уже не подчиняется нам. Распорядитесь, чтобы его как можно скорее отпустили. И поспешите! А с вами у меня еще будет отдельный разговор.

Через два часа я покинул свою часть, на следующий день купил билет до Ленинграда, отдал Тимошу Галине. Расплатился за проживание в доме с хозяйкой. А еще через сутки, за четыре часа до наступления Нового года сошел с поезда на перрон Витебского вокзала.

- Ей, куда тебе надо? – явно с грузинским акцентом обратился ко мне местный таксист.

- В Колпино, - произвольно сказал я.

- Слушай, дорогой, пятьдесят рублей и мы скоро будем там.

- Дорого! – сказал я таксисту.

- Почему дорого? Зачем обижаешь, дорогой. Ты хоть знаешь куда ехать? На Новый год не успеешь. У тебя вон сколько вещей. А тут быстро туда-сюда, через час уже дома будешь.

- Я на метро и на автобус. Скоро дома буду.

- А вещи? – в попытке уговорить меня, говорил мне грузин.

- Какие это вещи? Походный вариант.

В чем-то он был прав. Я зашел в камеру хранения. Свой рюкзак оставил там на хранение. Дипломат с документами забрал с собой. Через пару часов, за два часа до наступления Нового года приехал домой. Дверь мне открыла заспанная жена.

- Ты? – сказал она. – А мы все спим и не собирались праздновать Новый год без тебя.

- Так я вот он! Все всем подъем! Просыпаемся, встаем, скоро Новый год. Радоваться нужно, муж приехал. Поднимай дочь, папка дома.

- А у нас все готово! Я думала, ты раньше будешь дома. Еще вчера тебя ждали и утром тоже, пока готовили. А сейчас уже и не ждали. Когда спишь, то время быстрее проходит и на душе не так тяжело, - сказала жена, прижалась ко мне и заплакала.

Я сжег колдовскую книгу ведьмы

Последнее письмо от Володи

С Владимиром мы переписывались некоторое время. Я писал ему в часть, пока он еще служил, потом он демобилизовался и писал мне уже из своего дома. Однажды я получил от него последнее письмо, на которое ответил, но на которое уже не получил ответа от Владимира.

Я решил разорвать связь с ведьмой. Она не захотела помочь мне даже тогда, когда я предлагал ей сделку и обещал вернуть ей ее колдовскую книгу. Я же чувствовал, что взглядом могу причинять людям вред, поэтому уводил глаза в сторону от прямого взгляда. Мне не хотелось, чтобы кто-то мог пострадать. К своим друзьям и к близким людям: к жене, к дочери и к теще, это не относилось. Пострадать могли посторонние люди. Это угнетало меня. Я начал избегать прямых встреч глазами. Из-за этого у меня были даже неприятности. Неважно кто, но один раз человек сказал мне:

- Ты даже в глаза мне не смотришь!

Я посмотрел.

- Лучше бы ты этого не делал, - сказал мне собеседник.

«Меня словно насквозь пробило. По спине дрожь и озноб, - рассказывал он другим о моем взгляде, - мне показалось, что в глазах его бездна, горят огни. А еще при этом, он видит тебя насквозь».

Однажды я решил положить этому конец. В одном из своих управляемых снов, я собрал хворост, палки и развел большой костер. После этого я достал колдовскую книгу и бросил ее в огонь.

- Гори синим пламенем, - произнес я и сжег книгу.

Через несколько дней пришло письмо от Володи, в котором он писал мне, что к нему опять приходила его прабабка и интересовалась тем, что я сделал с ее книгой? Он интересовался у меня, какова дальнейшая судьба колдовской книги его прабабки. Я честно написал ему, что сжег ее. Ответа на свое письмо я так и не получил.

Вместо заключения

Мои сержанты, после увольнения из армии, почти все побывали у меня в гостях. Они были у меня в гостях не всей толпой, а заезжали по одному. Каждый из них рассказывал мне о том, что происходило дальше, когда я уехал из Белоруссии домой. Все их рассказы были похожи.

- За нами прилетели вертолеты, - рассказывал один из сержантов. - Когда мы были уже на месте, то не знали что будем там делать. Никто ничего не знал. Это потом нам сказали, что мы будем заниматься ликвидацией Чернобыльской аварии...

- Нас оставили там, - продолжал он, - выполнять свой долг. Наши солдаты остались еще там. Наш срок службы закончился в мае, поэтому нас отпустили. Мне лично врач сказал: "Не знаю, сколько тебе осталось парень, поэтому живи в свое удовольствие столько, сколько сможешь!"

Рассказ о ведьме закончился, но не другие мои рассказы. Поэтому можете подписываться на мой канал. Ставить пальцы вверх или вниз, это уже по желанию.

Ну, и до новых встреч. Всем вам удачи!