"Во власти Любви" Роман часть 2

Обложка романа
Обложка романа

Глава 2

Родители Татьяны: Василий Иванович и Галина Николаевна

Василий познакомился с Галиной в Новосибирске, где они были одногруппниками в институте народного хозяйства на экономическом факультете. Василий поступил в институт, отслужив два года в армии. Галина прибыла в Новосибирск из солнечного Узбекистана сразу после школы в 1966 году.

Галина весёлая и озорная девчонка с огромными глазами цвета морской бездны, или скорее небесной синевы, сразу приглянулась Василию. Сдавая с ней в одном потоке вступительные экзамены, он смело и решительно познакомился с приглянувшейся ему абитуриенткой.

– Разрешите представиться? – чётко по-военному произнёс Василий, подойдя к одиноко стоящей девушке, склонившейся над учебником в конце коридора аудитории, где проходил устный вступительный экзамен по математике.

Галина, вздрогнув от неожиданности подняла на парня свои роскошные глаза, но мысли её в ту минуту были заняты совсем иным, поэтому она даже не удосужилась ответить бойкому парню, уткнувшись внимательно снова в учебник.

– Гвардии сержант Богомолов, – уже не так бодро продолжил Василий и тихо добавил, – запаса…

Галина продолжила листать книгу и что-то шептать про себя, видно, повторяя какие-то формулы и пошла в направлении двери аудитории, где шёл экзамен, остановившись рядом с кучкой абитуриентов, ждавших своей очереди.

Сержант Богомолов, скорчив недовольную гримасу, остался стоять на месте, хотя у него было прекрасное настроение, так как он только вышел из аудитории, сдав на отлично последний вступительный экзамен. Будучи так отвергнут прелестной девушкой, он несколько смутился и стоял неподвижно, совершенно не зная: что делать дальше...? Неведомая сила приковала его к полу, через некоторое время, выйдя из оцепенения, он отошёл в сторону и присел на подоконник, продолжая наблюдать за Галиной. Вскоре объект его созерцания вошёл в кабинет для сдачи экзамена. Василий, невольно сжав суеверно за неё свои кулаки, встал и машинально подтянулся вслед за ней, застыв напротив той двери, куда она вошла.

Через некоторое время вдруг дверь резко распахнулась, и оттуда выбежала сияющая и счастливая Галина, она как рысь прыгнула на гвардии сержанта, обняла его, поцеловала и с восторгом прокричала:

– Мой милый сержант Богомолов, я люблю тебя, я сдала на отлично, всё, всё, я поступила, ура! Ещё и ещё раз его поцеловала.

Василий настолько опешил от случившегося чуда, что в безмолвии застыл по стойке смирно, слегка поддерживаемый за плечи руками Галины. Он хлопал глупо глазами, и совсем потерял дар речи, потом, наконец, он кое как выдавил нечленораздельно:

– Поздравляю, я надеялся, я рад за вас…

Галина, опомнившись от безудержной радости, разомкнула свои объятья, отпрянула от Василия, покраснев, тихо промолвила:

– Извините…

Стоявшие вокруг абитуриенты, наблюдавшие столь странную сцену, нисколько не смутившись, дружно как один, все зааплодировали смущённой парочке.

В этот вечер они гуляли по ночному Новосибирску, гуляли по скверам, бульварам, по набережной. Мир им казался прекрасным, а город – раем на Земле. Неоновые огни вывесок над витринами светили им как звёзды. Гудки автомобилей, снующих туда-сюда по широким проспектам, были для них слаще ночных трелей соловья. Они непрерывно о чём-то безмятежно болтали, будто знали друг друга с самого раннего детства. Говорили обо всём на свете и в тоже время вроде ни о чём важном, но обоим было легко и хорошо так, как никогда в жизни...

Они не понимали, что именно так к ним пришла любовь, настоящая большая любовь с первого взгляда, но о любви в тот вечер и всю ночь они не промолвили ни слова… Тёплые июльские ночи столь коротки, что они совсем не заметили, как рассвело. Город начинал просыпаться и жить будничными заботами нового дня: гасли фонари и неоновые вывески, появились на улице первые поливальные, а затем, развозящие хлеб машины, тишина ночи сменилась на монотонный городской шум. А они, счастливые и влюблённые, пешком, ничего не замечая, брели через весь город к общежитию института.

Очутившись уже на ступеньках общаги, Василий, будто очнувшись, попытался обнять Галину и поцеловать её, быстро промолвив:

– Я люблю…

Она неожиданно выскользнула из его рук и побежала к дверям, взявшись за ручку одной из дверей, повернулась к остолбеневшему спутнику и озорно блеснув красивыми глазищами, тихо промолвила:

– Я тоже, очень, очень люблю вас, гвардии сержант Богомолов. Рванув ручку двери на себя, она скрылась в общежитии института, где начиналась у них новая счастливая студенческая жизнь…

Потом было всё: сессии, каникулы, работа в строительных отрядах, песни с гитарой у костра, студенческая свадьба в горах Алтая… Через год после свадьбы, в Новосибирске у них родился сын Владимир.

По выпуску их направили в Волгоградскую область в городок районного значения, где позже в 1980 году им Бог послал ещё и дочку Татьяну. Карьеры большой у влюблённых не получилось, да они к ней особо и не стремились, наслаждаясь своим семейным счастьем и теми прелестями, что посылала им жизнь. Сначала им в городке выделили комнату, как молодым специалистам, а через три года они получили квартиру в домике коттеджного типа. В доме было три комнаты, кухня, ванная, два коридора и вместительная кладовка. На небольшом участке в шесть соток они посадили сад, и несколько грядок овощей.

Галина трудилась сначала помощником, а позже главным бухгалтером на одном из предприятий города. Василий начал карьеру товароведом, через три года стал директором универмага, но так как забывал оставлять дефицит для начальников и их жён, был повышен в должности до начальника районного потреб союза.

Его тогда вызвал к себе председатель горисполкома и сказал:

– Василий, ты молодой, перспективный специалист, есть мнение предложить тебе должность председателя райпотребсоюза. Должность более хлопотная, чем руководство универмагом, но уверен, что ты справишься.

– Спасибо за доверие, Анатолий Иванович, но я ещё плохо район знаю, а надо… – ответил Василий, но договорить не успел, как его перебил начальник:

– Вот что, иди посоветуйся с женой, а завтра решим.

Вечером Василий сообщил жене:

– Галя, мне новую должность предлагают, председателя райпотребсоюза, как ты думаешь?

– Чего тут думать? Соглашайся.

– А я справлюсь?

– Справишься конечно, если не согласишься, то они найдут повод снять тебя с директора универмага, ты что не понял?

– Что я должен понять?

– Да, Вася, ты такой наивный… Об этом весь городок знает, что на тебя ополчились все жёны районного начальства.

– Это за что?

– За то, что ты им дефицитные импортные товары не оставляешь, а выкладываешь всё на прилавок. Тебе сколько раз уже намекали, а ты…

– Что я? Я работаю честно.

– Вот и иди в райпотребсоюз работать с картошкой и морковкой.

– Может ты и права…

Вот примерно так Василий Иванович и стал начальником районного масштаба.

Да, согласно рангов, это было повышение, но ради того, чтобы убрать Василия подальше от дефицита, проходящего через районный универмаг. Потребительский союз – это нечто вроде объединений кооперативов, занимающихся заготовкой и реализацией полного перечня сельскохозяйственных продуктов, а также для обеспечения сельских магазинов товарами народного потребления.

Так они и жили, шли годы: сын закончил школу, дочка пошла в первый класс.

Глава 3

Афганистан

В мае 1987 года сына Владимира призвали в армию. После окончания учебки, его направили служить в Афганистан механиком-водителем БМП.

Татьяна закончила первое полугодие в первом классе, когда принесли письмо от Владимира. У неё только закончились каникулы, она пришла из школы и в почтовом ящике обнаружила конверт. Родители были ещё на работе, и она в нетерпении бегала по комнате, перечитывая в десятый раз письмо от любимого брата. Ей так хотелось скорее обрадовать родителей радостным известием, что она не находила себе место, а время тянулось ужасно медленно. Часы, висевшие на стене, будто застыли, вроде тикали, а стрелки не двигались. Каждый прошедший час девочке казался вечностью.

– Ну, наконец-то, – радостно воскликнула она, увидев подъехавшую машину с родителями. Забыв обо всё на свете она, сунув свои тоненькие ножки в отцовские тапки, с письмом в руках в одном платьишке кинулась им навстречу на улицу в январский мороз с криком:

– Мама, папа, письмо Володя прислал, он мне черепашку подарит. Он думает я маленькая, читать не умею.

Галина обомлела, увидев на снегу раздетую свою малышку, не слушая её, она схватила девочку в охапку и бегом в дом.

– Ты что же, глупенькая, разве можно выскакивать на мороз раздетой. На улице двадцать градусов мороза, а ты в одном платьишке, да в тапочках по снегу. Ну, золотце, давай скорее письмо, я почитаю.

Танюшка затараторила содержание письма от брата, которое уже выучила наизусть так быстро, что мать ничего не могла понять.

– Постой, милая, дай я сама почитаю.

Татьяна, услышав шаги входящего в дом отца бросилась к нему:

– Папа, папа, мне Володя черепашку подарит, она у него в БМП живёт, а он БМП эту тоже привезёт? Черепашка у нас в БМП будет жить? Что такое БМП? Я хочу, чтоб она у меня в комнате жила.

– Да дочурка, она будет у тебя в комнате жить. БМП – это боевая машина пехоты, большая железная машина, больше моей, её Володя домой не привезёт. Подожди, я тоже хочу письмо почитать.

Когда, он вошёл в комнату, Галина сидела молча с листочком в руках, а слёзы ручьём текли по её щекам. Её красивые голубые глаза будто застыли на этом листочке и поливали его дождём, капавшим из её красивых глаз. Василий нежно обнял жену за плечи, присев рядом на мягкий диван, молча взял письмо у неё из рук и быстро прочитал короткую весточку от сына. В комнате повисла тишина, только мерно тикали часы, даже Татьяна стояла молча и наблюдала за родителями, их скорбь ей была не понятна.

«Почему они не радуются так, как она тому, что пришло письмо от сына, от её брата? Может они не хотят черепашку в дом? Ладно, отпустим её на волю, на улицу, лишь бы мама не плакала.» – рассуждала про себя маленькая девочка.

Письмо Владимира из Афганистана:

«Здравствуйте, мои дорогие папа, мама и сестрёнка! Поздравляю вас всех с прошедшими праздниками: Новым годом и Рождеством! Раньше написать не мог.

У меня всё хорошо. Служу механиком-водителем БМП. Наш полк теперь располагается в городе Герат. Сейчас уже зима, но здесь не холодно, только когда сильный ветер прохладно, но у нас одежда очень тёплая, в казармах тепло.

Боевых действий сейчас мы не ведём, готовимся к выводу войск из Афганистана, так что скоро вернёмся на Родину. Мы пойдём через Кушку, ту совсем рядом. Очень скучаю по вам, мои дорогие. Кормят нас хорошо.

Передавайте всем нашим знакомым от меня огромный привет!»

«PS. Передайте моей сестрёнке Танюшке, что я привезу ей в подарок маленькую черепашку, я с осени храню её у себя в БМП.

08.01.89г. Ваш сын и брат Володя.»

Тишину, наконец, нарушил чуть осипший голос Василия, будто комок встал у него в горле:

– Мать, успокойся, видишь у сына всё хорошо. Скоро вообще эта война закончится…

Галина склонила голову на грудь мужа и тихонько зарыдала, всхлипывая ответила:

– Проклятая война…Мой сынок, Володенька… Родной мой…

Танюшка тоже прижалась к матери, и по-женски из солидарности, расплакалась, не зная то, что надо говорить в таких случаях. Она поняла одно то, что мама не из-за черепашки расстроилась. Она поняла, что война виновата во всём…и те дяди, которые её развязали, – так мама сказала, а мама всё знает… Мама всегда права – так папа говорит.

Через два дня, как получили письмо от Владимира, вечером в дверь раздался тихий стук, хотя работал звонок, но видимо, пришедший, в темноте не заметил кнопку. Василий включил освещение над входом и открыл дверь. В свете фонаря он увидел уже немолодого майора, стоявшего на крыльце, Василий сразу сердцем почувствовал недоброе, он по одному выражению лица майора понял, что случилось что-то плохое с сыном, но в глубине душе хотел верить в то, что не самое худшее.

– Майор Гридин, – представился пришедший, добавив, – Вячеслав Николаевич, я из военкомата, здравствуйте.

– Проходите, – ответил Василий, забыв даже поздороваться, уступил дорогу гостю в дом. – Раздевайтесь, вот сюда можете повесить шинель.

На груди седовласого майора была наградная колодка, в которой с краю в ленте Василий угадал орден Красной звезды, было понятно, что майор был боевым офицером, повидавшим в своей жизни немало. Прихрамывая на левую ногу, он следом за хозяином прошёл в комнату, где на диване сидела Галина, а рядом с ней дочка.

Увидев майора и выражение лица мужа, Галина замерла, лицо её покрылось серыми пятнами, она в гнетущей тишине выдавила из себя:

– Умоляю, не молчите… не может быть…

Майор, собравшись, принял строевую стойку и тихо промолвил:

– Ваш сын, рядовой Богомолов Владимир Васильевич, пал смертью храбрых выполняя интернациональны долг в Демократической республике Афганистан, за что (он пропустил слово «посмертно») представлен к государственной награде, которая будет вручена его семье.

Галина простонав, кинулась к мужу и прижавшись к нему разрыдалась:

– Уйдите, майор, уйдите немедленно… Я не хочу вас видеть – прокричала она.

Майор молча достал из внутреннего кармана бумагу и положил её на стол, прихрамывая направился к выходу. Потом остановился, повернулся и сказал:

– Я вам искренне сочувствую. Мне было легче там в Афгане под пулями, чем сейчас, когда меня списали по ранению и отправили в военкомат…Сообщать матерям такое…Да лучше бы я погиб там… Груз 200 ожидаем через три дня. Извините, честь имею.

Василий не пошёл провожать майора, он не мог выпустить из рук обмякшую жену, ноги её не держали. Он сам еле держался на ногах, с трудом довёл Галину до дивана и сел с ней рядом.

Танюшка тоже всё поняла сразу, она поняла, что её брат пал смертью храбрых, значит погиб… а это значит, что он умер…Она кинулась к маме и разрыдалась у неё на груди.

Галина мужу не своим голосом смогла сказать только одно:

– Помнишь? Я говорила тебе, что плохая примета называть детей в честь умерших. Твой дед Владимир погиб в сорок пятом, освобождая Прагу от фашистов. Он тоже был механик-водитель танка…Проклятая война. Она потеряла сознание…

Василий, сидя перед палатой реанимации в ожидании врача, перебирал в своей памяти то, что он знал о подвиге деда. К сожалению, знал он немного, только то, что дед в составе 1го Украинского фронта дошёл на своём Т-34 до Берлина, принимал участие во взятии столицы Рейха. Ему было известно, что когда фашистская Германия капитулировала, то в Чехословакии ещё сохранилась огромная группировка нацистов. Под командованием генерал-фельдмаршала Шёрнера группа «Центр» и группа «Австрия», которой командовал генерал-полковник Рендулич, было ещё 62 боеспособных дивизии численностью 900 тыс. человек, 2200 танков, более 10 тыс. орудий.

Кейтель, подписавший акт о капитуляции фашистской Германии передал приказ Шёрнеру сложить оружие, но тот отказался его выполнить. Группа «Центр» под командованием Шёрнера была полностью окружена Советскими войсками, их окончательный разгром был делом времени, но в мае, в надежде на помощь советских войск, началось всеобщее восстание Чехословацкого народа против немецко-фашистских захватчиков. Своими огромными силами фашисты могли легко утопить в крови это сопротивление, поэтому командование Советского Союза приняло решение помочь Чехословацкому народу и в кратчайшие сроки разгромить фашистскую группу «Центр». Войскам 1-го Украинского фронта, взявшего Берлин, было приказано развернуться и наступать на Прагу. При взятии Праги фашисты оказали жесточайшее сопротивление, но 9 мая 1945 года Прага была освобождена Советскими войсками. При штурме Праги пал смертью храбрых гвардии сержант Богомолов Владимир Александрович – дедушка Василия. В честь него Василий назвал своего сына Владимиром, супруга несмело попыталась тогда возразить, мол плохая примета, но Василий убедил её, что это всё предрассудки прошлого. Владимир, повзрослев очень гордился тем, что его назвали именем прадеда-героя.

Прагу взяли 9 мая, основные силы фашистов были разгромлены в течении 2-х дней, но отдельные формирования эсэсовцев, разбежавшиеся по лесистым горам, оказывали сопротивление ещё до конца июня 1945 года.

Всего при освобождении Чехословакии погибло более 100 тысяч солдат Красной Армии. Народ Чехословакии встречал советских солдат с цветами, как освободителей.

Врач от Галины вышел через два часа, объявив Василию:

– Опасность криза миновала, ей значительно лучше, инфаркта, к счастью, нет.

– Доктор, можно мне к ней.

– Да, можно, но она спит, мы ей ввели снотворное. Поэтому побудьте немного с ней, но лучше приходите утром, мы переведём её в палату.

– Хорошо, со мной дочка, вон спит в кресле. Я ненадолго зайду.

Галина спала, Василий молча присел рядом с ней и вгляделся в любимое лицо. Ему показалось, что у неё появились новые морщинки, и было очевидно то, что проседь в волосах виднелась более отчётливо, чем ещё вчера. Боясь нарушить её покой, он тихо вышел в коридор, взял спящую дочку аккуратно на руки и пошёл к машине.

«Груз 200» пришёл в Волгоград через три дня самолётом, как и сказал майор. Галина категорически потребовала, что бы её выписали из больницы, пообещав пить все лекарства, не волноваться понапрасну. Но как не волноваться, когда твой сын прибывает в отчий дом под маркировкой «Груз-200»…?

Хоронили Владимира со всеми воинскими почестями на местном кладбище, в ряду, где было уже много могил таких же, как его, – павших смертью храбрых…

Галина держалась на успокоительных и сердечных препаратах, она больше не упрекала мужа ни в чём, только со стороны казалось, что она находилась в некоей прострации. Видимо, сказывалось действие лекарств. Разрыдалась вволю только тогда, как прогремел последний выстрел салюта, произведённого траурным эскортом военных.

Похоронку на рядового Владимира Васильевича Богомолова, павшего смертью храбрых при исполнении интернационального долга, принёс майор через два дня после того, как получили последнее письмо Владимира. Через месяц ограниченный контингент Советских войск из Афганистана был выведен полностью. Как похожа оказалась судьба двух Владимиров…деда и внука. Оба пали смертью героя тогда, когда уже проклятая война формально закончилась… или почти закончилась…?

В мае из Воронежа приехал Николай, он представился другом Владимира, они вместе служили в Афганистане. Он рассказал, как погиб Володя.

Их роту подняли по тревоге и отправили на выручку, рядом стоявшего, полка армии ДРА, на который напали ночью талибы. В том бою и подожгли их БМП из гранатомёта духи. Володя успел машину покинуть, но попал под пулемётную очередь, из их роты осталось в живых всего 20 человек. Это была засада спланированная. Возле афганского полка духи только чуть пошумели, афганцы тут же запросили помощь, а наши, как всегда кинулись помогать, а по дороге взорвали две головные машины на радиоуправляемых фугасах, и колонну их роты талибы в упор расстреляли. Так напоследок непримиримые отомстили нам.

Николай с собой привёз черепашку в коробке из-под обуви. Татьяне он сказал, что это та самая черепашка, которая жила у Володи в БМП, а БМП? БМП осталась там.

Продолжение следует.

До новых встреч! Ваш МК

Знакомство с автором

Баллада о любви.

Сайт романа "Во власти Любви"