Неправда сериала HBO "Чернобыль"

4 июня 2019 года вышла финальная серия мини-сериала «Чернобыль» от HBO . Сериал собрал многочисленные положительные отзывы. 9/10 рейтинг на Кинопоиске и 100% положительных отзывов от кинокритиков. 9.7 из 10 рейтинг на портале IMDB, на основе более ста тысяч отзывов. Сериал нахваливают со всех сторон, особенно за его достоверность. Да и сам сценарист не устаёт нахваливать свой сценарий за необыкновенную историческую точность.

Сериал начинается с самоубийства Валерия Легасова (одного из руководителей ликвидации последствий ЧАЭС), который рассуждает про «Цену лжи». Забавно, что сериал, в котором так сильно препарировали правду, начинается именно с этих рассуждений. Однако, какова на самом деле цена лжи – мы узнаем в этом обзоре.

Крейг Мазин (сценарист и продюссер сериала) говорит, что точность — это дань уважения пострадавшим: «Я всегда знал, что мы снимаем историю, которая касается огромного количества людей, и они до сих пор живы. Это тысячи, десятки тысяч людей, потерявших любимых из-за чернобыльской катастрофы, их жизнь стала короче, у многих появились заболевания щитовидной железы. Поэтому для меня было важно рассказать эту историю точно. Я думал об историях, которые мы обычно рассказываем на Западе о Холокосте и Второй мировой войне, мы стараемся быть очень точными, потому что это знак уважения», — говорит автор. [1]

Сразу стоит отметить: с художественной точки зрения сериал хорош. Быт советского человека передан идеально. Драматизм в истории соблюдён, героям сопереживаешь и просмотр проходит на одном дыхании. Линия с Людмилой Игнатенко (женой пожарного Василия Игнатенко) – это тот случай, когда, рассказав правду, можно довести человека до слёз. Чем и пользуются создатели сериала. Ранее этот сюжет я встречал в книге Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва». Но обвинять создателей сериала в плагиате – глупо, несмотря на то, что некоторые сцены из книги были перенесены в сериал дословно (например, сцена с людьми, которые с моста смотрят на пожар). Всё-таки и сама Алексиевич при написании ориентировалась на довольно широкий перечень источников, основные из которых – нарративные, т.е. рассказы очевидцев.

Мне показалась очень трогательной сцена, где Василий Игнатенко спрашивает свою жену о том, что она видит за окном, а та, в свою очередь, начинает перечислять: я вижу Кремль, Собор Василия Блаженного, Спасскую Башню… Хотя на самом деле она смотрела во внутренний двор больницы и видела лишь стены. Я подумал, что создатели сериала невероятно талантливы, раз создали настолько трогательную сцену. Однако затем я нашёл реальное письмо Людмилы Игнатенко, где описывается похожая сцена. И, знаете, почему-то она мне показалась гораздо более трогательной. Хотя это очень субъективно, спорить не буду, оценивайте сами.

«В гостинице в первый же день дозиметристы меня замеряли. Одежда, сумка, кошелек, туфли, - все “горело”. И все это тут же у меня забрали. Даже нижнее белье. Не тронули только деньги. Взамен выдали больничный халат пятьдесят шестого размера, а тапочки сорок третьего. Одежду, сказали, может, привезем, а, может, и нет, навряд ли она поддастся “чистке”. В таком виде я и появилась перед ним. Испугался: “Батюшки, что с тобой?” А я все-таки ухитрялась варить бульон. Ставила кипятильник в стеклянную банку… Туда бросала кусочки курицы… Маленькие-маленькие… Потом кто-то отдал мне свою кастрюльку, кажется, уборщица или дежурная гостиницы. Кто-то - досочку, на которой я резала свежую петрушку. В больничном халате сама я не могла добраться до базара, кто-то мне эту зелень приносил. Но все бесполезно, он не мог даже пить… Проглотить сырое яйцо… А мне хотелось достать что-нибудь вкусненькое! Будто это могло помочь. Добежала до почты: “Девочки, - прошу, - мне надо срочно позвонить моим родителям в Ивано-Франковск. У меня здесь умирает муж”. Почему-то они сразу догадались, откуда я и кто мой муж, моментально соединили. Мой отец, сестра и брат в тот же день вылетели ко мне в Москву. Они привезли мои вещи. Деньги. Девятого мая… Он всегда мне говорил: “Ты не представляешь, какая красивая Москва! Особенно на День Победы, когда салют. Я хочу, чтобы ты увидела”. Сижу возле него в палате, открыл глаза:
- Сейчас день или вечер?
- Девять вечера.
- Открывай окно! Начинается салют!
Я открыла окно. Восьмой этаж, весь город перед нами! Букет огня взметнулся в небо.
- Вот это да!
- Я обещал тебе, что покажу Москву. Я обещал, что по праздникам буду всю жизнь дарить цветы…
Оглянулась - достает из-под подушки три гвоздики. Дал медсестре деньги - и она купила.
Подбежала и целую:
- Мой единственный! Любовь моя!» [10]

Я не хочу обращать внимание на такие «неточности», как смерть во время аварии в сериале Петра Паламарчука, который на самом деле (не в сериале) дожил до наших дней. Подумаешь, убили человека, так ещё и сделали его безучастной сволочью, которая бросила своего товарища умирать (хотя на самом деле он его спас). Это, безусловно, обидно, но основной акцент в сериале сделан не на это.

В Чернобыль отправляют заместителя председателя Совета Министров СССР — Бориса Щербину. Который, как выяснилось, не знает о строении ядерного реактора. После чего он угрожает Валерию Легасову, — главному герою сериала, человеку, который внесёт огромный вклад в ликвидацию последствий аварии — что если тот не расскажет ему, как работает реактор, то солдат сбросит Легасова с вертолёта. Стоит ли говорить про идиотизм этой сцены? От начала и до конца: почему Борис Щербина, курировавший министерства энергетики, не представляет себе, как работает ядерный реактор? Как в 1986 году возможен сброс с вертолёта доктора наук и заместителя директора одного из ведущих вузов страны? Это ведь не 1917, и даже не 1937 год. Но в глазах западного обывателя, кажется, что Советский Союз всегда был одинаковым. Что в 1937, что в 1986 году.

Всю дорогу вред радиационного излучения от аварии преувеличивается. Всю дорогу Легасов рассказывает кто и когда умрёт. Что тысячи погибнут во время ликвидации, а возможно и десятки тысяч. А Европа вся вымрет, если не предпринять мер. Но это всё мы свалим на усиление драматичного эффекта. Это как бы не прямая ложь, а лишь гипербола. Хотя и от исторической точности она далека. О том, что подобные заявления в сериале являются неправдой говорю не я, а физик (по образованию) и практикующий немецкий журналист Марлена Вайс. Впрочем, многие российские ядерщики подтверждают преувеличения сериала [2].

Вообще Легасов в сериале очень много истерит, хотя на самом деле был весьма рассудителен. Так, очередную истерику устраивает Легасов, когда требует эвакуации населения. Давайте же посмотрим, что настоящий Валерий Алексеевич записал в свой диктофон на этот счёт:

Сразу после принятия решения о расхолаживании 4-го блока было принято решение об обсуждении вопроса о городе Припяти. 26-го вечером радиационная обстановка в нем была еще более или менее благополучная. Измеряемые от миллирентгена в час до максимальных значений десятков миллирентген в час, конечно это не здоровая обстановка, но она еще позволяла казалось бы какие-то размышления.
Вот в этих условиях с одной стороны, повторяющихся радиационных измерений, с другой стороны, в условиях, когда медицина была ограничена сложившимися порядками, инструкциями, в соответствии с которыми эвакуация могла быть начата в том случае, если бы для гражданского населения существовала бы опасность получить 25 биологических рентген на человека в течении какого-то периода времени пребывая в этой зоне и обязательной такая эвакуация становилась только в том случае, если бы угроза получения населением 75 биологических рентген на человека во время пребывания в пораженной зоне. А в интервале от 25 до 75 рентген право принять решение принадлежало местным органам. Вот в этих условиях и шли дискуссии, но тут я должен сказать, что физики, особенно, Виктор Алексеевич СИДОРЕНКО, предчувствуя, что динамика будет меняться не в лучшую сторону, настаивали на обязательном принятии решения об эвакуации, но и, значит, медики здесь, что-ли, уступили физикам и где-то в 10 или 11 часов вечера 26-го апреля Борис Евдокимович (Щербина), прослушав нашу дискуссию, принял решение об обязательной эвакуации.
После этого представители Украины: тов. ПЛЮЩЬ и тов. НИКОЛАЕВ приступили к немедленной подготовке эвакуации города на следующий день. Это была не простая процедура, нужно было организовать необходимое количество транспорта. Оно было вызвано из Киева. Нужно было точно разведать маршруты, по которым вести население, а генерал БЕРДОВ возглавил работу по их определению и оповещению населения с тем, чтобы они не выходили из каменных домов. К сожалению это значит, что информация шла путем устного информирования через заходы в подъезды, вывешивания всяких объявлений и, видимо, не до всех дошла, потому, что утром 27 на улицах города можно было видеть и матерей, везущих в колясках своих детей, детишек, перемещающихся по городу и вообще некоторые, так сказать признаки такой обычной воскресной жизни.
Нам одиннадцать часов утра уже было официально объявлено, что весь город будет эвакуирован к 14 часом. Был полностью собран весь необходимый транспорт, определены маршруты следования и прямо в два, два с половиной часа, практически весь город, за исключением персонала, так же определенного, только который был необходим для функционирования коммунальных служб города и для тех 13 людей, которые были связаны со станцией, вся остальная часть населения город покинула. Персонал, который должен был обслуживать Чернобыльскую АЭС был перемещен в пионерский лагерь "Сказочный", находящийся за десять км. от г. Припяти.

Т.е. сам Легасов говорит, что уровень радиации не опасен для жителей Припяти, а лишь может стать таковым. Но в сериале — требовал расширить зону отчуждения на сотни км.

«Точность стала нашей философией» (С) Крейг Мазин

Далее Ульяна Хамюк приходит на приём к заместителю секретаря коммунистической партии и требует от него эвакуации Минска. Стоит ли говорить, что заместитель секретаря коммунистической партии не принимает таких решений? Стоит ли говорить, что в Минске, на момент аварии, жило полтора миллиона человек, и их эвакуация – это как ТРИДЦАТЬ ЭВАКУАЦИЙ ПРИПЯТИ. Вы не понимаете разницу, между эвакуацией пятидесяти тысяч человек и полутора миллионов? Но это ещё не то, из-за чего я решился делать этот обзор. Самое главное впереди.

Герои по принуждению

Линия с шахтёрами вызвала у многих восторг: «Такие смелые шахтёры, как они показывают всем свою брутальность, вон, даже голые ходят». Вот только эта сюжетная линия является одной из самых лживых.

Коротко опишем её:

Министр угольной промышленности СССР едет на шахту в Тулу с двумя автоматчиками, чтобы принудить шахтёров ехать в Чернобыль. Когда те спрашивают, куда их собираются везти – говорит, что это секретная информация. Через минуту оказывается, что не секретная и выдаёт, что ехать нужно на ликвидацию последствий аварии в Чернобыле. Автоматчики наставляют оружие на шахтёров. Шахтёры показывают свою брутальность: пачкают костюм министра и едут в Чернобыль.

В Чернобыле глава смены говорит, что ребята будут работать круглыми сутками, чтобы не провести здесь лишнего часа. Работать их заставляют по-старинке — лопатами. После чего шахтёром становится жарко и они раздеваются до гола, поскольку им не дали вентиляторы.

В конце говорится, что из 400 шахтёров, работавших круглые сутки, сотня умерла не достигнув 40 лет. При этом используется слово «предполагается». Кем предполагается и как вычисляли это число – не уточнили.

Дело в том, что мне даже не нужно самому что-либо говорить, чтобы доказать, что эта линия самая лживая. Достаточно озвучить несколько цитат Председатель Тульской Областной организации инвалидов Союз «Чернобыль» Владимира Наумова.

«Мне тогда было 30 лет, — вспоминает Владимир Николаевич. – Я работал на одной из шахт Тульской области. Как только случилась авария, на ликвидацию ее последствий стали набирать шахтеров. Нам, было дано серьезное и значимое задание, о котором вообще мало, кто знает. Начну с того, что из шахтеров в Чернобыль по-
ехали только лучшие проходчики, добровольцы, прошедшие строгий отбор Парткома! На АЭС нас привезли спустя 18 дней со взрыва реактора. В первый день приезда – сразу на смену.»
«Работы шахтеры вели круглосуточно в восемь смен. Каждая трудилась по три часа. Любой член бригады знал, что он должен сделать за это время. Все смены объединены в «вахту». Срок работы на станции каждой «вахты» – пятнадцать дней.»
«А диаметр небольшой, всего метр восемьдесят. Но это для шахтеров привычное дело. Главная трудность поначалу заключалась в радиации. Там, где начинали работу, доходило до 3-4 рентгенов в час. Но когда вошли в забой, она установилась в допустимых нормах. Работу вели силами комплексных бригад, в каждую из них входили проходчики и механизаторы, электрослесари, машинисты кранов и бульдозеров. Эти бригады и осуществляли проходку тоннеля до так называемой плиты под реактором. Последние пять-шесть метров проходили вручную.» [3]

Т.е. никого не заставляли ехать в Чернобыль, а наоборот, выбирали среди претендентов. Работали не круглые сутки – а по 3 часа. Возможно имелось ввиду, что работали посменно круглые сутки. Но тогда зачем на них акцентировано такое внимание? Так работали практически везде (например, на АЭС) и работают до сих пор во многих местах. А вручную проходили только последние пять-шесть метров тоннеля.

Отдельное удовольствие — сцена с автоматчиками. Она нарушает не только исторический реализм, но и законы логики. Зачем брать автоматчиков, если их двое, а шахтёров — 4 сотни? Какой смысл запугивать шахтёров, если в стране люди воспитываются так, что готовы на амбразуру кинуться, когда это необходимо для спасения жизней? Откуда шахтёры знают, что в Чернобыле настолько опасно и их везут на смерть?

Про историзм этой сцены неплохо высказался Бочаров Лев Леонидович (на момент аварии главный инженер управления строительством Минсредмаша СССР по ликвидации аварии на ЧАЭС). Он отвечал за строительство саркофага над 4 энергоблоком.

«Там даже Рыжков (председатель совета министров СССР) ни с какой охраной не был. Щербина — заместитель председателя совета министров — без охраны. Всё были одинаковые (внешне), ты даже не найдёшь начальника, не увидишь. Все одинаково одеты. Все в одинаковой спецовке.» [4]

А настоящему министру угольной промышленности, Михаилу Щадову, на момент аварии было 59 лет. Неплохо так сохранился, по версии HBO. И Михаил Щадов не разъезжал с автоматчиками по шахтам, заставляя шахтёров работать, а координировал их действия при ликвидации аварии, лично находясь на рабочем участке. Легасов, кстати, высоко оценивает труд Щадова в своей диктофонной записи [9].

Несколько раз возникало стойкое ощущение — невозможно поверить в то, что на самом деле происходило. Если бы я писал это как выдумку, зрители бы тут же заклеймили фильм как нереалистичный, потому что уровень возникшего отрицания — особенно в ночь самого взрыва — поистине невероятный, шокирующий. Местами приходилось даже снижать градус реализма. © Крейг Мазин

КГБ запрещает модифицировать РБМК

Последняя сюжетная линия пусть и не является самой лживой, но ложь в ней бьёт туда, куда нужно создателям - по сознанию людей.

Сама её завязка идиотична: КГБ не даёт зампреду правительства СССР, который курирует министерство энергетики всего Союза, модифицировать реакторы, чтобы предотвратить повторение аварии. Тут даже не нужно говорить, что это вне компетенции КГБ. Тут нужно задать один вопрос: простите, а что, Щербине больше всех надо? А КГБ не заинтересован в том, чтобы авария не повторилась? Но мотивация КГБ просто ГЕНИАЛЬНА, вдумайтесь:

КГБ считает, что модифицировать реакторы – значит признать свои ошибки, а ошибок в Советском Союзе быть не может.

Мне это, к слову, напоминает другой фильм о СССР, где говорится, что в Советском Союзе убийц нет, поэтому расследовать убийства мы не будем.

1 из 2
1 из 2

Так вот, Легасову приходится врать в Вене, чтобы КГБ позволил модифицировать реакторы. Вот только в докладе в Вене Легасов упоминает, что среди причин аварии можно выделить несовершенство РБМК. Но это неинтересно.

Материалы доклада Легасова в Вене [5]
Материалы доклада Легасова в Вене [5]

А вот отчёт комиссии Всесоюзного исследовательского института по эксплуатации атомных электростанций 1986 год, где ошибки персонала являются лишь одной из трёх причин. Первая же – физические особенности реактора РБМК. Вторая – недостаток конструкции системы управления и защиты[6].

Этого вам мало? Хорошо, держите отчёт комиссии при Госпроматомнадзоре СССР. Где первой причиной аварии указываются ФИЗИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ реактора[7].

А как на самом деле Валерий Алексеевич относился к работникам КГБ? Ведь действительно, кто может любить сотрудников, которые только и занимаются, что бесконечной слежкой за всеми людьми в стране:

Я привык относиться к людям, работающим в Комитете Государственной Безопасности по роду своей деятельности как к людям, которые сохраняют государственную тайну, организуют контроль тех людей, которые допущены к особо секретным и особо важным работам. Организуют службы, которые позволяют сохранить все документы, техническую документацию, переписку, которые следят за тем, чтобы была сохранена государственная тайна. С этой точки зрения, главным образом я знал КГБ, но и по рассказам и по литературе знал о той части этого комитета, которая занимается разведывательной или контрразведывательной работой. В Чернобыле мне пришлось столкнуться с высоко организованными с очень четкими молодыми людьми, которые наилучшим образом выполняли те функции, которые там на них легли. А на них легли функции, в общем не простые: первая организация четкой и надежной связи. Это было сделано в течении буквально суток.
По всем каналам, причем тихо, спокойно, очень уверено и видел я кругом молодых людей, которые возглавлялись Фёдором Алексеевичем ЩЕРБАКОВЫМ, там же работающим. Но все это было сделано просто удивительно четко и быстро. Кроме того на их плечи легла забота, чтобы проблема эвакуации проходила без паники, что бы не было каких-то там панических настроений, каких-то эксцессов, которые мешали бы нормальной работе. И они вели такую работу, но как они ее вели, как они ее делали, я до сих пор не могу себе представить, потому, что знал только результат этой работы. Действительно никаких проявлений, мешающих организации этой, в общем не обычной, трудной работы, не было и в этом я был просто восхищен и технической вооруженностью и культурой грамотностью этой группы. [11]

Суд над виновниками аварии выглядит просто бредово. Моё уважение декораторам, которые весьма точно перенесли на экран настоящий зал, в котором проходило судебное заседание. Но я не верю, что на экране настоящий суд. Тут свидетелям не задают вопросов и не зачитывают их прав. Они сами выходят, как в театре, и начинают свой вольный рассказ. Защита, которая уже тогда имела полное право задавать вопросы к свидетелям, этим не пользуется, впрочем как суд и обвинение. За весь судебный процесс суд задал лишь один вопрос: «Почему?». И тогда Легасов начал истерику, мол, всё плохо в Союзе, потому что на всём экономят. На что ему говорят, мол, мужик, это противоречит тому, что ты говорил в Вене. Вот только нет, не противоречит, а лишь дополняет. Потому что и в Вене Легасов говорил о несовершенстве РБМК. А сам Легасов его не писал, а лишь координировал его авторов, потому что он химик, а не физик. Но это неинтересно.

Но ведь в титрах не соврут, правда?

Далее происходит самое интересное. Знаете, когда в конце фильма, основанного на реальных событиях, дают историческую справку, мол, кто, где и когда. Так вот, тут это есть. И тут рассказывают интереснейшие вещи.

Первое – это информация про многих учёных, которые были подвергнуты осуждению, аресту и тюремному заключению за то, что они высказывались против официальной версии аварии на ЧАЭС. Я очень тщательно искал и не нашёл ни одного человека, кроме тех, кто был осужден на упомянутом в сериале процессе, где судили непосредственно виновников аварии. Возможно, я не прав и недостаточно тщательно искал. Так почему же создателям сериала не упомянуть фамилии этих борцов за правду? Я думаю, что причина проста: таковых нет.

Далее про мост, с которого смотрели на аварию (исключительно в книге «Чернобыльская молитва» и сериале «Чернобыль). Тут нам говорят, что, считается, что никто из смотрящих с моста не выжил. Кем считается, откуда данные? Непонятно. Я вам простую вещь поясню: есть такой человек — Борис Столярчук – он был в ту ночь на АЭС и получил в сотни раз больше облучения, чем те люди, которые якобы стояли на том мосту. И знаете что? Борис дожил до наших дней. Да и сам Дятлов умер в 64 года, при том, что долгое время находился в заключении.

Хотя вероятно, тут косяк перевода, ведь has been reported — может переводиться как «говорят» в смысле сплетничают. В таком случае в укор можно ставить лишь то, что сплетни выносят на большие киноэкраны и выдают их за великую правду.

Далее очень интересная словесная эквилибристика, в ходе которой создатели сериала противоречат сами себе, вдумайтесь:

Никто не знает, сколько погибло людей из-за Чернобыля (уже хорошее начало для того, чтобы дать какие-то цифры): данные разнятся от 4 до 93 тысяч человек (очень неплохо разнятся). Советская оценка не менялась с 1987 года (ух, целых 30 лет не менялась, кровавые совки): по ней погиб 31 человек. Ой, так получается данные разнятся не от 4 тысяч, а от 31 человека, так? Не то, чтобы я склонялся к официальной советской численности погибших, которая не обновлялась по банальной причине: Советского Союза больше нет. Но если ты говоришь, что данные разнятся и точных цифр нет — так приведи верный разброс. К слову, сам Легасов на тех самых кассетах, записанных перед самоубийством высказал своё мнение о количестве жертв, которое далеко от самого низкого показателя HBO:

И вот после того когда стало ясно, что число жертв происшедшей аварии ограничивается несколькими сотнями человек, причем десятки человек это тяжело пострадавшие люди, остальные люди излечиваемые, то главная проблема была обезопасить население, проживающее вдоль бассейна Днепра. Это была такая центральная и очень острая задача. Конечно же проводились измерения уровня загрязнения самой воды. [9]

«Мы говорим о большом количестве материалов, которые являются собственностью Советского Союза. Нам пришлось подключить множество каналов, чтобы удостовериться, что эти материалы у нас на законных основаниях. Наш продюсер Сэнна Уоленберг провернула выдающуюся операцию по сбору всех материалов на протяжении долгих месяцев», — говорит Мазин. [8]

Заключение

Невероятно качественный сериал, созданный талантливыми людьми был бы очень хорош, если бы его создатели не трубили во все стороны о его исторической достоверности. Подвиг советского народа, конечно, воспет, но воспет как-то по-особенному, подобно воспеванию Никиты Сергеевича Михалкова. Внимание к деталям действительно было серьёзным и его невозможно не заметить. Видно, что авторы изучили огромный массив данных о Советском Союзе того периода и непосредственно аварии на ЧАЭС. Изучив такое количество информации не знать о том, что было описано мной в статье — невозможно. Значит, очевидно, создатели лгали намеренно. С целью усиления драматизма или с какой-либо другой — это решать уже вам.

Поддержать выход работ можно нажав сюда.

Cписок источников: