Почему люфтваффе проиграл битву в воздухе СССР?

5 June

Просматривая списки сбитых экспертами Люфтваффе, можно заметить, что основное количество побед одержано гансами именно на Восточном фронте. Нет, на первый взгляд — ничего удивительного. Ежу понятно, что самые жаркие воздушные схватки в ходе Второй Мировой происходили между стервятниками Геринга и сталинскими соколами. Но…

Вот именно — «но»! Открываем «личный счёт» Хартманна, о котором, допустим, Википедия (не сочтите за дурной тон обращение к столь ненадёжному источнику) пишет как о «наиболее результативном пилоте-истребителе за всю историю авиации». Так вот, этот интернет-панегирик намекает на 352 победы, из них 347 — над самолётами Советского Союза! И это при том, что начиная с весны 1944 года его Jagdgeschwader 52 занималась «Обороной Рейха». Не слишком ли сильный перекос?

Листаем дальше. Сослуживец Хартманна, Герд Баркхорн. 301 победа, и все на Восточном фронте. Гюнтер Ралль из той же 52-й эскадры — 275 сбитых, из них 241 советский истребитель. Нет, серьёзно? Неужто 52-я была таким гладом, мором и землетрясением по местам для ВВС РККА?

Быть может, в других подразделениях статистика значительно отличалась? Пожалуйста, Эрих Рудорфер. Сменил три эскадры за годы службы. Западный фронт — 60 побед (о, уже что-то!), Северная Африка — 26, а вот побед над советскими самолётами — аж целых 136! Даже если предположить, что этот отважный рыцарь небес кое-где прилгнул насчёт своих заоблачных достижений за облаками (а повод заподозрить заподозрить его есть, да-да), всё равно пропорции явно не в пользу Красной армии.

Кстати, действительно. Пририсовать себе пару отметок за здорово живёшь любили все. Есть мнение, что такими приписками особо грешили финские асы. Известны случаи, когда какой-нибудь финский истребитель «терялся» в облаках, а потом как ни в чём не бывало появлялся на аэродроме базирования, и пилот гордо объявлял — «Отстал от группы, встретил два советских самолёта, в два захода срезал обоих». И при этом не получил ни единого попадания, ага.

Например, лучший ас Финляндии Эйно Илмари Юутилайнен за все свои 437 боевых (сначала — на доисторических D.XXI и «Брюстере», а потом и на мессерах) сбил 94 советских самолета. Ну, так считается. И ни одной пробоины, серьёзно! При этом в ходе Зимней войны Юутилайнен совершил 115 боевых вылетов. Одержал две подтверждённые победы.

Впрочем, это всё лирика. Разумеется, каждый пилот страдал (а порой и получал удовольствие) от искушения приукрасить свои скромные успехи. Недаром советским лётчикам засчитывали в основном только те победы, которые имели подтверждение с земли. От такого развития событий, например, испытывал неиллюзорный дискомфорт Покрышкин. Какая уж тут «земля», если ты ведёшь бой в полусотне километров от берега, над морем! И ведь другие лётчики видят, как ты подпалил пятую точку какому-нибудь румыну. Но их свидетельства — не свидетельства. Должна подтвердить земля!

И снова мы ударились в лирическое наступление. А речь-то шла о том, что пилоты люфтваффе одерживали в войне против СССР побед больше, чем над остальными Союзниками, в разы. А то и на порядок. И даже если списать самые выдающиеся «достижения» на гламур и пафос геббельсовской пропаганды, приходится признать — отчего-то в небе «Востока» фрицоте жилось в целом комфортней, нежели над родным Рейхом, который гансы обороняли от…

Ага. Видимо, именно в этом и суть. Гуманитарные бомбардировки силами проклятых англосаксов нанесли промзонам и инфраструктуре Тысячелетнего Рейха определённый урон уже на десятом году его существования, в 1943-м. Например, специальными «прыгающими» бомбами (нет, не каучуковыми) была разрушена одна из плотин Рурской долины. Смыло порядка полутора тысяч белокурых арийцев и соответствующих ариек. В середине года ковровым бомбардировкам пыл подвергнут Гамбург. А осенью 36 тысяч тонн бомб смешали с чернозёмом заводы по производству гитлеровского «оружия возмездия».

Начиналось веселье. 20 февраля 1944 года стартовала операция «Аргумент», она же «Большая неделя» (Big Week). К тому моменту стало очевидно, что десяток крупнокалиберных пулемётов — совсем неплохая защита для тяжёлого бомбардировщика, прущего со скоростью 250 миль/ч на высоте в 15 тысяч футов. Особенно, если этих бомбардировщиков — несколько десятков. А лучше — сотен. И построены они в какой-нибудь «combat box». Кто не знает — это такое плотное построение бомберов, при котором любой налетающий перехватчик гарантированно попадает под огонь с трёх-четырёх сторон. В такой нервной обстановке по цели, размером с «Летающую крепость», попадает в среднем один снаряд авиапушки из 50. Какой там боекомплект 20-мм пушек «фокке-вульфа»? От 125 до 250 выстрелов на ствол, так ведь? В идеальных условиях четыре таких орудия за секунду распиливали любой бомбовоз. Но то в идеальных… На деле же выходило сильно по-разному!

На этом фоне показательна история гауптмана Ганса Филиппа. Счёт его личных побед после 22 июня 1941 года распухал, как на дрожжах. «Сражаться с двумя десятками русских истребителей или с английскими «Спитфайрами» было в радость. И никто не задумывался при этом над смыслом жизни» — так говаривал этот незаурядный «специалист» по русским истребителям. 178 побед в боях против советских самолётов и соответствующие мечи к Рыцарскому кресту намекают.

Однако время шло, мощь 8-й Воздушной армии США и опыт её пилотов росли, и вот прославленного лётчика-истребителя назначают командиром знаменитой 1-й истребительной эскадры, которой надлежало эту самую Восьмую армию наказать. Отныне он отвечает не только за себя и своих подчинённых, но и за чистое незамутнённое небо Германии, покой которого неоднократно гарантировал рейхсминистр авиации Геринг. Кстати, говорят, что именно он был прототипом Карлсона.

Здесь, на Западе, всё было иначе. С одной стороны — пивко, мягкая постель, свежие булочки, свежие девочки и свежая пресса по утрам. С другой… «Когда на тебя летят семьдесят огромных «Летающих крепостей», перед глазами встают все твои прежние грехи. И даже если ведущий пилот смог собраться с духом, то сколько надо было боли и нервов, чтобы заставить совладать с собой каждого летчика в эскадрилье, особенно новичков,» — так говаривал Филипп. Да, молодые лётчики, с мясом вырванные из тёплых кафешантанов, с большой неохотой заходили на строй В-17, которые всё чаще и чаще не давали спать рядовому труженику Рейха.

Авиапушка MG 151/20 El. вполне позволяла гарантировать отпевание любому противнику, в т.ч. и «Летающей крепости». Для этого, по статистике, нужно было всего лишь раз двадцать попасть по цели. Т.е. выпустить по ней полный боекомплект и ещё немножко. Мы же помним, что в среднем по В-17 попадал лишь один снаряд из пятидесяти? А если этих целей не одна, а допустим — сто, и каждая везёт по десятку крупнокалиберных пулемётов, стрелки которых спят и видят, как бы пощекотать брюшко твоему истребителю… В общем, есть отчего даже бывалому пилоту припустить тёпленького в кальсоны!

Что характерно, Ганс Филипп не зря упоминал про «…на тебя летят семьдесят огромных «Летающих крепостей»». При атаке «в лоб» обычно хватало каких-то пяти попаданий, чтобы отправить заокеанских жидонигр в страну вечной Кванзы. Дело за малым — в нужный момент оказаться прямо напротив двадцати девяти тонн алюминия, стали, динамита, бензина и ливера, которые ненавязчиво приближаются к твоей переносице со скоростью 400 км/ч! Кто желает проверить — включаем старый-добрый «Ил-2: Забытые сражения» и наслаждаемся скоростью собственной реакции. Тут главное — кресло не прожечь. А теперь представим всё то же самое, но в реальности...

В общем, непростое это дело, бодаться с сотней «Летающих крепостей».

Хотя херр гауптман окончил свою жизнь не воткнувшись в крыло би-семнадцатого, а в своём любимом бою против истребителей. Случилось это 8 октября 1943 года, когда он вместе с остальной Первой эскадрой вылетел на перехват полутора сотен бомбардировщиков. Вот только 250 истребителей сопровождения гарантировали, что отыграть хорька в курятнике фрицам не удастся.

Ганс Филипп и в этом вылете успел нашпиговать металлом истребитель противника. Потом нырнул в облако, успел крикнуть ведомому по радио: «Атакуй!» и…

«Тандерболт», знаете ли, мощная и живучая машина. Не слишком вёрткая, конечно. Однако насколько стремительно, по-вашему, должен маневрировать самый крупный одномоторный истребитель? Во всяком случае, самый крупный на тот момент. Его магия не в манёвре, а в дальности, скорости и восьми крупнокалиберных пулемётах. И если уж ты попал ему в прицел, то не крути мозг моему коту, а просто прыгай и надейся на милость богов ветра и криворукость гремлинов, рвущих твой парашют.

Если же удача тебе изменила, как Филиппу, то будь уверен — тебя расплещет о поверхность планеты от Нойенхауса до Бремена. Во всяком случае, примерно так вышло с нашим гауптманом. Да и Сехримнир с ним.

Одно можно утверждать точно — плотные строи сотен бомбардировщиков, ощетинившиеся трассерами, как шипами, не так-то просто разрушить. Поэтому для люфтваффе даже была создана специальная модификация тяжёлого истребителя Ме.410, которая получила соответствующее название — «Zerstörer», т.е. «разрушитель». Казалось бы, чего проще — снарядами пушек калибра 30 мм (а в некоторых модификациях — и 50) развали головной самолёт, очередями пулемётов распугай остальных — и вот уже вражеские бомбы сыпятся в чисто поле, а не на головы бременским музыкантам и гамбургским петухам. Вот только когда оказывалось, что «мустанги» и «тандерболты» не возвращаются на базу из-за нехватки топлива, а таки готовы принять бой, «разрушителям» приходил неиллюзорный четверг. Яркий пример этого — атака американскими бомбардировщиками нефтеперегонных заводов под Веной 26 июня 1944 года. Отряд бомберов был атакован двумя десятками немецких «разрушителей». Те и из пушек били, и из пулемётов, и ракеты пустили… И всё в белый свет. Горело потом в тех краях не только на нефтезаводах, но и в кабинетах высокого начальства.

Собственно, вот он, секрет успеха. Берём годноту, собираем её в один большой кулак и пару маленьких подкулачников и наносим удар. Нет, не так. УДАР!!! Чтобы всё кругом в пыль, труху и расторопшу. И никакие асы из асов не помешают вам превратить их Железные кресты в берёзовые.

Говоря проще, даже лучшие фронтовые лётчики-истребители оказались не в силах нащипать пёрышек с многосотенных налётов Восьмого флота. Одно дело — срезать одинокий отставший «Ил», и совсем другое — пикировать на четыре десятка «Летающих крепостей», в каждом из которых сидит десяток негров из Арканзаса, так и мечтающих срезать с тебя скальп… Или чем они там развлекаются обычно? В этом и секрет весьма скромных успехов защитников Рейха. Да, они были карающим мечом люфтваффе на фронте. А вот в ПВО... Ну не шмогли они в отражение массированных налётов. Не шмогли. И это хорошо.

Автор - Павел Заикин.