Война за Африку между Португалией и Нидерландами

4,4k full reads
5,8k story viewsUnique page visitors
4,4k read the story to the endThat's 76% of the total page views
4 minutes — average reading time

Сегодня, как водится, издалека начнем разговор про один из самых неожиданных альянсов за всю историю Африки и, дай-то бог, когда-нибудь поговорим о том, как потомки англичан, голландцев и португальцев с коммунизмом боролись, да не побороли.

Предыстория начинается еще с дремучих времен, когда баобабы были высоки, негроиды необузданны, а европейцы еще не начали играть в пресловутую толерантность. Африка всегда была источником не только невиданных зверей, растений и пряностей. Самыми лакомыми сокровищами Черного континента были:

а) чернокожие рабы (уже после того, как ирландцы стали мейнстримом), купленные у прибрежных племен (к слову, экономика целых племен была построена на торговле рабами с европейцами). Тут все, в принципе, понятно, колонии и плантации есть уже примерно у всех значимых игроков международной арены.

б) как ни странно, земля на пути к Индии, Гоа, Яве, Суматре и прочим южноазиатским колониям. Кораблям нужно докование, команде – отдых, провизия, женщины, а Родине нужны новые земли во славу короны. Плюс ко всему форты на пути к Юго-Восточной Азии были, как бы это сказать… весомым фактором локальной гегемонии. Не стоит забывать, что конкурентов много, и все они не прочь поживиться за твой счет.

Первыми в колониальную гонку включились португальцы. Уже в конце 15 века они начали открывать для себя Гвинейский залив и основывать форты на островах Кабо-Верде, Сан-Томе и Принсипи, а также на территории континентальной Гвинеи. Именно от этих лет стоит вообще отсчитывать историю Золотого Треугольника – работорговля начала набирать немыслимые обороты с приходом португальцев, которым необходимо было колоссальное количество рабов для плантаций Бразилии. Индейцы «ловились» плохо, работали также спустя рукава, были склонны к побегам и часто умирали от завезенных болезней. Ввоз же негров из Гвинеи принес португальцам изрядную прибыль.

Хорошее, полноценное вторжение на африканский материк португальцы начали после экспедиции Васко да Гамы, прошедшей по следам Бартоломеу Диаша, открывателя Мыса Доброй Надежды (запомните это название, о нем еще будет много сказано). Эта экспедиция впервые открыла для европейцев берега восточной Африки, современный Мозамбик. Португальцы сразу оценили стратегическое значение этих земель на пути к пряностям Юго-Восточной Азии, и в 1505 году ими был захвачен форт Софала, принадлежащий на тот момент государству Мономатапа. Дальнейшая экспансия в эти земли привела к развитию на территории Капитанства Софала нескольких фортов, в том числе ключевого порта Сан-Себастьян на острове Мозамбик. В 1569 году капитаном Франсишку Баррету была предпринята крупная экспедиция вглубь Мономатапы за легендарными золотыми сокровищами. Золотые копи португальцы действительно нашли, и вскоре поток золота и рабов хлынул в Португалию и ее колонии.

В 1576 году португальцами был основан порт Сан-Паулу-ди-Луанда на берегах Анголы. С этого момента работорговля не то, что расцвела пышным цветом, а достигла ошеломляющих масштабов. Всего, по подсчетам историков, с территории Анголы было вывезено в Бразилию порядка 5 млн рабов (треть Москвы для масштаба). И, вот удача, в Анголе снова было обнаружено золото! Казалось бы, на тот момент дальнейшее полное превосходство португальцев в Африке было предопределено чуть более, чем полностью. Почему так не произошло? Скорее всего, Африка рассматривалась португальской короной как придаток к Бразилии, обеспечивающий ее рабами и иногда дающий золото, позволяющее вкладываться в нее.

И вот тут на сцену Южной Африки выходит новый игрок. Игрок, весьма обделенный землями. Игрок, у которого на тот момент за плечами была победа над мировым гегемоном. Игрок, который настолько жаждал суши, что был готов отвоевать ее даже у моря. Встречайте, на ринг выходят Нидерланды!

Стоит понимать, что на момент прямой конфронтации с португальцами у Нидерландов уже была довольно серьезная торговая сеть на территории Юго-Восточной Азии. Голландские мореходы уже вовсю торговали корицей, мускатным орехом, гвоздикой – грузами, которые по приезде в Европу иногда ценились дороже золота. У Голландской Ост-Индской компании к началу 17 века была сеть факторий, охватывавших Сиам, Формозу, Цейлон, Малакку, Индостан. Для таких длительных плаваний голландцам нужна инфраструктура на всем пути плаваний от Нидерландов до Ост-Индии. И они обзаводятся такой инфраструктурой практически с налета.

С 1606 года Португалия и Республика Соединенных провинций воюют за колонии сразу на трех театрах военных действий: в Бразилии, в Африке и в Юго-Восточной Азии. На азиатском театре военных действий голландское превосходство вырисовывается почти сразу, но в Бразилии португальцы берут верх. Основное противостояние войны дислоцируется в Африке – за форты Анголы и Гвинеи разворачивается нешуточная борьба. Лишь к 1648 году (да, голландцы всегда были мастерами затяжных войн с иберийцами) португальцам удается отбить Анголу обратно. Дело для них осложняется необходимостью играть вторую скрипку в испано-португальской унии, которая успеет распасться за время этой войны.

В 1652 году, через 4 года после окончания Восьмидесятилетней войны, Ян фан Рибиек (Jan van Riebeeck) высаживается со своими моряками прямо на мысе Доброй Надежды (проигнорированном португальцами, и очень зря) и строит форт, положивший начало ни много ни мало всей африканерской нации. (Вообще говоря, фан Рибиек является одной из центровых фигур африканерской историографии, в этой среде он зело почитаем как Самый-Главный-Отец-Основатель-После-Дедушки-Крюгера-И-Андриса-Преториуса). Стремительно развиваясь, Капская колония привлекала множество переселенцев из метрополии, а после нарастания межконфессиональной напряженности во Франции туда хлынул поток французских протестантов (к слову, и сейчас многие африканеры носят французские фамилии). Мир с Португалией, заключенный в 1661 году и дающий Нидерландам тотальный карт-бланш на колониальную торговлю с Юго-Восточной Азией, дает колонии мощный толчок к развитию. Как знать, может быть, если бы Соединенные провинции сфокусировались на американском театре военных действий, Латинская Америка была бы вовсе не Латинской?

Расклад сил после голландско-португальской войны не менялся еще многие годы, вплоть до Наполеоновских войн. Обе стороны находили средства на расширение своих колоний, и африканские земли под управлением метрополий могли бы спокойно развиваться до очередного столкновения, но тут вмешался непредвиденный фактор. Англия.

Автор - Павел Ильчук