10 тыс. км в один конец: как сгонять в Китай на своей машине

Благодаря приглашению команды «ГАЗ Рейд Спорт» уже дважды мне удалось съездить на своем «Соболе» в Китай в рамках ралли-марафона «Шелковый путь»: в 2016-м конечной точкой нашего путешествия был Пекин, нынешняя столица государства (11 тыс. км в один конец), а в 2017 году – Сиань, древняя столица, некогда носившая статус крупнейшего города мира (10 тыс. км в один конец). Эти путешествия дали уникальную возможность увидеть изнутри истинную автомобильную жизнь Поднебесной и посетить те районы, которые всегда остаются за кадром во время обычных поездок в Китай в составе организованных туристических групп.

Текст: Николай Марков
Фото: Николай Марков и Константин Гусев

Китай – страна достаточно закрытая для автопутешественников. Сюда нельзя въехать на автомобиле просто так: еще за три месяца до предполагаемой поездки требуется согласовать с китайской стороной точный маршрут (отклоняться от которого нельзя!) и даты поездки, список пассажиров, погранпереходы въезда и выезда, оформить временный ввоз. По прибытии на территорию Китая требуется получить национальное водительское удостоверение, пройти техосмотр и оформить транзитные номера на автомобиль (бумажка с ламинацией, которую требуется разместить за ветровым стеклом). Ну и в довершение – во время всех перемещений автомобиля по территории КНР в его салоне должен находиться местный офицер связи (гид). Сложно? Еще как! После этого становится понятным, почему даже сами китайцы в глубинке зачастую рассматривают заехавшие к ним иностранные автомобили с таким нескрываемым удивлением: да это же событие сродни прилету НЛО!

Вот так выглядят мои китайские «права»…
Вот так выглядят мои китайские «права»…
… а вот так – транзитные номера для автомобиля
… а вот так – транзитные номера для автомобиля

Тем удивительнее прецедент, созданный организаторами «Шелкового пути». В рамках межправительственного соглашения китайская сторона пошла на значительные уступки участникам ралли-марафона, предельно упростив правила въезда. Транзитные номера и «права» мы получили прямо на погранпереходе «автоматом», ехать по КНР разрешили без гидов, техосмотр и залоговые платежи для нас отменили. А обязательного автострахования в Поднебесной нет. Получается, что въезд в Китай для нас по сложности фактически мало чем отличался от въезда в европейские страны!

А вот и наш Соболь 4х4 возле магазинчика на китайской заправке. Машина 2013 года, практически стандартная, с минимумом самых необходимых доработок. В качестве опции установлен трансформируемый салон «Ривьера», дизель Cummins форсирован до 199  л.с., под бампером смонтирована мощная защита радиатора, добавлена принудительная блокировка в передний мост, установлены амортизаторы Plaza TZ
А вот и наш Соболь 4х4 возле магазинчика на китайской заправке. Машина 2013 года, практически стандартная, с минимумом самых необходимых доработок. В качестве опции установлен трансформируемый салон «Ривьера», дизель Cummins форсирован до 199 л.с., под бампером смонтирована мощная защита радиатора, добавлена принудительная блокировка в передний мост, установлены амортизаторы Plaza TZ

Первый приграничный регион со стороны Казахстана – СУАР: Синьцзян-Уйгурский автономный район. По местным понятиям, это очень неспокойный регион, который сравнивают с нашим Северным Кавказом. Тут тоже остро стоят проблемы сепаратизма и терроризма, и это накладывает хорошо заметный отпечаток на окружающую действительность. Например, на улицах регулярно встречаются полицейские патрули и спецназ с автоматическим вооружением. На загородных трассах и въездах в города организованы блок-посты, где поголовно досматривают все местные автомобили. И даже все без исключения автозаправочные станции здесь обнесены колючей проволокой и барьерными заграждениями и охраняются полицейскими в бронежилетах: машины к колонкам пропускают по одной через шлагбаум.

Типичная АЗС в одном из городов СУАР: на въезде – охранники в бронежилетах и касках. Стрелкового оружия при них не наблюдается, но есть щиты и резиновые дубинки. Машины запускаются на территорию по одной к каждой свободной колонке. За городом меры безопасности на заправках строже
Типичная АЗС в одном из городов СУАР: на въезде – охранники в бронежилетах и касках. Стрелкового оружия при них не наблюдается, но есть щиты и резиновые дубинки. Машины запускаются на территорию по одной к каждой свободной колонке. За городом меры безопасности на заправках строже
Даже на самых заштатных загородных дорожках, ведущих «в никуда», организованы полицейские блок-посты с системами видеоконтроля. Проезд местного транспорта через шлагбаум – только после проверки документов и досмотра. Нас, как и всех участников ралли, пропускали транзитом без остановок
Даже на самых заштатных загородных дорожках, ведущих «в никуда», организованы полицейские блок-посты с системами видеоконтроля. Проезд местного транспорта через шлагбаум – только после проверки документов и досмотра. Нас, как и всех участников ралли, пропускали транзитом без остановок

Транспорт у местных силовиков тоже особенный: полицейские микроавтобусы имеют как минимум решетки на окнах и дополнительную защиту картера двигателя. Более серьезный уровень подготовки предполагает также установку локального бронирования, мощного бампера-тарана и наружной системы видеонаблюдения. Встречаются даже спецавтобусы с выдвижными гидроопорами под днищем, которые не позволяют толпе раскачать и опрокинуть машину.

Транспорт отрядов полиции, охранявших бивуак ралли в Чанцзи (пригород Урумчи): автобус Yutong и микроавтобусы IVECO
Транспорт отрядов полиции, охранявших бивуак ралли в Чанцзи (пригород Урумчи): автобус Yutong и микроавтобусы IVECO Power Daily с зарешеченными окнами и дополнительной защитой картера двигателя и нижней части радиатора
Ford
Ford Transit, стоящий на вооружении полицейского спецназа Борталы: его салон частично бронирован, на передних окнах кабины смонтированы решетки, а на крыше установлена система наружного видеонаблюдения. Штатный передний бампер заменен силовым, дополнительная металлическая защита смонтирована поверх капота и перед задним бампером. По бокам установлены подножки и поручни, позволяющие бойцам находиться снаружи движущегося микроавтобуса

В 2016 году мы въезжали в Китай через погранпереход Хоргос. С казахской стороны Хоргос оказался маленькой деревенькой чуть ли не с грунтовой дорожкой до заставы. На противоположной же стороне границы населенный пункт с таким же названием оказался… мегаполисом с небоскребами и 6-полосными проспектами. На самом деле, до размеров мегаполиса разрастись он еще не успел, но лиха беда начало, ведь его возведение началось в 2014 году фактически на пустом месте, а сегодня население города уже превысило 100 тысяч человек!

Прямо в Хоргосе начинается новейшая шикарная автомагистраль G30, протянувшаяся на 4,4 тысячи километров через всю страну с запада на восток, к побережью Желтого моря. Она прекрасно обустроена: ровный асфальт, барьерные заграждения, далеко разнесенные проезжие части встречного направления. В горных районах ловушки-уловители для машин с неисправной тормозной системой порой находятся чуть ли не в зоне прямой видимости друг от друга! Сумасшедший контраст с дорогами Казахстана, где от одного областного города до другого порой приходится ехать чуть ли не по щебеночному грейдеру… Жемчужина магистрали G30 – вантовый мост Гоцзыгоу в тянь-шаньских горах, возвышающийся более чем на 200 метров над ущельем. Не знаю, какая здесь высота над уровнем моря, но облака уже можно потрогать руками.

Уникальный вантовый мост Гоцзыгоу на магистрали G30 в горах Тянь-Шаня: наверху облака можно трогать руками!
Уникальный вантовый мост Гоцзыгоу на магистрали G30 в горах Тянь-Шаня: наверху облака можно трогать руками!

Все автомагистрали в Китае, в том числе и упомянутая G30, платные. Причем стоимость проезда, судя по всему, весьма ощутима для местного населения, поэтому частных «легковушек» на ней немного, да и те в основной массе – дорогие машины премиум-брендов. Основной же трафик – это тяжелые дальнобойные автопоезда или 4-осные грузовики-одиночки. Население окрестных городков и деревушек пользуется иными дорогами местного значения, бесплатными, которые не пересекаются с магистралями. И, что характерно, жители большинства подобных придорожных населенных пунктов преимущественно относятся к категориям от небогатых до нищих: бытовые условия оставляют там желать много лучшего. При этом регион-то нефтедобывающий: по пути нам то и дело встречались действующие нефтяные «качалки». А вокруг них – даже не бараки и не трущобы: местами люди живут чуть ли не в картонных коробках…

Жители большинства придорожных городков и деревушек в пустынных районах СУАР преимущественно относятся к категориям от небогатых до нищих, хотя регион – нефтедобывающий
Жители большинства придорожных городков и деревушек в пустынных районах СУАР преимущественно относятся к категориям от небогатых до нищих, хотя регион – нефтедобывающий

Ближе к Урумчи – главному городу СУАР – картина резко меняется: на горизонте вдруг появляются современные городские кварталы с десятками совсем новых многоэтажек и широкими улицами. Очевидно, что многие из них построены только что, потому как часть дорог между этими домами еще только-только закатывают в асфальт. Но все же, несмотря на высочайшие темпы строительства, сдается мне, что получить квартирку в такой многоэтажке для большинства жителей «картонных коробок» – мечта совершенно несбыточная, учитывая количество этих самых окрестных трущоб…

В северных и западных районах Китая активно ведется строительство новых городов: многоэтажки возводятся десятками. Вот, например, новый жилой квартал неподалеку от Урумчи: дома еще не сданы, подъездная дорога перекрыта – ее только-только укатывают в асфальт, но светофоры уже установлены и включены
В северных и западных районах Китая активно ведется строительство новых городов: многоэтажки возводятся десятками. Вот, например, новый жилой квартал неподалеку от Урумчи: дома еще не сданы, подъездная дорога перекрыта – ее только-только укатывают в асфальт, но светофоры уже установлены и включены

На каком языке разговаривают в Китае? Казалось бы, что за вопрос – конечно же, на китайском. Но на деле все намного сложнее: сегодня на территориях, подконтрольных КНР, у населения в ходу почти три сотни (!) различных языков и диалектов. В районах Внутренней Монголии одним из официальных языков считается монгольский, а в СУАР, населенном преимущественно уйгурами, в ходу тюркские языки, включая и сам уйгурский. А потому на всех дорожных указателях в Синьцзяне китайские иероглифы продублированы вовсе не латиницей, а по-уйгурски – арабской вязью!

На всех дорожных указателях в СУАР китайские иероглифы дублированы по-уйгурски арабской вязью. Обратите внимание на грузовик в кадре: да это же некогда так популярный у нас в стране BAW Фenix! В самом Китае такие машины уже практически не встречаются – слишком старые, вот и экземпляр на фото уже выведен из регулярной эксплуатации, о чем свидетельствуют снятые номерные знаки
На всех дорожных указателях в СУАР китайские иероглифы дублированы по-уйгурски арабской вязью. Обратите внимание на грузовик в кадре: да это же некогда так популярный у нас в стране BAW Фenix! В самом Китае такие машины уже практически не встречаются – слишком старые, вот и экземпляр на фото уже выведен из регулярной эксплуатации, о чем свидетельствуют снятые номерные знаки

По мере продвижения на восток или юго-восток арабская вязь постепенно исчезает с придорожных вывесок, но латинское дублирование на указателях понемногу начинает появляться лишь по достижении центральных районов: от Ланьчжоу и дальше.

Дублирование иероглифов латиницей появляется лишь в центральных провинциях Китая. Обратите внимание на название левого населенного пункта на указателе: «Tumen» по-китайски читается как «Тюмень»!
Дублирование иероглифов латиницей появляется лишь в центральных провинциях Китая. Обратите внимание на название левого населенного пункта на указателе: «Tumen» по-китайски читается как «Тюмень»!

На улицах любых населенных пунктов встречается большое количество грузовой мототехники. Раньше это были бензиновые мотоциклы и мотороллеры, но теперь Китай повсеместно переходит на электротягу. Говорят, что продажа скутеров с двигателями внутреннего сгорания здесь уже запрещена. Отдельная «песня» – трехколесные малотоннажные и даже среднетоннажные грузовики. Среди них существуют даже модели с двускатной ошиновкой заднего моста! Когда-то это был очень популярный вид транспорта: более дешевый, чем традиционные грузовые автомобили. Естественно, управляемость, устойчивость и комфорт этих «гравицап» являлись понятиями весьма относительными… Встретить такой транспорт в Китае пока еще можно, но он явно сдает позиции.

Грузовая мототехника до сих пор крайне популярна как в крупных городах, так и в провинции
Грузовая мототехника до сих пор крайне популярна как в крупных городах, так и в провинции
А эту «трехколеску» мотоциклом уже не назовешь: Wuxing 7YP-1775D3B производства компании Foton
А эту «трехколеску» мотоциклом уже не назовешь: Wuxing 7YP-1775D3B производства компании Foton Lovol из провинции Шэньдун без нагрузки весит 1,2 тонны, а ее полная масса достигает 2 тонн. Правда, силовой агрегат у нее «игрушечный»: дизель объемом 1,5 литра развивает всего 20 сил, так что максимальная скорость данного агрегата не превышает 50 км/ч

По дорогам вся эта мототехника передвигается по-восточному хаотично: одни едут по правой обочине по ходу движения, другие – навстречу, третьи движутся вдоль осевой. При этом шлемами не пользуется никто – ни водители, ни пассажиры. В любой момент кто-то из таких «развозчиков» может начать пересекать дорогу по диагонали, и далеко не все считают необходимым включать фары в темноте – впрочем, то же самое касается и многочисленных тракторов в сельской местности. Для полноты картины можно упомянуть еще про весьма вольное отношение местных водителей к сплошной линии разметки и про полное игнорирование автомобилистами пешеходов на «зебре». К слову, поведение самих пешеходов не лучше. Например, у крестьян, возвращающихся поздно вечером с полей в свои деревни, напрочь отсутствует чувство самосохранения: они целыми группами могут идти прямо по неосвещенной проезжей части в попутном с автомобилями направлении. Но, что интересно, аварий мало: видимо, все участники дорожного движения априори готовы к такому развитию событий.

Мототехника и трехколесные грузовички ездят хаотично: могут запросто поехать в лоб по встречной обочине
Мототехника и трехколесные грузовички ездят хаотично: могут запросто поехать в лоб по встречной обочине

На китайских дорогах между водителями грузовиков, судя по всему, отсутствует взаимопомощь. Однажды мы увидели, как у автопоезда на встречной полосе вспыхнул груз – один из перевозимых на полуприцепе-площадке новеньких грузовых мотороллеров. Не знаю, что послужило первопричиной – вероятно, замыкание в проводке – но огонь быстро распространился и на три соседних мотороллера. Когда я, вооружившись лопатой и огнетушителем, перебежал на другую сторону дороги, водители уже расцепили автопоезд и частично столкнули горящие мотороллеры с платформы на землю, чтобы пламя не перекинулось на стоящие дальше бетономешалки. Моего 2-килограммового огнетушителя не хватило даже, чтобы полностью потушить хотя бы одно горящее колесо, поэтому дальше я при помощи лопаты закидывал огонь песком с обочины, а водители заливали его водой, которую сливали в ведра из бака на полуприцепе. Минут за 10-15 возгорание удалось полностью ликвидировать. За это время мимо нас проехало не менее сотни других дальнобойных автопоездов, водители которых прекрасно видели пожар. Но никто из них не остановился, чтобы помочь своим коллегам.

Помогать тушить вспыхнувшие на полуприцепе мотороллеры остановились только мы. Все без исключения местные водители проезжали мимо, как ни в чем не бывало
Помогать тушить вспыхнувшие на полуприцепе мотороллеры остановились только мы. Все без исключения местные водители проезжали мимо, как ни в чем не бывало

Продолжение следует!
Не забывайте ставить «лайк», если материал вам понравился, и подписываться на канал «МАШИНА», чтобы не пропустить продолжение!