Владимир Лёвкин: За кадром звёздной жизни

Культура

Владимир Лёвкин, солист золотого состава группы «На-На» , поэт, композитор, продюсер, общественный деятель

Карабас-Барабас

Как я могу плохо относиться к учителю, если я смотрел, как он работает, я смотрел, как он общается с людьми, как он выстраивает программу концерта. И я пошёл в ГИТИС именно потому, что я понимал, что есть определённая теория, есть, скажем, Иоаким Георгиевич Шароев, у которого мы все практически учились. И для меня очень важно соединить теорию с практикой.

«На-На» был первый профессиональный boysband, я имею в виду профессиональный boysband. До этого был «Ласковый май», потом всё остальное. Здесь всё было профессионально. Если мы куда-то шли все вместе, мы все вместе уходили. Мы были молодые, хотелось остаться, но был определённый момент выдержанности.

Если мы репетировали, то мы могли репетировать до утра. Я помню, когда надо было «Фаину» снимать, в Рязанском цирке после трёх концертов мы «Фаину» репетировали до пяти утра, потом только поехали в Москву на съёмку.

Когда ты уезжаешь в тур, ты выходишь и видишь эти глаза зрителей, которые пришли посмотреть на тебя, платят за это деньги и хотят завтра пойти с хорошим настроением на работу. Вот когда ты видишь эти глаза, у тебя уходит вся усталость, у нас первый отпуск был через семь лет после начала образования группы. И то, я улетел, а пацанов Каримович где-то припахал.

Помню, три дня по пять концертов. Алибасов говорит: «А я ещё поставил концерт, я его продал». И никого не интересовало, что у меня 40 температура, рядом дежурит скорая помощь. С другой стороны, артист, как и спортсмен, должен быть всегда в форме. Ты должен выйти, отработать концерт, или два, или три, сколько надо.

Мы спали везде. Мы спали в машинах, в самолётах, в поездах, не вставая практически. Я помню, на Сахалине нам решили сделать подарок и сняли для нас вечером бассейн поплавать, я нырнул и чувствую, что не выплыву, меня просто вырубило в этот момент.

Самый главный пионер

Я был председателем всесоюзного пионерского штаба, будучи председателем районного пионерского штаба «Данко» Черёмушкинского района города Москвы. Кстати, мы до сих пор дружим, у нас есть чат в Whatsapp, мы переписываемся, дружим, бывшие пионеры.

Я был делегатом VIII Всесоюзного слёта, представлял Москву. И там был штаб, человек 15. И когда встал вопрос, кто же будет председателем этого штаба, выбрали меня. А почему? А потому, что именно я получал последнюю награду пионерии на Красной площади. Это было наградное красное знамя ЦК ВЛКСМ. Были ордена у пионерии, и последнее – это наградное Красное знамя, я на Красной площади его получал.

В человеке должно всё складываться именно таким образом, каким складывается. Есть музыка, есть какая-то профессия, есть то, что ты можешь принести обществу. Я не люблю это афишировать, я считаю, что надо сделать, а потом кричать. Или вообще не кричать, пускай другие об этом говорят.

Какие-то мероприятия, которые я, как режиссёр, провожу, акции «Щит и лира», благотворительная акция, которая была задумана только для того, чтобы семьи, лишившиеся кормильца во время боевых действий, могли встретиться с высшим командованием МВД России. И все эти большие мероприятия на Васильевском спуске, был автопробег, много чего было.

Человек должен заниматься тем, где он больше необходим. Очень часто ко мне обращаются именно в три последних дня, когда нужно что-то быстро сделать, когда уже все отвалились, но быстро надо сделать. Я умею быстро сделать, у меня много друзей артистов, у меня много друзей среди военных коллективов, среди милицейских коллективов. У меня есть друзья практически по всей стране.

Если есть обращение от Министерства обороны слетать к нашим ребятам в Воркуту, Плесецк, в Сирию, я не отказываю.

Большая победа

Я вообще считаю, что дети в той ситуации, в которой я был тогда, когда родилась Ника, это большая победа. Потому что я только вышел из больницы, год пролежав в очередной раз и очередной раз встал на ноги. И глубоко беременная Маруська строила всю семью, когда я там лежал под капельницами.

Видимо, жизнь так сложилась, я очень счастлив, что на каком-то другом этапе моей жизни у меня сейчас очень много людей, которые вместе со мной хотят идти дальше. А все остальные, причём я не могу сказать, что это музыканты, это тот круг общения, в котором я общался. Тогда так случилось, что у людей было своих больше проблем, чем заниматься моими проблемами. Это выбор каждого человека. Мы не можем огульно ни о ком рассуждать.

Ольга Максимова, автор программы #Шоумастгоуон на Радио Медиаметрикс

Полный текст интервью на mediametrics.ru