"Дюна" 35 лет спустя - скрытый смысл..

«Дюна» мыслилась как ответ «Звёздным войнам», но осталась в истории кино как самый эпичный и громкий провал с необычными последствиями. Быть может, всё было бы по-другому, но любой сюжет, попавший в сферу внимания Дэвида Линча, приобретал необычные даже для фантастики черты.

Мрачный мир «Дюны» 1984-го года чересчур отличался от пёстрой и радостной Вселенной «Звёздных войн», где даже злодеи имели карикатурную внешность, а жители далёких планет напоминали забавных зверюшек. Первым за экранизацию масштабного романа Фрэнка Герберта  взялся чилиец русских кровей Алехандро Ходоровский, привлекший к работе художников Жиро и Гигера (впоследствии создавшего хорошо знакомый нам облик Чужого).

Команда Ходоровского проделала гигантскую работу, достойную первоисточника, но в 1975 году осталась без финансирования. Так проект попал в руки Линча, и теперь настала его очередь ломать голову над тем, как упаковать сотни страниц романа в двухчасовые рамки стандартного фильма.

Результат получился ошеломляющий: зрители, читавшие роман, обиделись на режиссёра за вольное обращение с текстом, а не читавшие — ничего не поняли. «Дюна» провалилась с треском, но со временем стало ясно, что ей уготована участь настоящей классики. «Звёздные войны» выродились, превратившись в ширпотреб, а «Дюна» по-прежнему высится, словно скала среди пустыни планеты Арракис.

«Дюна» не устаревает, потому что повествует о политических интригах и предательствах, о неэтичных экологических экспериментах, войнах за энергоресурсы и тоске человечества по новому мессии.

Меланжевый спайс, драгоценная пряность

В мире «Дюны» восстание машин уже состоялось. После кибер-апокалипсиса человечество вынуждено было отказаться от роботов и компьютеров. Возможно, именно это объясняет провал фильма: зрителям нравились говорящие роботы и «умные машины», а в «Дюне» их нет и следа. Здесь люди путешествуют во Вселенной, пользуясь помощью навигаторов — странных и жутких личинкообразных существ.

Употребляя спайс, особую пряность, добываемую на планете Арракис, эти навигаторы видят будущее, сворачивают пространство и ведут сквозь него космические корабли. Власть над Арракисом и власть над спайсом означают власть над Галактикой.

Тем, кто не слеп и видит, что все войны на земле ведутся за обладание источниками энергии, понятна основная сюжетная канва фильма: глава Вселенной людей стравливает два могущественных дома, чтобы укрепить свою власть. В борьбу двух домов вмешиваются фримены — беглые свободные поселенцы планеты, и характер борьбы меняется, принимая революционный окрас.

Никакой фантастики нет: перед нами обычная человеческая вселенная, политика которой замешана на законах Макиавелли эпохи холодной войны. Отсутствие «навороченной» техники позволяет сфокусировать внимание на человеке и его религиозном мистицизме, без одержимости гаджетами и девайсами.

Бене Гессерит, Квисатц Хадерах и Муад’диб

Бене Гессерит — сообщество сродни монашескому ордену, обучающее женщин магическим боевым искусствам. Сёстры Бене Гессерит умеют контролировать мысли противника и благодаря технике «Голос» управлять его поступками. Но главная цель ордена Бене Гессерит — своеобразные опыты по евгенике, в результате которых должен родиться сверхчеловек — Квисатц Хадерах.

Одна из сестёр Бене Гессерит — красавица Джессика, любовница герцога Атрейдеса, нового владельца планеты Арракис. Она рожает герцогу сына Пола вопреки приказам ордена, и именно ему уготована мессианская роль.

Избегнув верной смерти от рук врагов, Пол Атрейдес находит поддержку фрименов. Он выбирает себе племенное имя Муад’диб и становится духовным и политическим лидером вольного народа. Встав во главе могучей армии, он укрощает древних жителей пустыни и источник спайса — жутких песчаных червей, совершает переворот и свергает дом Харконненов, погубивший его отца.

Вода жизни в пустыне смерти

В превращении Пола в мессию фрименов ключевую роль сыграла «вода жизни» — жидкость, ядовитая для всех, кроме избранных сестёр Бене Гессерит и самого Квисатц Хадераха. Только из расширенной версии фильма и из романа мы можем узнать, что она представляла собой выделения песчаного червя, которого топят в воде.

Когда Преподобная мать ордена готовилась к смерти, она передавала свою генетическую память преемнице. Кандидатка на роль главы ордена выпивала воду жизни, и в её организме начинались изменения на молекулярном уровне, в результате которых она либо впитывала в себя все познания предшественниц, либо умирала. Пол стал единственным мужчиной, который выпил воду жизни и остался жив. Так он доказал, что является Квисац Хадерахом и получил  супер-способности, позволившие ему захватить планету.

Два конца, два кольца

Особое возмущение фанатов романа «Дюна» вызвала концовка фильма. Согласно книге, Пол ради власти заключает династический брак с дочерью императора, которая читает пролог на первых минутах картины. Но в фильме нет никаких указаний на предстоящую свадьбу: новый властитель Арракиса остаётся верен своей любимой Чани.

Вместо этой горькой пилюли зрители получили невероятное зрелище: Пол обрушил часть вод Каладана на планету Арракис. Но вода смертельна для песчаных червей. Это может означать, что  выработке спайса и межзвёздных перелётов настал конец.

Увы! Никто не отказывается от источника власти и богатства; дождь не затронул пустыню, и драгоценный спайс останется не только своеобразным «топливом» для космических кораблей, но также источником бесконечной череды интриг и предательств, оставшихся за рамкой картины Линча.

«Дюна» не разошлась на цитаты, и звуковое оружие не смогло соперничать с лазерными мечами джедаев. Картина, полная самолюбования, осталась памятником самой себе, а не роману: с юным Стингом, в глазах которого светится первобытное бешенство, летающим бароном Харконненом, гигантскими червями ручной работы и невероятным Кайлом Маклахленом, фантастически прекрасном и бесстрастном, словно заледеневшим среди горячих песков.

Подпишись на канал и ставь лайк ;-) Спасибо!