Терпилы плена (turpis palus)

9 September 2019

У пленных римлян не было никаких нравственных оправданий: они присягнули вождю, который вел их на Восток убивать, насиловать и грабить.

Война это боль, кровь и говно
Война это боль, кровь и говно

Когда выяснилось, что грабеж провалился, к позору пойманных с поличным разбойников добавилось понимание, что их поражение обесчестило всех римлян вообще, а не только гениев разгромленных легионов.

Подобный позор римляне уже переживали в древние времена
Подобный позор римляне уже переживали в древние времена

Юным пленникам должно было стать очень стыдно.

В Риме говорили, что пленные из трусости предали своего полководца.

Когда-то самниты устроили римлянам нечто подобное тому, что повторили парфяне
Когда-то самниты устроили римлянам нечто подобное тому, что повторили парфяне

Победители опозорили пленных, устроив зрелище в Селевкии:

«Сурена послал Гироду в Армению голову и руку Красса, а сам, передав через гонцов в Селевкию весть, что везет туда Красса живого, устроил нечто вроде шутовского шествия, издевательски называя его триумфом.

Терпилы плена (turpis palus)

Один из военнопленных, Гай Пакциан,[1] очень похожий на Красса, одетый в парфянское женское платье и наученный откликаться на имя Красса и титул императора, ехал верхом на лошади; впереди его ехали на верблюдах несколько трубачей и ликторов, к их розгам были привязаны кошельки, а на секиры насажены свежеотрубленные головы римлян; позади следовали селевкийские гетеры-актрисы, в шутовских песнях на все лады издевавшиеся над слабостью и малодушием Красса.

Терпилы плена (turpis palus)

А народ смотрел на это.

Терпилы плена (turpis palus)

Сурена же, собрав селевкийский совет старейшин, представил ему срамные книги "Милетских рассказов" Аристида.

Терпилы плена (turpis palus)

На этот раз он не солгал: рассказы были действительно найдены в поклаже Рустия и дали повод Сурене поносить и осмеивать римлян за то, что они, даже воюя, не могут воздержаться от подобных деяний и книг.[2]

Терпилы плена (turpis palus)

Но мудрым показался селевкийцам Эзоп, когда они смотрели на Сурену, подвесившего суму с милетскими непотребствами спереди, а за собой везущего целый парфянский Сибарис в виде длинной вереницы повозок с наложницами.

«Эзоп». Картина Диего Веласкеса (1639—1640)
«Эзоп». Картина Диего Веласкеса (1639—1640)

Все в целом это шествие напоминало гадюку или же скиталу: передняя и бросавшаяся в глаза его часть была схожа с диким зверем и наводила ужас своими копьями, луками и конницей, а кончалось оно — у хвоста походной колонны — блудницами, погремками, песнями и ночными оргиями с женщинами.

Терпилы плена (turpis palus)

Достоин, конечно, порицания Рустий, но наглы и хулившие его за "Милетские рассказы" парфяне — те самые, над которыми не раз царствовали Арсакиды, родившиеся от милетских и ионийских гетер».[3]

Терпилы плена (turpis palus)

«Из 40 тыс. римских легионеров, перешедших Евфрат, не вернулась и четверть; половина из них погибла, около 10 тыс. римских пленных, по парфянскому обычаю, были поселены победителями на крайнем северо-востоке их владений, в Мервском оазисе, в качестве обязанных воинской повинностью крепостных.

Терпилы плена (turpis palus)

Впервые с тех пор, как орлы стали водить легионы в бой, они сделались в этом году символом победы в руках иноплеменников, почти одновременно у одного из германских племен на Западе и у парфян на Востоке. К сожалению, до нас не дошли точные сведения о впечатлении, произведенном поражением римлян на Востоке; оно должно было быть длительным и сильным».[4]

Пленные не изменят своим военным привычкам обустраивать быт и в Маргиане (ныне Туркменистан)
Пленные не изменят своим военным привычкам обустраивать быт и в Маргиане (ныне Туркменистан)

Более 10 тысяч римских и более 50 тысяч желающих стать римскими мужчин оказались в плену у парфян.

Враг отправил их в Маргиану.

Даже 10 тысяч мужчин это немало. По штатам Второй мировой войны это число соответствует дивизии. В современной армии РФ это три полка или пара бригад.[5]

Терпилы плена (turpis palus)

Никакое объяснение не могло унять боли, поселившейся в римлянах. Любое объяснение лишь выражало муки разорванной жизни, — и пока она остается разорванной, никакой ответ не прекратит боли, потому что на боль вообще не может быть ответа.[6]

Пленные умерли для родни, но родня для пленных оставалась живой.

Терпилы плена (turpis palus)

Римляне умели учиться и всегда делали правильные выводы из полученных жестоких уроков, хоть сперва и терялись при встрече с неожиданным.

Терпилы плена (turpis palus)

В этом ярко проявлялось свойство крестьянской общины республиканского Рима. Требовалось лишь время. Время у первой волны римских пленных на Восток было.

[1] Прозвище Пакциан может указывать на происхождение. Пактия, Pacty̆e, -ya, Πακτύη, город на фракийском Херсонесе, у Пропонтиды, куда в 408 г. удалился Алкивиад, после того как афиняне вновь лишили его главного начальства (Hat. 6, 36; Diod. Sic. 13, 74; Nep. Alc. 7). Позже: Пактия провинция на востоке Афганистана, граничащая с Пакистаном. Пушту پکتیا‎, дари پکتیا Paktyā.

[2] Весьма примечательное наблюдение. См. также: Зарщиков А. В. Галльское проконсульство Цезаря и римская аристократия // Античный мир и археология. Вып. 11. Саратов, 2002. С. 68–72.

[3] Plut. Crass. 32.

[4] Моммзен Т. История Рима. Т. 3. С. 285.

[5] Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии. 1933–1945 гг. / Пер. И. М. Глаголева. Под ред. П. М. Деревянко. Т. 1–3. 1976.

[6] Богданов А. А. Собирание человека // Новый мир. (Статьи 1904–1905 г.). М., 1905; Богданов А. А. Тектология. Всеобщая организационная наука / Под ред. Л. И. Абалкина, А. Г. Аганбегяна, Д. М. Гвишиани, А. Л. Тахтаджяна, А. А. Малиновского. М.: Экономика. Кн. 1–2. 1989.