Июнь 1941-го. Битва на границе

22.06.2018

Чего только не услышишь о первых днях Великой Отечественной войны. Хаос, паника, дезертирство... Лишь изредка сквозь эти разговоры пробиваются такие факты, как массовый героизм пограничников и бойцов первой линии обороны. Только относительно недавно стало известно, что врага достойно встретила не только Брестская крепость, но и сотни маленьких крепостей – дотов. Они прикрывали отход наших войск до последнего патрона.

Модернизация

СССР основательно готовился к войне. На западной границе была создана мощная группировка войск. Первый стратегический эшелон обороны протянулся от Баренцева до Чёрного моря – он включал в себя больше 170 полевых дивизий. Планировалось создать и второй, резервный эшелон численностью до 51 дивизии.

На всём протяжении западной границы шло строительство укрепрайонов. Они располагались в первую очередь на предполагаемых направлениях главного удара.

Чтобы закончить строительство, не хватило времени. Одной из причин этого стало то что в 1939-1940-м годах очертания советских границ изменились. Понимая, что война неизбежна, партийное руководство упорно отодвигало государственные рубежи дальше на запад. В состав СССР вошли новые территории – ЗападнаяУкраина, Западная Белоруссия, Бессарабия (Молдавия), Северная Буковина и другие.

Почти сразу на новых землях началось возведение фортификационных укреплений. На одном Юго-Западном фронте, от Владимир-Волынска до Перемышля, должно было появиться более 300 дотов. Они строились по новейшим для того времени технологиям. Была намечена модернизация старых русских крепостей – Бреста, Гродно, Ломжи, Осовца.

Данные не сохранились

К сожалению, создать вторую линию обороны советские стратеги не успели. РККА не имела времени и на то чтобы сконцентрировать свои силы. С началом войны это обстоятельство позволило немцам вбивать клинья в линию нашей обороны и дробить её по частям.

Не успели и достроить линию фортификаций. Всего, по подсчётам немцев, вдоль новой советской границы имелась 1 тысяча 113 укреплений на протяжении 1 тысячи 300 километров, вдоль старой – более 3 тысяч на 1 тысячи 835 километрах. Плотность укреплений была низкой. Для сравнения: французская линия Мажино имела более 6 тысяч укреплений на 848-ми километрах, что почти в семь раз больше, чем на советской границе. 

22 июня количество готовых выдержать удар дотов было относительно невелико. Сколько точно – неизвестно, данные затерялись в суматохе первых дней войны.

По расчётам специалистов, бой приняли не более 400 дотов по всей линии границы.

Не хватало боеприпасов, оружия, боевые расчёты зачастую не были укомплектованы полностью. Доты представляли собой островки в море смерти: как правило, пространства между укрепрайонами оставались не заполнены войсками. Но именно эти обречённые огневые точки показали в июне 1941-го образцы стойкости и боевой эффективности. Документальные факты опровергают разговоры о хаосе, панике и тотальном бегстве советских войск. Гарнизоны бились до конца, прикрывая отступление.

Гродно

Одним из первых врага встретили укрепления у местечка Сопоцкин близ Гродно. Они входили в состав 68-го укрепрайона. Его позиции были атакованы 22 июня в 4 часа утра, когда немецкая артиллерия открыла шквальный огонь.

Известна судьба 9-го Отдельного батальона пехоты, защищавшего 68-й УР. Сразу с началом обстрела комбат Пётр Васильевич Жила прибыл в дот, на свой командный пункт, и возглавил оборону. Бой шёл до 26 июня. По донесениям врага, командира 28-й пехотной дивизии вермахта, гарнизон укрепрайона крепко держался за свои позиции. Немецкая дивизия не смогла справиться с укреплениями и попросила помощи.

Немцы смогли уничтожить укрепрайон только после полного окружения. Они использовали мощную взрывчатку, подрывая один дот за другим. Укрепрайон стянул на себя пехотную дивизию и остановил её наступательный марш.

Между тем гарнизон укрепрайона оказался отрезан от основных сил. Как позже стало известно, связь работала только с некоторыми дотами. Некоторые не были достроены, поэтому бойцам пришлось вести огонь из окопов, вырытых перед укреплениями. Видя, что позиции не удержать, комбат Жила принял решение идти на прорыв, на соединение с 213-м стрелковым полком 56-й стрелковой дивизии, который сражался у правого берега Немана. Прорыв удался. Остатки полка и защитников укрепрайона приняли бой, форсировали Неман и лесами двинулись к линии фронта.

Горстка уцелевших защитников 68-го УР с боями вышла к передовым частям РККА в августе 1941-го.

Немецкое донесение о штурме укрепрайона констатирует факт: русские защищаются ожесточённо, умело пользуются преимуществами укреплений, часто переходят в контратаки, дерутся врукопашную. Немецкий офицер сожалел, что, даже ворвавшись в дот, приходится биться за каждое помещение: никто не желает сдаться.

Немцы полагали, что доты оборонял спецназ или офицерские отряды.

Однако раскопки на месте одного из взорванных дотов близ Гродно свидетельствуют о том, что там бились обычные красноармейцы. Установлена личность одного из них: Хадиб Хабиров, родом из Башкирии.

Сокальская линия

Яростное сопротивление в первые дни войны вермахт получил и на Украине. Нацисты натолкнулись на Каменка-Струмиловский укрепрайон, расположенный у города Сокаль на границе Львовской и Волынской областей. Удар немецких войск здесь был особенно сильным.

Струмиловский УР отличался искусным расположением дотов, образовавших перекрёстную линию огня. Возможно, его обороняли строители – офицеры и солдаты инженерной части.

Натолкнувшись на советские доты, немцы начали обстреливать Струмиловский УР из тяжёлых орудий. Качественный бетон выдержал все попадания. Тогда немцы отправили штурмовые группы, чтобы близко подобраться к амбразурам и закидать их гранатами, дымовыми и газовыми шашками, сжечь из огнемётов. И снова немцев ждала неудача: им сильно мешали низко расположенные бойницы с мощными сферическими масками.

В немецком отчёте упоминается о том, что защитники укрепрайона бились до последней возможности. Воевавший на Сокальской линии унтер-офицер немецкой армии Ганс Юрген Симон писал в своём дневнике, что на все предложения сдаться русские отвечали огнём.

По данным историков, бойцы укрепрайонов на этом участке  сражались от одних суток до двух недель.

Вот лишь один установленный эпизод. Укрепление, где командиром был лейтенант С. Г. Гуденко, получивший звание Героя Советского Союза за бои на озере Хасан, отбивал немецкие атаки трое суток. Все защитники дота погибли. Лишь один раненый боец сумел выбраться в лес, а когда был обнаружен, нырнул в один из полуразрушенных дотов и бросил во врагов связку гранат. От взрыва гранаты погибли шесть немецких солдат.

Немцы справились с дотами лишь после того как залили их бензином и подожгли, бросив в амбразуры гранаты. Немцы похоронили лейтенанта Гуденко с воинскими почестями. 

Защитники дотов на Сокальской линии сковали движение нескольких дивизий вермахта. Они сделали всё, что должны были сделать. 

Кстати, из свежих новостей: