Протекционизм: «Что позволено США, то не позволено России?»

10.03.2018

Пошлина на ввоз стали в США теперь 25%, на импорт алюминия – 10%. Такие ограничения ввёл в США Дональд Трамп. И исключения только для Канады и Мексики, как сообщает Белый дом. Заработают эти меры через две недели.

Особая деталь новшества: КАКИЕ страны и ПО КАКИМ пошлинам будут ввозить металлы в США сам Трамп будет решать в договорном порядке, что подразумевает нерыночный механизм ручного режима регулирования экономики.

Carlos Barria | Reuters
Carlos Barria | Reuters

То есть, протекционистские меры по защите внутреннего рынка стали и алюминия должны стать механизмом выборочного давления на страны, работающие в этой сфере в Соединённых Штатах, в том числе и партнёров США.

Кстати, изначально планировались пошлины фиксированные, для всех (кроме Канады и Мексики) и на долгие сроки. Как видим, в последний момент всё это переиграли, и теперь механизм протекционных мер станет более гибким, выборочным и политизированным. Очень показательно, каким образом новшество прокомментировал сам Трамп:

«Мы должны защитить и развить наши стальную и алюминиевую индустрии, но в то же время показать значительную гибкость и сотрудничество с настоящими друзьями, которые честно поступают с нами и в торговых, и военных отношениях».

- написал американский лидер в своём Twitter’е.

Во как… «Честно поступают» это значит работают на национальные интересы США, и не только экономические, но и военные. Вот кто прогибается под дядю Сэма, тот ему и «настоящий друг».

Таким вот «настоящим другом» для США Россия была при Ельцине, когда национальные богатства СССР воровались на триллионы долларов, оседавших за рубежом, а народ России копался на помойках. ТАКАЯ Россия для США друг, а Россия, которая не даёт убивать русских на Донбассе, Россия, которая возвращает себе свои территории, как, например, Крым, или не дающая «схомячить» Сирию, это не друг, а главный враг для США.

Какие ещё предлагались варианты Трампу?

Самый жёсткий вариант – квотирование, когда ограничения выражены не в относительном виде, т.е. в процентах, а в абсолютном, т.е. в конкретных цифрах и тоннах. Так, например, проект квот на сталь и алюминий предполагал квоты в размере 63% и 86,7% соответственно.

Стоит отметить, что согласно одному из проектов пошлины в компанию «недружественных» для США России, Китая и Бразилии попадала и ещё недавно «дружественная» для США Южная Корея, которая в последнее время «виновата» в потеплении отношений с КНДР. Очень прозрачный намёк на наказание от Госдепа за переговоры с Кимом.

И, третий обсуждавшийся вариант, это смешанный протекционизм, когда часть стран ограничивают квотами, а другую часть – пошлинами. Такой смешаный тип является не только не рыночным, но и дискриминационным по сути, как и заполитизированным по мотивам.

Ударят ли эти ограничения по России?

Пожалуй, не очень.

Во-первых, потому, что экспорт в США в общем объёме экспорта российских металлургов составляет 9-10%, что позволяет его в относительно небольшие сроки перенаправить на другие рынки.

Во-вторых, для США, где каждая третья тонна стали привозная, как и восемь из десяти тон алюминия, это станет болезненной встряской, шоковым импортозамещением. И, соответственно, когда дефицит этих металлов поднимет на них цены в США, то новые цены компенсируют российскому бизнесу потери от квот и пошлин, т.е. расплатятся за эти реформы сами американцы.

Что же получается?

А получаются далеко идущие выводы и не менее далеко ведущие последствия.

В США действует законодательный механизм Section 232, он разрешает вводить любые ограничения для импортёров, если власти США посчитают, это угрозой национальной безопасности, например, в виде зависимости от импорта. И при этом США член ВТО, которая ратует за свободный рынок без поддержки национальных производителей государством.

Из этой дилеммы США выходят виртуозно играя двойными стандартами: своих производителей открыто поддержать пошлинами и квотами, насильно вытесняя их конкурентов и наплевав на любые ВТО, а всем другим государствам напоминать, особенно если они члены ВТО, что эти государства не имеют права закрывать свои рынки для американских компаний.

Американцы рискуют получить самую широкую антиамериканскую коалицию в рамках ВТО, что в результате может привести к краху ВТО как такового. Навряд ли страны-члены станут терпеть от США экономическую политику по заветам Муссолини - «для своих всё, для остальных – закон».

Что может выиграть Россия?

Представим себе ситуацию: неизлечимый больной при смерти, собираются родственники. Все знают, что больной уже не встанет, все внутренне готовятся к дележу наследства, но при этом вздыхают и уверяют умирающего, что он выздоровеет. Если кто-то первым скажет, что больной неизлечим его обвинят в том, что он добивает этим больного.

Так вот, глобализм умирает и Трамп просто первым схватился за лопату, чтобы его закопать.

Очевидно, что Россия получила хороший шанс загонять, как воробья в поле, Соединённые Штаты в суде ВТО, где прочие страны будут не на стороне Вашингтона. Впрочем, весьма вероятно, что США и так получат не один иск от разных стран. Но, главное то, что сейчас России можно в качестве ответных мер принять ряд протекционных для российского рынка актов, которые объявить «зеркальными» в ответ на неправомерные действия США. И такие меры могут и должны быть более широкими, то есть на шаг США ответить тремя шагами России, застолбить как можно более выгодных позиций для российского производителя, попутно обвиняя во всём Соединённые Штаты, пока США вызвали всё мировое недовольство на себя.

Главное помнить о наших прецедентных правах: всё что можно кому-то, когда-то и где-то, можно и нам всегда и всюду! А во главу угла должны быть поставлены национальные интересы и безопасность, а всё остальное второстепенно.

Или всё же согласиться с принципом, «Что позволено США, то не позволено России»?