Без оборотов, пожалуйста!

Рассказ

C коллегой почти выходим из здания, как на самом выходе она спохватывается: «Надо занести материалы. Давай зайдем в другое крыло, в этом же здании. Пять минут».

Перед дверью кабинета она охорашивается, буквально надевает на лицо улыбку и стучит: два длинных, три коротких. Из кабинета слышится громовое: «Лапа моя, не медли за дверями!»

 Дверь перед нами распахивается, и огромный, красивый, среднего возраста мужчина, раскрасневшийся, сияющий, широким жестом машет в сторону стола: «Прямо к нему, не сбиваясь с курса, шагом марш!»

 Возле стола сидит дама, очень спешно что-то прожёвывающая. На столе стоит бутылка водки, литровое пластмассовое ведёрко, наполовину заполненное красной икрой. Дама сидит с ложкой у ведёрка и безостановочно хлебает оттуда.

 Мужчина снисходительно отодвигает руку коллеги, в которой она держит материалы, которые мы и зашли передать:

- Олёк! Всё успеем! Давай отходную мою отпразднуем! Ты разве против традиций? Нет? Вот и садись выпей. И вы, не имею чести знать,- обращается радостный мужчина ко мне.

- Я не пью,- отвечаю на его наполнение рюмки, поставленной им передо мной.

- А мы и не пьём. Мы празднуем! Отходную!

- Куда уходишь? В отпуск?- интересуется коллега Ольга.

- Ты забыла мои предпочтения. Хотя  должна бы помнить! В отпуск я хожу зимами. А на дворе - жара. А отходную праздную ко сну! Вот сейчас с вами выпьем - и я тут вот на диване - на бок, отойду в царствие Морфея!

- Ты чего, на работе ночуешь?

- А ты думала?  Нынче всё все захватывают по ночам. Охраннику наплевать: захватят наше помещение, он тут и останется дальше, захватчиков сторожить или другую будку сторожевую найдёт. А нам - невозможно терять.  Ваше крыло уже захватили. Вы в захваченном трудитесь. А наше не удалось пока. Вот мы  не теряем бдительности и ночуем на этом многовидавшем диване.  Рейдеры не пройдут! - вскричал радостный хозяин кабинета, вскочил, держа в руке рюмку и залпом выпил.

- Знакомь с барышней, - обращается он к Ольге, кивая на меня.

- Это Настя.  А это Михаил Егорович. Настя - переводчик и журналист. Печатается  в том числе в твоём любимом «Обозревателе».

 Михаил Егорович добавил к своей не сходящей с лица улыбке дополнительную приязнь:

-Я вашего главного - люблю. Классный мужик! Не раз мы с ним пили, не раз в горячительных точках были. Репортажи его люблю. А романы – нет.

- Почему?

- Деепричастные обороты - не люблю!  А у него – деепричастные обороты!

Дама, не прекращая жевать, произносит, стараясь быть меланхоличной:

- Он Толстому подражает. У того тоже и романы, и  деепричастные обороты.

-У кого из Толстых? - уточняю.

Дама поперхнулась, подавившись очередной порцией внесённой в рот икры.

- Льву. Тоже - обороты.

- Девчонки, Толстому ни Льву, ни Алексеям мы уже не запретим ничего  употреблять. А вам я запрещаю в моём кабинете выражаться. Здесь запрещено выражать мысли матерными словами и деепричастными оборотами. За это выпьем!

Пригубив, Ольга морщится:

- Закусывать-то нечем.

- Закуска - только икра. Майра, поделись закускою моей с вновь прибывшими пьющими.

- Да пожалуйста. Просто ложка одна. Может, они после меня брезгуют, - Майра неохотно  отодвигает от себя ведёрко. Впрочем, не далее своей вытянутой руки.

- С ложками у нас всё в порядке, - Михаил, не вставая с места, потянулся к шкафу, открыл дверцу, достал две ложки, протянул нам. - Девчонки, удите  неродившуюся рыбу этими удочками. - У вашего главного, - вновь  обращается он ко мне, - есть прекрасный очерк о  хождении в море на траулере, о рыбной ловле  и пережитом шторме. Прекрасный очерк, - закатывает глаза Михаил. - А романы - сплошь деепричастные обороты. А я со школы не люблю! Кто в речи употребляет деепричастные обороты? Никто! Только в романах. «Граф, взглянув на графиню, глубоко вздохнув, произнёс…» «Полюбив, она потеряла сон…» - смешно жеманясь и перейдя на фальцет, Михаил имитирует цитаты из романов. – Кто в жизни так говорит? Даже если любишь, нормально сказать нельзя? Послушай:

Я вас любил. Любовь ещё, быть может,

В душе моей угасла не совсем.

Но пусть она вас больше не тревожит.

Я не хочу печалить вас ничем.

Он опустил голову. Потом встрепенулся:

- Девчонки, и ни одного деепричастного оборота! А как сказал?! Я не хочу печалить вас ничем, а хочу  выпить за то, чтобы  не выражались…

- Пушкин тоже деепричастные обороты употреблял, - напоминаю Михаилу.

 - Пушкину, как и Толстым, тоже не запретишь уже. И Пушкину я разрешаю всё! Тебе - нет!

- Да я не заметила. Может, и употребила уже, несмотря на запреты, - смеюсь.

- В этом кабинете я всё за всеми замечаю. Майра съела всю икру, оставив нас без закуски. А ты ещё не употребила оборотов и отдельных деепричастий, которые означают добавочное действие. Здесь добавочное действие будет одно, - Михаил берёт бутылку и разливает по рюмкам водку. - Добавим действием! Со школы я их не люблю. Двойку получил за диктант с этими деепричастными оборотами. И отец мне такое добавочное действие  устроил, так всыпал добавочно к двойке по поведению, что  на всю жизнь - не люблю. И не защищай! А я замечаю, кто сачкует, - выпив, обращается Михаил ко мне. - Ваш главный - во мужик! -  вскидывает он  руку  с большим пальцем, уставленным куда-то на стену за мной. Оборачиваюсь. Там портрет того, кто по нынешним временам - в каждом чиновничьем кабинете.

- Да он на него не похож совсем, - удивляюсь я.

- А потому что ошибочно, - Михаил встаёт, подходит к портрету, переворачивает его: на другой стороне в раме – незнакомый мужчина достаточно сурового вида.

- Кто это?

- О! Не узнаёшь! А это актёр Макамин, игравший знаешь кого? Не знаешь? Вот Майра должна знать. Майра, кого?

- Майра, вы имеете отношение к кино? – сверхлюбезно спрашивает-восклицает помешанная на кино  Ольга.

- Не имею, - Майра замялась.

- Хороший повод выпить за Майру и узнать, кто она такая. Дело в том, что наше знакомство произошло пару часов назад при романтических обстоятельствах. Конец рабочего дня, мне оставаться здесь спать на узком диване, необходимо принять снотворное. А не с кем! И вдруг открывается дверь, стоит незнакомка и заявляет: «Я к вам». «Прекрасно, - отвечаю. - Но прежде, чем говорить о делах, выпьем. Но из закуски - только икра». И вот  сидим, приятно общаемся. Тут вы приходите. И неважно, кто есть кто, - радостно и пафосно продолжил Михаил. - Разве в этом дело?  Но Майра имеет возможность представиться. А знать она кино должна, потому что играл этот актёр в годы нашей с ней молодости. Оцени, Майра, я не спрашиваю, сколько тебе лет, я говорю о сугубо своём возрасте. А мы с тобой, как я посмотрю, одного года урожай! Они - салаги. А мы с тобой жизнь повидали и показали ей от души, а, Майра?

- Я не замужем, - смущаясь, ответила Майра.

- Намёк понял. Стало быть, у тебя были неограниченные узами брака возможности показать жизни себя во весь рост! - сделал радостные выводы Михаил. И почти приказал - Отвечай за кино!

- Нет, - по-прежнему жеманясь, но смущённо, ответила женщина, - я не из кино. Я из курьерской службы. Курьер. Мне вам надо пакет передать, – она стала рыться в сумке. Достала пакет, протянула его Михаилу. Он взял пакет, посмотрел.

- А вот и не мне! Ты дверью ошиблась! У меня кабинет 328, а здесь- 228! Майра, надо выпить за это дело!- радостно вскричал Михаил.

Майра застыла с ложкой на полпути ко рту:

- Ой, а у меня последний адрес. Я думала, всё.

-Вот и думай. Правильно думала. И не печалься, Майра! Этого хрюнделя из 228 кабинета сегодня на работе не было. Завтра я ему с утречка доставлю. А тебе в твоём бегунке распишусь хоть вчерашним днём. Оно нам жалко, девчонки, а?

Женщина заулыбалась:

- Я, честно говоря, выпить-то из-за закуски согласилась, - она доскребала оставшиеся икринки. – А сейчас пойду уже.

- Сейчас все пойдем уже: кто на боковую, отходняк, кто по домам. Но сначала - добавочное действие действием, - Михаил добавил в рюмки. - Что нам, без деепричастных оборотов, что ли, плохо живётся? А ну их!

Tags: ПрозаProject: MolokoAuthor: Глушик Екатерина