Жасминовое счастье

14 January 2018

На четыре стороны

На четыре стороны –

Воля вольная.

На четыре стороны –

Даль раздольная.

Только выйдешь за порог –

Вот он, белый свет.

Сто путей и сто дорог,

А единой – нет.

То не конь из речки пьёт

За околицей,

То ветла поклоны бьёт

Богомолицей.

Мысли с сердцем не в ладу,

Ни души окрест.

Вольный ветер в поводу

Да нательный крест…

Если мне бы в небо взмыть

Белой птицею…

Мне бы душу отпустить

Голубицею.

Да не хочет улетать –

Знать, не вышел срок.

До поры её опять

Прячу между строк.

Сто сомнений, сто тревог

Камнем сброшены.

Под собой не чую ног,

Гость непрошеный.

Мне ещё холсты дорог

Красной ниткой шить.

Вот порог, а вот вам Бог –

Значит, будем жить!

***

А где-то есть исконная Россия –

Живёт себе вдали от шумных трасс.

Она – в глуши лесов, в озёрной сини,

В насмешливом прищуре мудрых глаз.

«Так чьих ты будешь? Чаю, городская?»

Нет, полдеревни числится в родне!

Не оторваться – корни не пускают,

Живому невозможно без корней.

Да, дом продали. Нынче – только в гости,

И то не слишком скоро собралась.

Знакомые оградки на погосте –

С моей землёй незыблемая связь.

У суеты в бессмысленной осаде,

Плыву в водовороте лиц и дней.

А здесь почти что в каждом палисаде

От золотых шаров ещё светлей.

Здесь двери припирают понарошку,

Пустопорожних слов не говорят.

А если уезжаешь – на дорожку

Гостинцев в сумку сунуть норовят.

– Вот тут грибки, тут – яблоки послаще…

Ну, с Богом, что ли! Свидимся, поди?

…Любить Россию нужно настоящей.

До слёз, до замирания в груди.

Вишнёвые метели

Ты помнишь: в стылом январе

Мы так весну вернуть хотели?

Смотри: сегодня во дворе

Метут вишнёвые метели.

Вчера пурга сбивала с ног,

Алмазным льдом сверкали лужи...

Не иней ли на ветки лёг

Мантильей из прованских кружев?

Не вьюги ль свадебный наряд

Морозным шёлком шили вишням?

Чуть смущены, потупив взгляд,

Они навстречу маю вышли.

А может, с облачных высот

На землю лебеди слетели?

...В моём краю из года в год

Метут вишнёвые метели.

***

Наполню чашку чайную

До краешков кручиной.

Кто чай пьёт – тот отчаянный, –

Так бабушка учила.

Ах, бабушка – советница,

Знаток по чайной части!

«Подушечки» в конфетнице,

Жасминовое счастье...

Мы с благостными лицами

Чаи гоняли веско.

В окне летали птицами

Из тюля занавески...

Не позабыла верное

Я бабушкино средство,

А потому, наверное,

Отчаянная с детства.

Когда земля качается,

Тревога давит плечи -

Мне б только не отчаяться!

Плесну чайку покрепче.

Провинциалка

Поглядите, посудачьте – мне не жалко.

Мол, старуха притомилась без привычки.

Я до кончиков ногтей – провинциалка,

Я ведь даже понарошку – не москвичка.

Я из Тушина приехала, с вокзала.

Три часа, считай, в автобусе сидела.

А соседке Степаниде наказала,

Чтобы дома за хозяйством приглядела.

Собиралась, все гостинцы припасала:

Не с пустыми же руками к милой дочке!

Снедь нехитрая: лучок, варенье, сало,

Да грибочков белых горстка в кузовочке.

Набрала всего в мешочек понемножку:

С огорода урожая-то – негусто.

Тут свеколка, тут морковка да картошка –

Хороша под рюмку с квашеной капустой.

Сколько ж мы с тобой, дочурка, не видались?

Это так, в глазу соринка, я не плачу.

Помню, ты уж года три как собиралась

Погостить ко мне с детишками на дачу.

Не подумай, я же это не в обиду.

Не одна ведь я такая. Вот соседи –

Ты их помнишь, дядю Петю, тетю Лиду –

Тоже сына в гости ждут, а он не едет.

Как здоровье? Да жива, считай, здорова.

Как делишки? Слава Богу, помаленьку.

Схоронили Клаву, Лизу, деда Прова…

Вымирает потихоньку деревенька.

Ох, чего ж я все, дурная, про себя-то?!

Ты прости меня, стара, ума-то нету.

Ну, дочурка, погляжу, живешь богато:

На почёт и удивленье белу свету.

Золотятся куполами твои храмы,

Ты историей своей гордишься древней.

Только, чаю, не открестишься от мамы.

Ты ведь тоже, дочка, родом из деревни.

И пускай теперь столичной стала дамой,

Закрутилась, загуляла, загордилась.

Но крапивой я тебя стегала мало,

Если ты родства со мною застыдилась.

Мне пора. Ещё одно осталось дело:

Надо в светлом храме Богу помолиться.

За тебя поставить свечку я хотела,

За родную мою доченьку – столицу.

Поглядите, посудачьте, мне не жалко.

Извините, коль собою некрасива.

Я ж до кончиков ногтей – провинциалка,

Ваша матушка родимая – Россия.

Поэты

«Поэты спят;

те стойкой ресторанной,

Те пошлостью, те пулей сражены…»

В. Солоухин, «Венок сонетов»

Навечно в гранит

Или в бронзу одеты,

Застыли

Когда-то живые поэты.

Посмертный почёт –

От потомков награда,

Когда ни цветов,

Ни оваций не надо.

Все эти хвалы –

Да немного б пораньше!

За то, что писали

И жили без фальши.

За то, что до хрипа

Кричали нам в уши

Всё то, что порою

Не хочется слушать.

За то, что они

Каменели костями,

Где надо прогнуться бы

Перед властями.

За то, что страдали –

Хотя бы за это! –

Былые грехи

Отпустите поэтам.

Простите им то,

Что по-чёрному пили,

Что стих нерождённый

В стакане топили.

За то, что играли

Комедией драму,

За то, что пути

Их вели мимо храма.

За то, что будили

Уснувшую совесть,

За то, что мешали

Нам жить, успокоясь,

Что рвали с натуги

И струны, и жилы...

Любите поэтов,

Пока они живы!

***

Избави Бог вас угодить

К вельможам в кенари придворные,

Стихом стараться угодить,

Восторги источать притворные,

Чирикать из последних сил,

Чтоб с рук клевать монеток крошево…

Поэтов ценят на Руси,

Но почему-то очень дёшево.

Вишня

Что ты, вишня, слишком рано заневестилась,

Кружевными лепестками занавесилась?

Где от скорых холодов укрыться деревцу?

На кого же она, глупая, надеется?

Расплетал ей косы ветер, да с намёками:

«Отчего стоишь ты, вишня, одинокая?»

Шелестела ей черёмуха с угрозою:

«Поутру твой белый цвет побьёт морозами».

«Ах, черёмуха, сбылось твоё пророчество –

Не нашла спасенья я от одиночества.

Что ж вы, злые холода, со мною сделали?

Облетели лепестки метелью белою...»

А черёмуха смеётся: «Что, красавица?

Как сумеешь ты с бедой своею справиться?»

«Ветки тонкие опять одену в кружево!

А иначе как меня узнает суженый?»

На любви

Лесогорье, драконы, лешие…

Не иконопись – так, лубок.

Этот мир – на любви замешанный,

Словно сказочный колобок.

Катит яблочком по тарелочке –

Белый, спелый, тугой налив.

Ходит Сказка смешливой девочкой,

Млечный путь, до краёв налив,

В тёплой крынке с поклоном вынесла,

В косы лентой вплела зарю…

Этот мир – на любви, без вымысла.

И тебе я его дарю.

Чудится, верится

Чудится, верится или не верится –

Кто-то с тобою, за правым плечом.

Что переменится – то перемелется,

А из муки пирожков напечём.

Плюшек и шанежек… В вязаных варежках

Счастье на санках, стараясь, везёт

Пухлый и маленький, в шубке и валенках,

Ангел-хранитель… И нам повезёт!

Tags: ПоэзияProject: MolokoAuthor: Миронова Елена