Сон

Повествование-быль
Повествование-быль

...Я описываю сон, который был у меня почти сорок лет назад и который длился три года. Но в силу его яркости и убедительности он врезался в память и остался на всю жизнь. Я его помню в деталях, отчетливо помню отдельные моменты и события, слышу голоса друзей и старших товарищей, вижу улыбающиеся лица, вижу себя совсем юным. Да, это было давно...

В 1961 году я приехал с Тамбовщины в Звенигород учиться в финансовом техникуме. Мне шел пятнадцатый год. Сказать, что я приехал учиться по призванию, было бы неправдой. Моей мечтой было поступить в музыкальное училище: уже тогда я играл на трубе в духовом оркестре и занимал призовые места на районных смотрах художественной самодеятельности, исполняя сольные песни «Каховка», «Орленок» и другие.

Пытался поступить после семи классов, но меня не приняли, ссылаясь на то, что нет четырнадцати лет. Раньше были дикие правила-требования: не хватает месяца до дня рождения – жди еще год. Да и конкурс в музыкальное училище был значительно выше, чем в финансовый техникум.

Ну, так уж получилось, что стал финансистом, а не музыкантом. Видимо, судьба. Хотя музыка во мне живёт и по сей день. Люблю петь для себя – в лесу и среди друзей – для души.

Музыка должна присутствовать в любом деле, потому что это – красота, а красиво работать дано не каждому. Это тоже талант. И среди финансистов я много встречал одаренных и красиво работающих людей.

Первое знакомство с преподавателями озадачило. Немножко было непривычно, что к тебе обращаются на «вы», в школе такого не было. Почувствовал, что я уже взрослый.

Ребят было немного, в основном, девочки. Странно было, как в малиннике.

В двух группах ребят – не более восьми человек. Но возрасту мы были разные. Виктору Абрамову из Зарайска около тридцати, Володе Чумаку из Новомосковска больше двадцати пяти, Юре Тосенко из Донского – девятнадцать, а нам – Володе Москвину из Мурманска, Коле Бабушкину из Лебедяни, Валере Положенкову из Щеглов Курской области – было по четырнадцать лет.

Коля Бабушкин быстрее нас повзрослел, модно начал одеваться, под другим углом посматривать на девчонок.

Жили мы дружно, в одноэтажном общежитии, стоявшем во дворе техникума. Все в одной комнате. Я не помню, чтобы мы ссорились. Иногда нам делала замечание комендант общежития (звали мы её просто Шура, отчество я не помню) за возвращение из Москвы в воскресенье после десяти часов вечера. Она со своей мамой жила в этом же доме.

По соседству с нашим общежитием жил директор техникума – Михаил Захарович Кузнецов. Глубокий след в моей памяти оставил этот человек. Энергичный, всегда улыбающийся, с сияющими глазами. Прекрасно владел знаниями политэкономии, умело и доходчиво прививал интерес к ним. На занятия приходил всегда со стопкой журналов, газет, читал из них вырезки. На конкретных примерах пояснял законы и азы политэкономии. Мне в завершение учебы говорил: не расставайся с политэкономией, она дается тебе легко, чувствую, что придется тебе защищать кандидатскую диссертацию, не забудь пригласить меня. Да, Михаил Захарович, светлая вам память, низкий поклон. Заложили вы в меня хорошее зерно, пусть я и не состоялся как ученый, но зато стал неплохим экономистом.

Хотя я пытался выполнить его завет, брался за кандидатскую по политэкономии после окончания экономического института, но столкнулся с внутренним препятствием. Мне не совсем понравилось определение «социалистический способ производства», чувствовалось здесь много не­правды, искажения и просто лжи. И я запротестовал, поняв, что в будущем не смогу читать студентам этот раздел. Так мы с руководителем и разошлись на этой почве[1].

Хорошую память оставила о себе Тамара Ивановна Кузне­цова, жена нашего директора. Строгая, всегда со вкусом одетая, с пронзительным взглядом карих глаз. Так часто бывает, что характер преподава­теля сродни его дисциплине. Тамара Ивановна читала нам предметы «Налог с оборота» и «Госдоходы». Была грамотным и требовательным преподавателем.

А вот «Государственный бюджет» – наука тонкая, не допус­кающая суеты, тема требует спокойствия, выдержки. И преподавала нам эту дисциплину такая же спокойная, высокоинтеллигент­ная Таисия Ефимовна Коробова. Я поражался ее выдержке, такту, вежливости. Может быть, из-за этого я перешел в ее группу и защитил диплом по «Государственному бюджету». К тому же она была у нас классным руководи­телем.

Мне довелось ее вновь увидеть весной 1982 года. Было это так. Жили мы тогда в Долгопрудном. Проснувшись в субботу рано утром, я говорю Татьяне, супруге: «Знаешь, что думаю сделать сегодня?..» А она мне в ответ, как будто прочитала мои мысли: «Хочешь в Звенигород съездить».

Мы быстро собрались и сели на электричку. Первым преподавателем, которого встретили в техникуме, была Т.Е. Коробова, а затем неизменившаяся, такая же живая, слегка полноватая, жизнерадостная Валентина Михайловна Петрова – спортсменка и наш физрук.

Вообще, в техникуме преподавательский состав был очень сильный, чувствовалась слаженность и дисциплина.

Строгий, суховатый по характеру, редко улыбающийся завуч – Александр Николаевич Демичев. Он читал учащимся предметы на базе десятилетки. Все его боялись, но уважали.

Вчерашняя выпускница финансового института Нина Ивановна Беспалова была с резковатым, иногда со «взрывами», характером. Обычно бухгалтеры – «сухари», а она была ближе к лирикам. Да и практики работы на предприятии у нее не было, а без этого науку читать тяжело, нужно не один годовой баланс сделать самому, чтобы познать хорошо учет. Нина Ивановна стара­лась, чувствовалось, переживала за нас. Мне она, если честно, раскрыла секреты бухучета. И потом, когда я учился в инсти­туте, мне было очень легко.

Запомнился по-доброму преподаватель географии. Кажется, звали его Александр Федорович. Спокой­ный, всегда улыбающийся, знающий и любящий свой предмет, он нравился нам. Никогда не грубил, не ругался. Ко мне обращался «товарищ Сошин». Интересно было...

Помню, на втором курсе на урок немецкого языка приходит женщина – молодая, невысокого роста, с высокой прической, симпатич­ная, застенчивая, щеки розоватые от волнения, и начинает с нами знакомиться на немецком языке. Для нас это шок: мы к этому не привычны. Я, помню, говорю: «Ви хайсензи» - «Как Вас зовут?». А она опять отвечает по-немецки. Но мы уловили, что ее зовут Ида Петровна. Подумали: вот влипли! Но постепенно она заставила нас изме­нить отношение к языку, и я вспоминал ее по-доброму и когда учился в институте, и когда сдавал кандидатский минимум.

Врезался в память преподаватель физики, хотя и не помню его фамилию и имя.

Спрашивал он по любой теме, независимо от времени изучения. Мы получали вначале одни «двойки». Для меня это было ЧП! Ведь у меня – ни одной «тройки», мне обязательно нужна стипендия. Хоть и небольшая – тринадцать рублей, да и мама присылала пять-десять рублей, – но без нее не прожить. Талоны на двухразовое питание в студенческой столовой (кстати, кормили очень вкусно!) стоили одиннадцать рублей. А еще за общежитие надо было отдавать два рубля в месяц. По сегодняшним меркам деньги небольшие, а тогда - о-го-го!

Физика нас поставила в раздумье: что делать?! Мы уже начали возму­щаться, мол, это не профилирующий предмет, зачем она нам? Но преподаватель был спокойным и заставил нас, идя на его уроки, повторять весь пройденный материал. Это была хорошая школа. В любом деле требуются глубокие знания, а не поверхностные. Спасибо учителю...

Как островок счастливой семейной жизни, запомнились супруги Нина Васильевна и Иван Семенович Мищенко. Улыб­чивые, но очень строгие. Нина Васильевна преподавала мате­матику, владела предметом в совершенстве. Иван Семенович читал десятиклассникам «Историю КПСС». Был секретарем парткома, а я – секретарем комсомоль­ской организации группы. Помню случай: наши девчата закружили с городскими ребятами, да и разболтали по техни­куму ненужное; пошел шум. Обсуждали девчат на комсомоль­ских собраниях с оргвыводами, а затем Иван Семенович пригласил меня на партком как секретаря организа­ции. Сняли с меня стружку за неудовлетворительную воспи­тательную работу и объявили выговор. А мне самому было неполных шестнадцать лет! Такие у нас были нормы жизни. А может, так и надо? Ответственность была, не то, что сейчас, – неуправляемое общество, «задемократилась» молодежь.

Люди, о которых я рассказал, мне запомнились, и будут со мной до конца жизни. Я благодарен им за жизненную основу, от них я начал свое движение в жизнь.

Мне думается, что я их не подвел, твердо шел по правильному пути, не страшась трудностей, не паникуя перед препят­ствиями.

Пусть у нас в техникуме не было благоустроенного общежития, комфортного учебного корпуса, зато у нас была хорошая и добрая группа, нас окружали хорошие и добрые преподавате­ли.

Перед дипломом мы ночевали во дворе под звездным небом: не захотели уходить на квартиры и попросили разреше­ния остаться на улице, рядом с цветником, – романтика, красота. Как давно все это было...

Эго был сон, красивый, добрый и чистый. Не хотелось с ним расставаться. Но водоворот жизни брал своё. После техникума меня отправили работать на Тамбовщину. Неполных восемнадцать лет, экономист райфинотдела, назы­вают по имени-отчеству. Взрослый человек.

Направили проверять нефтебазу. Главный бухгалтер завалила меня папками с бумагами и ушла из кабинета.

Сижу, не знаю с чего начать. Хоть плачь!.. Задумался, начал искать конец веревочки, за какой можно зацепиться, и так пошло-пошло...

После армии я вернулся вновь в райфинотдел на должность старшего экономиста и продолжил учебу в Экономическом институте. Затем перешел на вечернее отделение, переехав в Саратов, где и обосновался.

Работал на заводе экономистом, финансистом, затем заме­стителем заведующего райфинотделом.

После института, а я окончил его на «отлично», меня пригласили начальником финансового отдела областного строи­тельного объединения. Так я расстался со своей первой специальностью. А в техникуме мне пророчили, что буду министром финансов! Жаль, конечно, что предсказание не сбылось, но, видно, не судьба.

Зато я связал свою жизнь со строительством. Закончил второй институт, Политехнический, получил профессию инженера-строителя. В 29 лет возглавил крупное строительное управление и вот уже более 30 лет тружусь в строительной отрасли, занимая различные руководящие должности.

В Мытищи меня пригласили друзья. Начинал я работать с главного инженера строительного управления, но долго не задержался и быстро продвинулся по служебной лестнице, дойдя до главного инженера треста и генерального директора объедине­ния.

Жизнь идет быстро, вроде бы незаметно. Свободные часы заполняю литературой, музыкой. Тянусь к стихам, читаю ежедневно. У меня много друзей.

Люблю цветы, лес, собак. Душа живет! Удалась ли жизнь? – иногда спрашиваю себя. Где-то да, а где-то могло быть иначе... С высоты пройденного пути вижу: из меня получился бы хороший финансист!

Tags: ОчеркProject: poldenAuthor: Сошин В.

Книга "Мы всё ещё русские" здесь

Другие статьи, рассказы, эссе "Про жизнь" читайте здесь

Книги здесь ли здесь