Судят победителей

10.03.2018

В 1991 году исчезла с небосклона Красная звезда, превратившая Советский Союз в мировую альтернативу «власти чистогана» и сделавшая жизни его граждан частью нечто большего - строительства нового мира, в котором не было бы места нужде, неравенству и несправедливости. Строительство это было иногда несовершенным, иногда подвергавшимся саботажу - а то и прямой агрессии - и осталось оно незавершенным, но в нем всегда присутствовала романтика. Звучащая, например, у героев повести «Школа» Аркадия Гайдара: «Ночь выслала в дозоры тысячи звезд, чтобы я еще раз посмотрел на них. И светлую луну выслал тоже. Думалось: «Чубук жил, и Цыганенок жил , и Хорек…  Теперь их нет и меня не будет». Вспомнил, как один раз сказал мне Цыганенок: «С тех пор я пошел искать светлую жизнь». - «И думаешь найти?» - спросил я. Он ответил: «Один не нашел бы, а все вместе должны найми… Потому – охота большая».

- Да, да! Все вместе, - ухватившись за эту мысль, прошептал я, - обязательно все вместе. - Тут глаза закрылись, и долго думалось о чем-то незапоминаемом, но хорошем-хорошем».

В мечте Цыганенка (как и в решениях партийных съездов, кстати) «светлая жизнь» не предназначалась только «избранным», «успешным» или «коренным» - она была уделом каждого, кто был готов ее строить. Равенство и справедливость и делали ее силой, притягивающей к себе сторонников во всех концах земли. Именно привлекательность этих сторон советской мечты не давала покоя еще одному гайдаровскому персонажу - Главному Буржуину из сказки о Мальчише-Кибальчише: « - Нет ли, Мальчиш, тайного хода из вашей страны во все другие страны, по которому как у вас кликнут, так у нас откликаются, как у вас запоют, так у нас подхватывают, что у вас скажут, над тем у нас задумываются?»

Тем не менее, по иронии судьбы не кто иной, как внук Егор - потомок краткого брака писателя с Лией Лазаревной Соломянской – и выступил одним из главных организаторов похорон этой Мечты, прибыв к нам из самого логова Главного Буржуина – Международного института прикладного системного анализа в Лаксенбурге. Могильный камень над ней пытались поставить и запретом государственной идеологии, ставшим частью Конституции, принятой по итогам расстрелов 1993 года. Однако, по прошествии «тучных лет», закончившихся активными приготовлениями западных «партнеров» к прямому присвоению ресурсов России для решения своих проблем, даже представители власти стали осознавать, что совсем без объединяющей идеи все же не обойтись. С учетом приобретающего все более отчетливые очертания военного противостояния с Западом, а также откликаясь на доминирующие общественные настроения в год выборов, ряд высших руководителей, включая самого президента, не раз касались темы патриотизма, выдвигая его на роль «постсоветской идеи» или «российской мечты». «У нас … не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма… Это и есть национальная идея», - подытожил В.В. Путин, выступая перед потомкам Цыганенка и Мальчиша-Кибальчиша, ныне оказавшимся в числе предпринимателей.

«И все бы хорошо, да что-то нехорошо», - ответил бы президенту Мальчиш-Кибальчиш. Нехорошо то, что правильные слова остаются словами, а совсем неправильные дела - делами. Не президентский ли грант выделялся Фонду Марии Гайдар (еще один потомок писателя, воспользовавшаяся именем прадеда!), ставшей после его получения заместителем руководителя Одесской государственной администрации – фактически, оккупационной Администрации? (https://lenta.ru/news/2015/07/19/pamfilova/). Не президентский ли грант выделялся и на проведение школьного конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век», организованного обществом «Мемориал», являющимся «иностранным агентом»? (http://www.gazeta.ru/social/2016/04/28/8202437.shtml). Известен этот конкурс не только тем, что при вручении его наград зеленкой облили члена жюри Улицкую (какое отношение она имеет к истории и школе?), но и тем, что среди его победителей оказалась, например, Василина Рыбалкина из Новосибирска, рассказавшая со слов бабушки о своем прадедушке, Юрии Ямбикове, достоинства которого ограничивались прослушиванием «Голоса Америки», Би-би-си и «Немецкой волны». Своих отпрысков ох научил «...критическому восприятию реальности. При этом давал понять, что не всегда стоит демонстрировать свое несогласие с теми, от кого зависит благополучие близких».

Поневоле возникает вопрос: Неужели образцом человека России ХХ века является слушатель «Голоса Америки», а президентского гранта при этом достойны те, кто воспевает конформизм носящих «фиг в кармане»? Никто не спорит с тем, что аудитория у западных «радиоголосов» в Советском Союзе была, но эта ли публика определяла то, что стране удалось тогда достичь? В чем, собственно, заключались их достижения, кроме повторения чужих тезисов и стремления предусмотрительно «поступится своими принципами», когда имеешь дело с «хозяевами жизни»? Или таким образом остающиеся в тени режиссеры, проецируют прошлое на день сегодняшний, подсказывая старшеклассникам, как они должны себя вести по отношению к тем, от кого ныне «зависит благополучие их близких»?

 И как нам быть с тем, что практически одновременно с проникновенными словами президента о патриотизме как «объединяющей идее», федеральный телеканал Россия 1 в качестве развлечения показывает «танцы со звездами», в которых девушка - из тех, что в советское время «провожали на позицию бойца» - теперь кокетливо танцует с офицером вермахта в полной форме? Руководство канала потом картинно всплескивало руками о том, что «номер … вызвал противоречивые эмоции у зрителей» и что Александр Петров – любимый ученик Леонида Ефимовича Хейфица - только и хотел, как рассказать нам о «трагической обреченной любви русской девушки и немца». В таком случае остается заключить, что никаких противоречивых эмоций у самих руководителей телеэфира этот номер не вызвал. И то, что эти люди до сих пор остаются при своих должностях, показывает, что их представления об уместном и допустимом в отношении нашей истории разделяются и теми, кто их на эти должности назначал.

Вот мы и подошли к не очень приятному, но увы, неизбежному заключению о том, что никакой «объединяющей идеей» патриотизм служить не может, особенно в условиях, когда создателям «альтернативных версий» истории России ХХ и ХХI века предоставляются все возможности для озвучивания своих представлений. Причем, во всех этих версиях судят как раз победителей, принимающих сейчас парад на Красной площади. И самое неприятное - то, что люди, оплачивающие обливание победителей грязью, сидят при этом рядом с ветеранами и даже жмут им руки. 

Tags: Будущее РоссииProject: MolokoAuthor: Сергеев Борис