«Суррогатная литература» как десакрализация русской культуры

А еще говорят, у нас нет подлинной литературы. Мол, вот в 20-е годы прошлого столетия были Горький, Серафимович, Шолохов, Леонов, Платонов...

А сейчас, мол, Игорь Яркевич. Однако чем не писатель, смелый новатор, вполне оригинальный, к тому же нонконформист. Не то что какой-нибудь замшелый реалист или, не к ночи будь помянут, соцреалист. Вот тут зацепился я взглядом за его рассказ «Суррогат», «о биологическом сыне биологического отца» (НГ-Ех Libris. 16.07.2015). Сюжет вполне современный, даже сверхактуальный, в чем-то сногсшибательный. Встретились Он и Она и вдруг выясняется, что у них уже 10 лет назад родился сын. Имя странное иностранное - Суррогат, коротко - Сур, почти сюр. Впрочем, легко объяснимо: тот родился суррогатным способом.

Прекрасный повод поведать неискушенному читателю о современных способах зачатия ребенка в бессознательном состоянии. И он рассказывает от имени героя-отца, как это может быть. Но поскольку описание носит трудно произносимый по причине ненормативности языка характер, на помощь приходит редакция... Отважусь привести несколько характерных примеров, хотя признаться, делаю это с некоторым смущением «...Или когда ты пьяный, спишь и ничего не замечаешь, как тебя тянут за (слово на букву «х».- НГ-ЕL)» и добиваются спермы через эрекцию или сразу после секса забрать сперму из влагалища». Редакторская подсказка, конечно, литературный прием, якобы прикрывающий скабрезность текста, а на самом деле обостряющий смысл, хотя куда уж острее... «Все это ужасно, - продолжает автор-нонконформист. - В России физиологию не любят, как что устроено внутри (слово на букву «х».- НГ-ЕL) или во влагалище, не любят еще больше».

Ну да, в России не любят, а Яркевич очень даже любит и с первых же строк начинает обучать читателя этой любви, и вот мы уже вынуждены затыкать нос (дурно пахнет!) и закрывать глаза. Надо же соответствовать, чтобы не отстать от достижений современной литературы! Под стать и героиня, биологическая мать. Она, к примеру, уверена, что от «биологического отца» можно ожидать что угодно: «Он уже только (слово на букву «х».- НГ-ЕL) и производитель спермы, а не Моцарт и Коперник». Соответственно и сама героиня тоже не Моцарт и Коперник, а только «производитель яйцеклетки»... После такого объяснения понятно, что родившийся ребенок - это представитель некоей «новой расы», ребенок-индиго. Его таланты сводятся к тому, что он легко распознает, кто станет геем, что девочки «все дуры» и признается, что он больше любит мальчиков...

Тематика, как видим, вполне «прогрессивная» для нынешнего времени: вся фантазия писателя крутится вокруг гомосексуализма. России нужны люди-индиго, они якобы будущие «патриоты России», читаем мы в рассказе Яркевича. Вся эта дребедень сопровождается рассуждениями о событиях на Украине, о санкциях и прочей «актуальности». Хорошо хоть кажется, что автор, перейдя на газетные темы, забыл о матерном языке. Ан нет! Теперь уже сами герои переходят на «зашифрованные» слова - на этот раз преимущественно на слово «м»... По мнению героев чуть ли не все окружающие их люди - это люди на букву «м». Но это же откровенный плагиат: вспомним шукшинское «чудак на букву «м». Но там этот прием по-своему уместен и не так навязчив... Здесь же вся эта «шифровка» ничего, кроме грязи и грубых шуток на уровне «скверного анекдота» не несет. Без всякого повода заходит разговор о нашей литературе, и герои с подачи смешливого автора всех современных писателей называют... людьми «на букву «м».

 Самокритично, конечно, если бы это относилось только к самому автору рассказа... Он давно свихнулся на обсценной лексике и на «игре» с запретным, ненормативным. Так сказать, десакрализирует русскую культуру, наш нравственный и языковой код. Рассчитано на «простоту», на эстетику «дома-2», «Камеди-клаб» и ТНТ, на принцип «схавают». И ведь хавают...

Tags: КритикаProject: MolokoAuthor: Саватеев В.