Легендарный подвиг или легенда о подвиге?

06.04.2018

Или история про то, как всего один танк в умелых руках, может навести переполох в целой армии.

Средний многобашенный танк Т-28
Средний многобашенный танк Т-28

Долгие годы после войны по Минску ходила легенда об "огненном танке". Старожилы рассказывали, что якобы при отступлении советских войск из Минска в июле 41-го в засаде был оставлен одинокий танк, который совершил по улицам города впечатляющий рейд. Однако за рамки стандартной легенды из разряда "неуловимых мстителей" данная история не выходила.

Как вдруг, спустя более чем 20 лет после войны, эта история обрела и лица, и конкретику. По той версии, которая сейчас считается официальной дело было так:

В июне 1941-го на складе Наркомата обороны, расположенном недалеко от Минска, служил старший сержант-сверхсрочник Дмитрий Иванович Малько. В 1937-м он был призван в ряды Красной Армии и за несколько лет прошел великолепную боевую школу – воевал в Испании, на Халхин-Голе, в Финляндии.

Дмитрий Иванович Малько, механик-водитель Т-28
Дмитрий Иванович Малько, механик-водитель Т-28

С началом войны на складе, где служил Малько, оказался поступивший из капитального ремонта средний танк Т-28.

Вот эту-то машину, у которой даже не было экипажа, Малько согласно приказу об эвакуации склада должен был уничтожить, но машина ему так понравилась, что он решил перегнать её вместе со своей отступающей частью в Могилёв. Однако по дороге танк заглох и, пока Малько искал и устранял неисправность, колонна ушла вперёд. Таким образом «бесхозный» механик-водитель вместе со своим танком перешел под команду встретившегося ему в лесу майора-танкиста по фамилии Васечкин (его имя неизвестно по сей день). Он возглавлял небольшой отряд из таких же, как Малько, потерявшихся в хаосе июня 41-го курсантов. Звали их Николай Педан, Александр Рачицкий, Федор Наумов, фамилия четвертого – Сергея – осталась неизвестной.

Майор Васечкин был, по свидетельствам Малько, инициативным и энергичным командиром. Под его руководством экипаж решил пробиваться к своим не «тихой сапой», а с боем, через только что захваченный немцами Минск. Дерзкий план вполне мог осуществиться - целей для мощного Т-28 в Минске было хоть отбавляй, а в боеприпасах и топливе недостатка не было: на пути танкистам попались брошенные склады со снарядами, патронами и ГСМ.

Утром 3 июля 1941-го Т-28 въехал в оккупированный Минск. Никакого интереса к танку с красными звездами на броне немцы, которых танкисты увидели на улице Ворошилова (ныне – улица Октябрьская), не проявили – видимо, решили, что это очередная трофейная машина. Несколькими пулеметными очередями уничтожив группу солдат противника, грузивших ящики со спиртным в грузовик, танк по деревянному мосту пересек реку Свислочь и по Гарбарной улице (ныне – Ульяновская) двинулся в центр города.

На пересечении Советской и Октябрьской улиц (ныне – проспект Независимости и улица Янки Купалы) экипаж Т-28 увидел скопление немцев – танки, бронемашины, грузовики и бензовозы стояли в несколько рядов, немецкие солдаты купались в реке. Танк открыл огонь и через несколько минут перекресток был превращен в море огня, а Т-28 развернулся и на максимальной скорости помчался по Советской дальше, к выезду из города.

В районе Золотой Горки, на самом выезде из Минска, Т-28 попал под обстрел германской противотанкового орудия. Несколько снарядов попало в корму танка, он загорелся и остановился.

Командир экипажа и один из курсантов приняли свой последний бой на Комаровской развилке Минска (ныне – площадь Якуба Коласа). Они отстреливались из личного оружия до конца и погибли. Но самое удивительное, пожалуй, состоит в том, что троим членам экипажа удалось уцелеть. Заряжающий Федор Наумов попал к партизанам, Николай Педан был взят в плен и провел войну в концлагере, а раненому осколком в голову механику-водителю Дмитрию Малько, которого кто-то из местных в бессознательном состоянии оттащил в густую растительность и накрыл мешковиной, удалось в итоге перейти линию фронта и попасть к своим. После проверки "особистов" Малько вернули в действующую армию. Впоследствии он прошёл всю войну: управлял танками Т-34, «Черчилль», «Матильда», «Валентайн». Освобождал Белоруссию, Польшу и закончил войну в Кёнигсберге гвардии старшим лейтенантом.

Сколько всего противника было уничтожено за время героического рейда одинокого Т-28 по Минску танкисты не считали, так как было совсем не до этого. Как говорят местные жители (данные непроверенные) в тот день было уничтожено и выведено из строя около 10 танков и бронемашин противника, 14 грузовиков, 3 артиллерийские батареи. Немцы понесли и немалые потери в живой силе – «огненный танк» уничтожил более 300 солдат и офицеров вермахта.

История эта долгое время была в ранге городских легенд. Только в 1966 году благодаря поисковой работе школьников-энтузиастов был найден один из членов экипажа, человек, который провел Т-28 по улицам захваченного Минска, - рабочий Минского моторного завода Дмитрий Малько. Его наградили орденом Отечественной войны I степени. После удалось найти ещё одного члена экипажа - курсанта Николая Педана.

От редакции: в основе данной истории лежит рассказ самого Дмитрия Малько и рассказы жителей Минска. Хотим заметить, что мнения современных исследователей на те события расходятся. Те, кто отрицает факт данного рейда, утверждают, что история, рассказанная Дмитрием Малько является выдумкой основанной на хорошо задокументированном прорыве двух Т-34, один из которых был подбит только у штаба 20-й танковой дивизии вермахта, при этом командир дивизии получил ранение. Подбитая же тридцать четверка несколько лет стояла на улице Минска, став настоящей легендой для жителей города. Эпизод с Т-34 мы рассмотрим в отдельной статье.
Верить же или нет данной истории - это вопрос сугубо личный. Достоверных фактов подтверждающих или опровергающих правдивость рейда, нам найти не удалось.