Овуляшки в поезде

10.02.2018

Такой ужасной поездки, как у меня в эту ночь, не было ни у кого. Мы ехали в плацкарте, на боковушках. Вдруг из соседнего от нас отсека раздался голос: "Молодежь! А ну-ка, уступите нижнюю полку женщине быстро! Этожемать. Этожеребенок!" Нужно было срочно решить, что ответить. Тогда я…

окинула взглядом пространство, откуда раздавался голос. На небольшой площади находилось сразу три ребенка и 4 онижематери.

Первая, которой мне и следовало уступить место - вся измудоханная жизнью тетка средних лет, с бледным лицом, блеклыми волосами, бесцветным потухшим взглядом. От нее исходило просто невыносимое ощущение беды и жизненного тухляка. С ней был милый ребеночек лет трех. Вот как раз им досталась верхняя полка. Время от времени она говорила по телефону - кажется, у нее внезапно тяжело заболел кто-то близкий.

Тетка, которая потребовала уступить место - бабулька лет 70-ти, с подрисованными угольком бровями и оттянутыми мочками ушей. Очень любит командовать и руководить, не терпит возражений, болтлива и скандальна. Я спросила, почему полку не может уступить она сама? Оказалось, она тоже наверху. Все время пытается рассказывать про свои материнские подвиги другим яжематерям.

На нижних полках - две классические овуляшки-подруги, выехавшие на юг с детьми одной из них(2 ребенка по три-четыре года). Дети невоспитанные, крикливые, хнычут 24/7, пререкаются с мамой, скандалят. Та из овуляшек, которая мать, орет еще громче, чем дети, бьет их, лупит, постоянно восклицает что-то типа: "Слово матери - закон!", " Я для вас - Бог!", "Я для вас - авторитет!". Когда не помогает - снова бьет.

Ее подруга, большая, грузная, похожая на слона, невозмутимо тыкается в планшет, не обращая внимания на детей, которые кроме того, что постоянно орут, еще и постоянно жрут вафли(все происходит одновременно).

Внезапно девочку начинает тошнить, и она вываливает содержимое желудка на пол в неимоверном количестве. Весь пол маленького отсека оказывается заблеван. Просто весь. Никогда такого не видела.

Мамашка-овуляшка, потрясая мощными золотыми серьгами, требует проводницу для уборки. Потом замечает, что ее милый модный костюмчик тоже запачкан. Несется отмываться. Дети с визгом бросаются комментировать то, что сейчас кто-то начнет убрать их блевотину.

Мать возвращается и в красках описывает им, какие страдания терпит в этом время тетя-проводник. Тетя проводник сверкает глазами так, как будто хочет взять и у*бать. Дети веселятся. Ненадолго плач прекращается.

Запах в отсеке такой невыносимый, что измудоханная жизнью тетка с верхней полки страдальчески закатывает глаза. Кажется, она готова заплакать. Мне становится ее жалко.

- Идите к нам! - говорю я, и все-таки уступаю нижнее место. Сама лезу в эпицентр событий, туда, где орут невоспитанные дети, овуляшки поглощают вафли и пытаются включить мультик, и где жутко воняет.

Вдруг на лице матери-овуляшки проступает подобие улыбки. Она говорит подружке громким заговорщическим шепотом: хотела отправить СМС мужу, а послала Саиду. Хихихи.

Затем уже громко начинает обсуждать все тяготы, которые выпали на плечи матери, решившейся отвезти детей на юг. Дети невоспитанные и мать не может ни минутки отдохнуть. Ужасно! Ей поддакивает бабка с верхней полки. Да, да, какой же это отдых - каторга!

Детям, наконец, включают мультик. Они плачут, говорят, что видели его за отпуск по сто раз каждый день, но в конце концов затихают. Приходит проводник с билетами. Тогда же выясняется, что в вагоне есть свободная нижняя полка, но мама с ребенком уже сладко спят на моей. Я сверлю взглядом бабку, которая все затеяла.

Бабка отшучивается - мол, наверху всегда лучше. Невыносимо воняет, но тут выключается свет, и истерзанный детьми вагон погружается в небытие…

Такая вот вышла поездочка. Одна бестолковая мама, а сколько всем беспокойства...