История, которую не рассказывают sidhe, часть первая

20 August 2018
<100 full reads
2 min.
148 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 53% of the total page views
2 minutes — average reading time

На самом деле Прекрасный народ, сиды не рассказывают эту историю, поскольку она не достойна быть рассказанной. Она незначима.

История, которую не рассказывают sidhe, часть первая

Но если бы кто-то из них взялся рассказывать её, кое-что непременно вызвало бы его удивление. Например, выводы.

Однажды в большом человеческом городе старая женщина, чувствительная, как многие другие старые женщины, к подсказкам Духа, рассказывала двум детям сказку о той, которая повелевает метелью и покрывает искусными ледяными узорами оконные стекла.

Девочку, которая была маленькой и миленькой, напугало описание силы. Как всякое слабое и зависимое от чужой заботы существо, она была пуглива и предположила, что тот, кто не заботится о ней, непременно на нее нападет. И – о, этот прекрасный момент, когда маленькому человечку надоедает сидеть на ручках и хочется показать, какой ты большой и сильный (во всяком случае, ты больше и сильнее вот того перепуганного симпатичного существа рядом). Мальчик назвал ту, что повелевает метелью, по имени и пообещал сразиться с ней. И победить, разумеется. Редкий мальчик планирует проиграть в такой ситуации. Особенно, если никто ещё не нападает.

Мало кто из сидов способен проигнорировать вызов на бой.

Хвастаешься? Докажи. Слова в их мире имеют силу заклинания, поскольку, как известно, сиды никогда не врут. Во всяком случае, напрямую.

Таким образом та, кого в этой истории называют Снежной королевой, услышала зов смертного человеческого мальчика и нашла это достаточно забавным. Дерзость привлекательна. Порыв, ярость и смелость, даже та, которая родится из глупости – довольно ценные и увлекательные вещи для всякого бессмертного.

Это необычно.

Это хороший задел для игры, хотя, возможно, и не такой, какие нравятся людям. Игры сидов нередко заканчиваются оторванными головами и кишками, намотанными на столб – таковы уж они. Игра, ведущая к познанию нового, к власти, к приключениями для них много важнее побочных эффектов. Подобно тому, как «Париж стоит мессы», осмысленная игра для них стоит и боли, и страха, и потерь, и разочарования, непременно сопровождающих всякую настоящую историю.

Итак, однажды ночью, «когда Кай был уже дома и почти совсем разделся, собираясь лечь спать, он вскарабкался на стул у окна и поглядел в маленький оттаявший на оконном стекле кружочек. За окном порхали снежинки; одна из них, побольше, упала на край цветочного ящика и начала расти, расти, пока наконец не превратилась в женщину, укутанную в тончайший белый тюль, сотканный, казалось, из миллионов снежных звёздочек. Она была так прелестна, так нежна, вся из ослепительно белого льда и всё же живая! Глаза её сверкали, как звёзды, но в них не было ни теплоты, ни кротости. Она кивнула мальчику и поманила его рукой».

Это была Мэб, королева Воздуха и Тьмы, владычица всех зимних сидхе, правительница самой кровожадной, непостижимой и безжалостной части Прекрасного народа.

Спустя короткое время, как пишет человеческий сказочник Андерсен, мальчика увлекли структуры и алгоритмы, он принялся изучать схемы и принципы, согласно которым сделан мир – поскольку, не изучив этого, не научившись быть внимательным и последовательным, невозможно чинить мир и пересоздавать его. Возможно, некоторые люди и не занимаются этим, даже когда вырастают, но все сиды, даже очень юные, делают это согласно своим представлениям о должном и прекрасном.

Однако ради этих занятий пришлось отложить ламповые посиделки, любование розами, распевания псалмов и даже - о, ужас – обнимашки с миленькой Гердой, которая любила мальчика всем сердцем.

Любопытно, что даже Андерсен ничего не говорит об отношении Кая к Герде. Что он чувствовал к миленькой маленькой девочке, которая любила книжки с картинками и розы, а ещё сумела выучить и часто пела один псалом?

Это то, с чего начинается эта история. Дойдя до конца, мы непременно будем знать больше, чем теперь.