Интересное задание

Мы скучали в классе эскадрильи. То есть, по плану проводилась командирская подготовка, если бы была хорошая погода, мы бы пошли играть в футбол, но погода была плохая. Для привычных дальневосточников просто плохая, а для обыкновенных людей - отвратительная, шквалистый ветер, ливень, только "камней с неба" не хватает. Настроение - под стать погоде. Несколько скрашивало действительность то, что выдали получку. Народ сидел по классам и строил планы по освоению этой немалой суммы. Некоторые уже отнесли малую толику полученной суммы в вино-водочный отдел магазина, обменяли на известный всем товар, и не стали закладывать этот товар на длительное хранение. Таким сиделось веселей.
В штаб эскадрильи прибежал командир полка. Именно прибежал, а это настораживает. Народ оживился. Бегущий полковник в мирное время - это паника, значит, жди различных глупостей. Глупости не заставили себя долго ждать. Пришел командир эскадрильи и поставил задачу: отобрать отряд, который через 3 часа вылетает на Камчатку, где разбомбит, что скажут. Что конкретно там не на месте, расскажут после посадки на Елизово. Классический отряд, по ранее приведенным причинам, отобрать не удалось, поэтому было принято соломоново решение - полетит сам комэска, командир отряда, который выпить просто не успел, и молодой командир, которому пить в служебное время еще не разрешалось.
Сказано - сделано. Сходили домой за вещами, поехали на аэродром. Не зная, какие бомбы придется применять, решили повесить на себя все держатели, какие возможно. Несмотря на плохую погоду, взлетели по плану, через 2 час уже заруливали на стоянку в Елизово. Руководитель полетов предупредил, что нас встречают. Насторожились. Не зря. По стоянке уже прогуливался настоящий адмирал. Эти флотоводцы всегда вносили в нашу жизнь элемент неожиданности, так как о своей авиации у них были очень оригинальные представления. Нам удалось произвести впечатление на адмирала. При заруливании мы сдули с него фуражку, которая улетела в лужу. Поэтому, выходя из самолета, мы тактично пропустили первым старого командира отряда. Командир спускался по лесенке медленно, торопливый правак наступил ему на голову, белоснежная фуражка командира приобрела отпечаток обуви 43 размера. Построив экипаж, командир доложил адмиралу, что мы прибыли для выполнения всяких задач. Адмирал прокричал, что летчики с грязными фуражками ему не нужны, на что наш командир злорадно пробурчал: "На свою посмотри". Обменявшись приветствиями, мы пошли размещаться, почему-то в клуб. В клубе около сцены стояли солдатские койки, на сцене, под плакатом о нашей партии, которая была для нас и честью и совестью, стоял стол, за которым ранее прилетевшие товарищи уже очень живо обсуждали порядок выполнения ещё не поставленных задач. Провинившийся правак сгонял в магазин за жидкостью, которая, как известно, смывает все следы, и мы присоединились к обсуждению. Поздно ночью комэска разогнал развоевавшихся воздушных бойцов по койкам.
Утро. Штаб 317-го полка. Постановка задачи. Задача простая и незатейливая - составом отряда незаметно подкрасться на очень малой высоте к полигону Налычево и разбомбить цель, которую будет изображать надувной плотик размерами 4 на 6 метров. Боевая загрузка - по 12 ФАБ-250. Некоторые "незначительные" проблемки:
- подкрадываться будем со стороны берега, а рельеф там, мягко говоря, не располагает к полетам на высотах менее 4200 м;
- участие в операции боевых пловцов с колющими предметами и взрывными зарядами не планируется, поэтому придется действительно попадать в плотик хотя бы одной бомбой из 36-ти;
- надо постараться не утопить 2 больших десантных корабля (БДК), которые будут стоять рядом с плотиком, ведь им еще десант высаживать.
Этими боевыми действиями флотоводцы хотели поразить воображение сухопутного маршала Соколова, который будет наблюдать за полем боя с КП полигона. Готовиться к вылету решили по месту проживания. Все продумали, бомбить будем с 900 м, серией, по команде ведущего, по ущелью пойдем визуально, плотным строем. Оформив полетную документацию, решили проиграть полет "пеший по-летному", правак сбегал в магазин за "модельками самолетов". Использовать все "модельки" не дал пришедший комэска, резонно рассудивший, что этим будем заниматься при разборе полета.
Опять утро. Надо заметить, что на Камчатке оно наступает на 2 часа раньше, чем у нас, а "воевали" мы вчера по-нашему времени, поэтому хочется спать, и не хочется ничего бомбить. Но люди мы военные, бомбить, так бомбить. Оценили погоду. Все ни к черту. Над полигоном ясно, а над сушей облачность на 1000 м. Придется пробивать в плотном строю, выходить к берегу с минимальным вертикальным эшелонированием. Страшно-о-о. Но, мастерство советских летчиков тогда пределов не имело, поэтому цель мы уничтожили. От увиденной картины маршал обалдел, прокричал в эфир, что он здесь "самый первый", и что летчики - молодцы. Радиопохвала вдохновила нас, разбор полета прошел на очень высоком уровне.
Через день мы перелетели домой, начали ковырять дырочки в кителях под ордена.
Не сложилось. Нам переслали аэрофотоснимки камчатского Ту-16, который летал над театром боевых действий и запечатлел наш "подвиг" для потомков. На снимках было хорошо видно, что наш молодой командир в облаках отстал от ведущего, вывалившись под облака, он сбросил бомбы по команде ведущего, не оценив своего места. Все его 12 ФАБ-250 легли по борту БДК, пришлось только поблагодарить корабелов, которые заложили такой запас прочности в этот проект. Можно было представить себе состояние флотоводцев, которые оказались именно на этом корабле. Так что про ордена мы забыли.
Ну и ладно, не за чины и награды мы служили.