Петька II

Начало: https://zen.yandex.ru/media/morskaja_aviacija/petka-i-5b0a7d0fad0f2275c2ba6b91

Из телевизора Петька узнал, что стало модным присваивать боевым самолетам всякие почетные наименования, или имена прославленных авиаторов. Не миновала эта мода и Морскую Авиацию. Особенно отличились авиаторы Северного флота, которые назвали ракетоносец Ту-22м3 «Мончегорский горняк», в надежде на спонсорскую помощь от горнодобывающей компании. Не знаю, чем они там думали… Но именно этим же думал и Петька, когда единолично решил назвать один из самолетов Ил-38 именем бывшего заместителя командира полка. И не только решил, но и начал претворять это решение в жизнь – написал в политотдел ВВС обращение по этому поводу, отправил его адресату, и стал ждать ответ. А ответа нету… Петька был настойчивым, долго ждать не стал, позвонил в политотдел, выразил свое негодование тем, что замалчиваются его прекрасные инициативы, пообещал обратиться к Командующему. Политотдел вяло отреагировал, мол, вопрос рассматривается, и опять затаился. Петька стал доставать политотдел звонками. И тогда один из политработников позвонил своему бывшему сослуживцу, начальнику штаба полка.
- Владимирович! Ты один на этого Петьку имеешь влияние, объясни ему, что никто не собирается называть самолет именем обыкновенного подполковника запаса, да и не такое уж это простое дело, чтобы заморачиваться по пустякам. Мы не хотим с ним ссориться, но он уже достал нас своими звонками и угрозами.
- Да зачем мне это нужно, и так отношения все хуже и хуже…
- Ну тебе же нечего терять, а мы торжественно клянемся, что не заметим какую-нибудь очередную выходку вашего полка.
- Ладно, уговорил, только ради полка.
Выбрав удобный момент, брат приступил к решению наболевшего вопроса.
- Слушай, командир, я тут узнал, что ты хочешь назвать самолет именем нашего бывшего зама.
- Ну да! Здорово я придумал? Все называют, а мы чем хуже?
- Мы не хуже, а может, даже и лучше некоторых, но вот почему именно именем этого зама? Обычный зам, таких десятки в нашей Авиации, ничего героического за ним нет.
- Не, ну как же? Я у него праваком летал, он меня и на командира корабля выдвинул, и инструктором моим был.
- Да знаю я, что он тебе везде проталкивал, вот и до командира полка ты уже дорос на нашу голову. А подвиги за ним есть? Нет, я понимаю, что служба рядом с тобой, это наш ежедневный подвиг, а что-нибудь существенное он сотворил?
- Ну, он лодки ловил, у него и орден есть…
- Так у нас полк такой, противолодочный, а орден и у меня есть, но ты же не предлагаешь назвать самолет моим именем.
- А что ты конкретно имеешь против?
- Тут такое дело… Надо, чтобы не ты лично, а Родина отметила какой-нибудь подвиг этого зама, тогда и назовем. И вообще, как-то несолидно называть самолет именем офицера запаса, который живет рядом с нами, и торгует клубникой на рынке. Может, погодим немного?
- Да, про клубнику я не подумал… Ладно, погодим.
Так и заглохло новомодное начинание.

Жизнь и служба шли своим чередом. Штаб ВВС, чтобы как-то оправдать свое существование, решил организовать масштабные сборы руксостава, где хотели нам рассказать о том, как еще лучше организовывать процесс летной подготовки. Ну, собрали всех командиров, начальников штабов, замов, старших штурманов в Кневичах. Сборы назначили на следующий день, в штабе транспортного полка, там же в Кневичах. Мы с братом поехали в нему домой, в Артем, там у него квартира, остальные остались в гостинице. Приехали к брату домой, жена стол накрыла, сидим, о жизни разговариваем. Смотрю, брат что-то дергается…
- Ты чего дергаешься?
- Да за Петьку волнуюсь. Он давно уже в гостинице не ночевал, вместе со всеми, всякое может случиться с этим рыжим Бобиком, он же еще в дороге начал готовиться.
- Да чего ты за полковника переживаешь? И почему он – рыжий Бобик, если он Петька?
- А… Ты же не знаешь, теперь у него двойное прозвище – Петька-рыжий Бобик.
- А чего так?
- Сейчас расскажу.
Несмотря на происки командира, полк продолжал исправно заниматься боевой подготовкой, ловил лодки, готовил летчиков, в общем, даже стал передовым полком ВВС. В политуправлении ТОФ решили отметить успехи полка в ведомственной прессе, и послали в гарнизон корреспондента газеты «Боевая вахта». Как обычно, корреспондент пробухал с замполитами три дня, после чего срок командировки закончился, и корреспондент убыл во Владивосток, прихватив у замполита полка фотографию Петьки на аэродроме. Через некоторое время статья о передовом противолодочном полку появилась в газете. Обычная статья, но корреспондент решил добавить «красивостей», и дал развернутый портрет командира. Точно не помню, но очень близко к тексту – «… командир по-мальчишески сдвинул пилотку на затылок, показался короткий рыжеватый бобрик, и только напряженный взгляд стальных глаз выдавал усталость командира…».
Радостный замполит, в конце рабочего дня, притащил эту газету в кабинет командира, где тот с заместителями подводил итоги, и были они уже не только «без галстуков», но и «с запахом».
- Вот, читай статью про наш полк! Там и про тебя есть. Зря ты тогда орал, что я с корреспондентом третий день пью, видишь, хорошая статья получилась, и фото твое на первой полосе.
Командир взял газету, быстренько пробежал глазами статью, и вызверился.
- Что это за херня? Какой это рыжеватый бобик показался?
- Какой бобик? Дай посмотреть… А, так это не бобик, это бобрик, прическа такая, ты же коротко стрижешься, вот он и обозвал эту стрижку бобриком. Ничего обидного…
- Так… И тебя, и этого писателя… И всех этих политруков….
Вот так и стал Петька еще и рыжим Бобиком.
Утром приехали в штаб транспортного пока, прошли в методический класс, где уже колготился собранный народ. На многих, после бурной ночи, было больно смотреть, но Петька особенно отличался своей молчаливостью, красной мордой лица, и «коротким рыжеватым бобриком», торчавшим в разные стороны. Понять можно, не было у него той закалки, как у офицеров «северных территорий». В классе были развешены разные плакаты и схемы про цикл летной работы, а замполиты подсуетились, и положили на первый стол несколько газет со знаменитой статьей, и портретом Петьки во всю первую полосу. Я взял газету, быстренько просмотрел статью, и громко обратился к брату.
- Да, это не кошка чихнула… Такая статья, да и портрет во всю полосу. Ну, и где этот усталый герой, с рыжеватым бобиком?
Народ, безучастно сидевший в раздумьях об опохмелении, несколько оживился, стал интересоваться.
- Какая статья? Где статья? О ком?
- Да вот же, замполиты вам все разложили, а вам даже лень газеты листать. Если самим трудно прочесть, я могу наиболее интересные места зачитать вслух.
- Читай уже, нам так плохо…
Тут встрепенулся, в силу своих ослабших возможностей, Петька.
- Да нечего там читать…
- Да мне не трудно, я просто перескажу. Тут написано, как Петька ведет свой полк к победам, ни на минуту не останавливаясь. И еще у него усталые стальные глаза, и короткий рыжий бобрик. Да можете сами посмотреть и сравнить, вот фото, а вот и сам Петя.
Народ несколько оживился, кто-то потянулся к газетам, кто-то стал присматриваться к Петьке. Тут зашел Главный штурман ВВС, известный балагур и весельчак.
- Что за веселье? Такое серьезное совещание вам подготовили, а вам бы только бухать и ржать. Сейчас генерал подойдет, и начнем. После вступительного слова генерала, старших штурманов я заберу, у нас будут отдельные сборы.
- Валентиныч! Забери и нас с братом, нам эти сборы до лампочки.
- Ладно, заберу, а чего вы ржали то?
- Да вот, статью о Петьке прочитали, обсуждаем…
- Да эту статью мы уже давно видели. Ну-ка, герой, покажись.
Петя нехотя встал. Валентиныч его внимательно осмотрел, покачал головой, и ехидно вспомнил песню про подводников.
- Да, хорош… «Под черной пилоткой – стальные глаза, и русская водка чиста как слеза». Так вчера было?
- Ну…
- Да не оправдывайся, посмотри вон на «северян», сидят ровно, дышат глубоко, и сразу видно, что уже опохмеленные. Вот с кого пример надо брать!
В класс зашел генерал, мы его поприветствовали, и почти молча выслушали вступительное слово про важность летной работы в деятельности авиационных полков. Потом встал Главный штурман.
- Старшие штурмана полков, и начальники штабов противолодочников – в кабинет старшего штурмана полка, у нас свои сборы, тема не менее важная.
- А начальники штабов тебе зачем?
- Так они же из штурманов, нам есть, что обсудить.
- Понятно, пусть идут, все равно от них тут только вред.
Из задних рядов послышался голос начальника штаба ракетоносцев:
- А можно мне с вами?
- Нет, тебе нельзя, ты не то училище заканчивал, сиди тут, летчик несчастный.
Штурмана, и мы с братом, весело побежали в коридор. Вышел и Главный штурман. Я решил уточнить обстановку:
- Валентиныч, а какая у вас тема? Может, мы с братом мешать будем, тогда мы по личному плану рванем.
- Не боись! Пошли, тема вам понравится. Тут один штурман «снайпера» получил, проставляется.
- Отличная тема! Тогда мы остаемся.
Петька еще немного покомандовал полком, и его задвинули в отдел боевой подготовки ВВС, чтобы он полк не испортил.