Раньше народ и Армия были едины...

Я - лейтенант второго года службы. Из училища привез диагноз - "нейроциркулярная дистония". Цены этому диагнозу нет, но я об этом поздно узнал. Послали в госпиталь. Доктор, "Старый Раджабли", резко решил списать диагноз, чтобы у меня не было
проблем при поступлении в академию. Списал. В палате лежит майор Редькин, по прозвищу "Хренов", кажется, из Хороля. Прославился тем, что очень хотел списаться. Ему сказали, что надо перед "велосипедом"(велоэргометр) съесть 4 кг сахара, тогда ЭКГ зашкалит. Чтобы не рисковать, съел 5 кг сахара-песка, ЭКГ показало, что здоров, как бык. Злой пришел в палату, достал из тумбочки запасные 2 кг сахара, выкинул в окно. Под окном сидел матрос. Попал прямо в голову, матроса увезли в реанимацию, но откачали. "Хренов" уезжал домой, попросил у меня 30 рублей на дорогу. Я, тогда наивный, поверив ему, что он сегодня же, по прибытии в гарнизон, вышлет мне деньги, отдал ему последние. Не вернул. Забыл, наверное.

Пришло время и мне уезжать. Пошарив по всем карманам, нашел 1 руб. 15 коп.
Ну, и хрен с ним, с Редькиным. Билет по ВПД бесплатный, 1 руб. на постель, на все 15 коп. купил пачку "Примы" и коробку спичек. Ехать ровно двое суток. Сел в "паровоз", поехал.
Был в форме, весь из себя "офицер". В купе две тетки, и один серьезный мужчинка, лет около сорока. Когда подошло время ужина, я, сказав, что пошел в ресторан, сходил в туалет, потом покурил в тамбуре, выждал время, пришел в купе, сообщил, что неплохо поужинал. Но жрать уже охота, а ехать ещё около 2-х суток. Лег полежать, может, голод и пройдет. Мужчинка ушел в ресторан, долго отсутствовал, пришел невменяемым,
но спать не ложился, шарахался, и на меня поглядывал. Чтобы не вызывать интереса, я пошел покурить. Тут и мужичок подвалил. И, так сходу, предложил сходить в ресторан. Я ему намекнул, что "уже покушал", да и ему уже хватит. Но он приставал и приставал. Я не выдержал, и сказал, что у меня больше денег нет, чтобы по кабакам шляться, да и вообще нет.
Как этот мужик обрадовался! Он представился, рассказал, что он шахтер, едет в мою сторону к сестре, которую не видел 10 лет, денег у него море, но его в ресторане больше не обслуживают. А мне, в форме, никто не откажет, поэтому он приглашает меня в ресторан на два оставшихся дня пути. Я не мог отказать простому шахтеру, да и жрать очень хотелось. Пошли в ресторан. Я и поел, и выпил, и мужичок мимо рта не проносил.
Что удивительно, - чем больше он пил, тем трезвее становился. После второй ходки в ресторан мы решили, что нечего шляться по составу, так можно и в межвагонное пространство упасть. Да и с персоналом ресторана у нас уже завязались теплые отношения, у каждого из нас со своим персоналом. И стали мы жить в ресторане. И неплохо так жить...
Двое суток пролетели, как одно мгновение. Когда мы расставались с шахтером,
он плакал. На мое предложение привезти ему деньги к сестре, он мне чуть лицо не набил. Мол, что мы, свою Армию не прокормим? А когда он выглянул в дверь на станции, где я выходил, так он вообще в голос завыл, и перекрестил меня в спину.