Больничный переулок: про Монику, чумной карантин и ленивцев

10.03.2018

На углу Больничного переулка и улицы Щепкина аптечная вывеска: «У Моники». Сразу представляешь эту пышную даму в хрустящем белом халате, восседающую за старинным кассовым аппаратом, по-матерински улыбающуюся всем входящим. Но дама к названию аптеки не имеет никакого отношения. А имеют вон те длинные старые дома темного кирпича. Там еще белые наличники. И те новые здания, что за ними, тоже. Это все корпуса МОНИКИ - Московского областного научно-исследовательского клинического института. А раньше – Старо-Екатерининской больницы.

Еще раньше тут был чумной карантин. Последняя крупная вспышка чумы посетила Москву в конце 1770 года. Служители карантинов, набираемые обычно из каторжников — мортусы, — приходили в дома по ночам — за телами. Вид их наводил ужас: мешки на головах с прорезями для глаз и рта, а появление служило приговором — всех, кто общался с больными, забирали в карантин. Люди разбегались, разнося заразу.

Осенью «черная смерть» уносила около 1000 людей в день. Перспектива умереть от болезни или быть запертым в карантин сводила с ума, и нервы не выдержали: 15 сентября 1771 года вспыхнул Чумной бунт. Формальным поводом для этого послужила попытка архиепископа Амвросия воспрепятствовать распространению болезни - у чудотворной иконы Боголюбской Богоматери собирались толпы. Растерянные, напуганные люди, не имея возможности бороться со своим главным врагом — чумой — видели врагов в тех, кто разлучал их с больными, запирал в карантины, ограничивал свободу. Под горячую руку попался архиепископ. Восставшие штурмовали Донской монастырь, где он скрывался, разгромили карантины. Казалось, их главная задача — освободить чуму. Но это мало кто понимал.
Бунт был подавлен в три дня. Екатерина, обретя новый опыт, решила помочь своему полувымершему, обнищавшему и отбившемуся от рук народу, учредив для престарелых, неимущих, увечных больницу. Но поскольку после всех событий в Москве появилось также «множество молодых ленивцев, приобыкших лучше праздно шататься...», чем трудиться, решено было учредить при больнице работный дом и «содержать там мужского пола ленивцев, употребляя оных для пиления дикого камня».
Больница для неимущих была открыта летом 1776 года. В 1828 году она перебазировалась к Петровским воротам, в особняк Гагариных, а эта, на 3-й Мещанской, стала Старо-Екатерининской.

Фото Елены Головань