Петровский переулок: нувориш Терентьев был полон нежности

29 November 2018
3,9k full reads
2,5 min.
5k story viewsUnique page visitors
3,9k read the story to the endThat's 79% of the total page views
2,5 minutes — average reading time
Петровский переулок: нувориш Терентьев был полон нежности

Это, пожалуй, один из самых красивых переулков города, и, что удивительно, почти не тронут. В нем хватает цвета: палевая усадьба Трубецких, оливковый особняк Терентьева, серо-голубой дом Бахрушина. И доминантой – рыже-красный, словно пылающий бутафорской осенней листвой, театр. Цвет этот отдается вдали, в перспективе, стеной Высоко-Петровского монастыря, и перекличка эта последним мазком завершает картину.

Мы же начнем свое сегодняшнее путешествие длиною в 290 метров. Именно такую протяженность имеет протянувшийся от Большой Дмитровки до улицы Петровка Петровский переулок.

Петровский переулок: нувориш Терентьев был полон нежности

Дальше начинается архитектурно прекрасное: стоящий торцом к мостовой охристый особняк с богатой лепниной (№ 6) и мой любимый дом купца Терентьева (№ 8), где женские головки в плавных локонах глядят с фасада и решетка на воротах полна экспрессии, не меньшей, чем «Девятый вал» Айвазовского. По мнению Сергея Романюка, эти строения олицетворяют «300 лет истории московского зодчества в его главнейших этапах – московского, или нарышкинского, барокко XVII столетия, классицизма XVIII столетия и модерна грани XIX и XX вв.». Что ж, неплохие триста лет были, значит.

№ 6 считался «усадьбой Трубецких - Бове», и постройка его датировалась 1830 годом, пока в середине 1980-х реставраторами не было обнаружено, что здание в основе своей – неплохо сохранившиеся палаты XVII века. Палаты изначально выходили в существовавший тогда Трубецкой (по домовладельцам) переулок и были обращены лицом к Высоко-Петровскому монастырю. Высокие окна обрамляли пышные наличники из резного белого камня.

Усадьба Трубецких
Усадьба Трубецких

Владение принадлежало князьям Трубецким. Авдотья Трубецкая, вдова погибшего в 1813 году под Лейпцигом Алексея Трубецкого, сочеталась браком с Осипом Бове – в то время уже известным архитектором, проектировавшим Большой театр, Манеж, Александровский сад. Тем не менее, в свете брак сочли неравным: «Москва помешалась: художник, архитектор, камердинер – всё подходит, лишь бы выйти замуж». Княгиня утратила титул и стала просто «чиновницей седьмого класса», что, впрочем, не помешало счастью молодых. Осип Иванович в качестве приданого получил усадьбу «Архангельское», где выстроил одно из лучших своих творений – Церковь архангела Михаила, кирпичную, с белокаменными деталями, в стиле ампир. Авдотья родила ему четверых сыновей.

Дом купца Терентьева
Дом купца Терентьева

«Чиновница 7 класса Авдотья Бове» в 1833 году продала большую часть владений, оставив за собой дом, имеющий сейчас номер восемь и первоначально строившийся супругами для себя. В 1902-м этот ампирный особняк был неузнаваемо перестроен «в новомодном стиле модерн», архитектором Ивановым-Шицом для богатого бакинского купца, «одного из нуворишей капиталистической Москвы» Терентьева.

Петровский переулок: нувориш Терентьев был полон нежности

О роскоши обстановки, заказываемой в Париже, ходили легенды. Возможно, в те времена в доме Терентьева можно было разглядеть признаки вульгарности, что несет в себе безудержное богатство, сейчас же... Стоит только поглядеть на находящуюся ровно напротив рыжую громадину Театра Наций, уже одним цветом и величиной требующую к себе – и только к себе! – внимания, а затем перевести взгляд на плавные линии оконных проемов, трогательные женские головки в обрамлении волн-волос, нежность цветовых сочетаний, и ощущаешь в сердце любовь к нуворишу-Терентьеву.

Петровский переулок: нувориш Терентьев был полон нежности

В 1920-х здесь было мексиканское посольство, в 30-х дом надстроили двумя этажами, сейчас он принадлежит частному лицу, которого охранник уважительно называет «хозяин».

Еще про Петровский переулок: Как Мариенгоф с Есениным отстаивали "ванную обетованную"; Про театр