Призраки сталинской Москвы: всесоюзный вытрезвитель, дух академика на Крымском валу и тяжелая промышленность вместо ГУМа

23 May 2018

В 1930-х годах Москву ожидали большие перемены. Планы были самые фантастические: все улицы вытянуты по струнке, все здания — до небес. Воплотить удалось далеко не все. Здесь — невоплощенное.

Здание наркомата тяжелой промышленности

Проект Ивана Леонидова
Проект Ивана Леонидова

Грандиозностью замысла с Домом наркомтяжпрома мог соперничать разве что находящийся также на стадии проекта Дворец Советов. 32-этажное административное здание должно было стать второй после него высотной доминантой и расположиться на немалом участке Китай-города, на месте Верхних торговых рядов (где сейчас ГУМ) и кварталами, что за ними. В общем, на Красной площади. По условиям объявленного архитектурного конкурса у строения непременно должен был наличествовать стилобат, который можно было также использовать в качестве трибун. Лучшим был признан проект Ивана Леонидова.

Архитектор объяснял свое видение так:

"Я считаю, что архитектура Кремля и Василия Блаженного должна быть подчинена архитектуре Дома Наркомтяжпрома, а само здание НКТП должно занять центральное место в городе… В проекте центром композиции являются высотные башни... Башен три. Первая – прямоугольная в плане, с легким пространственным верхом, обращена фасадом на Красную площадь. Верх башни стеклянный, с подвесными террасами металлической конструкции (нержавеющая сталь).

Призраки сталинской Москвы: всесоюзный вытрезвитель, дух академика на Крымском валу и тяжелая промышленность вместо ГУМа

Между тем, отношения наркома тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе со Сталиным все больше напрягались, арестовали брата Орджоникидзе, дело шло к развязке, а в 1937 году нарком внезапно умер — по официальной версии, от сердечного приступа. Архитектор, в свою очередь, подвергся нападкам и даже был обвинен во вредительстве, но уцелел. Строительство потеряло актуальность, проект забылся, и торговые ряды не стали сносить, а наоборот, реконструировали. Получился ГУМ. А иначе не видать бы москвичам встреч «в центре зала, у фонтана» и самого вкусного в мире мороженого.

ГУМ
ГУМ

Академия Наук на Крымском валу

Центральный дом художников стоит на Крымском валу так давно (с 1976 г.), что его самого уже собирались сносить, заменив новаторским «Апельсином». Но оказывается, изначально на этом месте вообще должно было находиться здание Академии наук СССР, в 1934 году перебравшейся из Ленинграда в Москву.

Призраки сталинской Москвы: всесоюзный вытрезвитель, дух академика на Крымском валу и тяжелая промышленность вместо ГУМа

Автором, как обычно, масштабного проекта был Алексей Щусев. Вот некоторые детали из описания: «Величественный портик с 22-метровыми колоннами образует главный вход в здание. ...В центре участка образуется замкнутый прямоугольный двор. Его окружают многочисленные инструменты Академии, административные помещения и кабинеты академиков. Со стороны Крымского вала симметрично располагаются два длинных и относительно невысоких трехэтажных корпуса музеев Истории земли и Истории живой природы...». Со стороны Мароновского переулка предполагалось разместить библиотеку с книгохранилищем на 15 млн. томов.

В 1941 году строительство началось — с музейного корпуса. Но до войны успели возвести нулевой цикл. А дальше работы были заморожены. К концу 50-х явно просматривалась рокировка: наука отправлялась на Юго-Запад, а Новая Третьяковская галерея и Дом Художников должны были оккупировать Крымский вал. Так в конечном итоге и случилось.

ЦДХ
ЦДХ

Самый дерзкий

По дерзости полета мысли, трудно соперничать с автором, создавшим проект здания Всесоюзного вытрезвителя. К сожалению, история не донесла до нас назначения здания: объединение всех алкоголиков Советского Союза? А также потерялось имя этого креативного человека, изобразившего здание в виде бутылки, вокруг которой вьется светящаяся змея-галерея.

Призраки сталинской Москвы: всесоюзный вытрезвитель, дух академика на Крымском валу и тяжелая промышленность вместо ГУМа