57 709 subscribers

Таганка: «Мыло тогда стало дефицитом, многие научились варить его сами»

6k full reads
6,8k story viewsUnique page visitors
6k read the story to the endThat's 88% of the total page views
2 minutes — average reading time
Таганка
Таганка

Читательница «Московских историй» Мария Макарушкина прислала фрагменты «Кратких записок» своего дедушки, Игоря Ивановича Варламова, жившего в первой четверти прошлого века на Таганке, на 1-й Рогожской улице (сейчас Школьная), в доме № 14. Здесь вторая часть воспоминаний - о больнице, организованной в 1920 годах в одном из фабричных зданий на бывшей 4-й Рогожской улице (теперь Малый Рогожский переулок).

«В 1919 году, когда мне было 15 лет, я стал регулярно ездить на поезде за продуктами для нашей семьи в другие города. Ездили обычно зимой, на несколько дней, небольшой компанией, в вагоне товарного поезда. Зима в тот год была очень холодной. В середине вагона стояла небольшая печка, по бокам – нары. Спали мы на нижних нарах, в верхней одежде, но все равно было очень холодно. В тот тяжелый период многие болели сыпным тифом. Мыло тогда стало дефицитом и ценным товаром для обмена на хлеб. Многие даже научились варить мыло самостоятельно.

Таганка, 1935
Таганка, 1935

В общем, однажды я вернулся после такой поездки в Москву - с продуктами, но и с температурой 39. На кухне, помню, родители меня прогрели, вымыли, привели в порядок, а затем вызвали врача. Оказался тиф. Дома, где жили другие дети – мои братья и сестры, оставлять меня было опасно. Врач предложил немедленно отправиться в больницу, временно организованную поблизости на одном из этажей фабричного здания (бывшая 4-я Рогожская улица), в тифозное отделение.

Отец с моим старшим братом на деревянных санках отвезли меня туда в полубессознательном состоянии. Здание кирпичное, 3-4 этажное, огромная комната, в которой совсем недавно был швейный цех: там шили военные шинели. Часть оставшихся шинелей мы использовали как одеяла. В палате нас лежало около 30 человек. Грязь, холод, голод, вши. Никаких душевых или ванных комнат не было. Вшей вычесывали двухсторонними гребешками. Но врачи были опытные и медицинскую помощь все таки оказывали. Через три долгих недели я стал поправляться. Никто из нашей семьи – кроме меня - тифом не заболел».

Мария Макарушкина:

В 1930-е годы с домом пришлось распрощаться. Подросшие дети уезжали, оставшихся членов семьи стали «уплотнять», а потом и вовсе бурные и страшные события в стране переселили многих москвичей в иные совсем регионы. Сейчас в доме № 14 по Школьной улице находятся сменяющие друг друга офисы мелких компаний. Дворика уже нет – весь «задник» правой стороны Школьной улицы превратили в длинную кирпичную стену.

Первая часть воспоминаний здесь.

Делитесь своими историями! Почта emka3@yandex.ru