Ученый идет на войну

25 March 2020

Продолжаем нашу рубрику #Вспоминая_людей_Московского_зоопарка. На этот раз расскажем о Николае Калабухове.

В 1940 г. научным руководителем Зоопарка стал один из первых выпускников КЮБЗа Николай Иванович Калабухов. Он сформулировал три направления научной работы: научное обеспечение зоотехнической и ветеринарной работы, руководство культурно-массовой деятельностью и изучении на материале Зоопарка проблем, не связанных непосредственно с работой Зоопарка, но имеющих большое теоретическое и практическое значение.

Николай Иванович Калабухов в 1941 году
Николай Иванович Калабухов в 1941 году

Несмотря на то, что он пробыл на этой должности меньше двух лет, Калабухов поставил научные исследования в Зоопарке на очень высокий уровень, в том числе открыл и возглавил лабораторию экологии. Там изучали в первую очередь ритмы активности животных и влияние на них различных температур, велись работы по выяснению оптимального режима содержания теплолюбивых видов.

Характер и интенсивность научной работы Зоопарка принципиально не изменились даже во время войны. Исследовательские группы публиковали статьи в научных журналах и сборнике "Труды Московского зоопарка", выступали с докладами на научных конференциях. Темы исследований были напрямую связаны с особенностями военной жизни — акклиматизация животных при низких температурах, поиск заменителей дефицитных кормов, борьба с болезнями диких животных.

Отчет по Научному отделу за 1944 год
Отчет по Научному отделу за 1944 год

В научной работе Калабухов использовал передовые экспериментальные подходы. На этот период пришелся расцвет ветеринарных исследований, а также исследований по сравнительной экологической физиологии.

В начале войны Калабухову удалось спасти питомцев Зоопарка от гибели. Моссовет выпустил распоряжение, согласно которому «в связи с обстоятельствами военного времени» Зоопарк должен был избавиться от некоторых своих животных. Отстрел зверей стал огромным ударом для коллектива. К счастью, приказ до конца не выполнили – Николай Иванович сумел убедить городские власти его отменить.

В октябре 1941 года Калабухов ушел добровольцем на фронт, а после ранения в 1942 году стал работать в Главном санитарном управлении Советской армии, участвовал в проведении противоэпидемиологических мероприятий на фронте. В этом же году его избрали членом-корреспондентом Лондонского зоологического общества.

Вот как Калабухов описывал первый период работы лаборатории экологии: «Прежде всего, казалось необходимым поставить исследования, которые позволили бы наиболее полно использовать все разнообразие видового состава поголовья Московского зоопарка. На базе барографов своими силами изготовили приборы для записи активности животных в вольерах, смонтировали единственный в мире по своим размерам (3,5 метра) термоградиент-прибор, производилось пополнение поголовья подопытных животных (степные и обыкновенные хорьки, джунгарские хомячки)

Ученый идет на войну

К средине 1940 г. в состав лаборатории вошли еще две единицы. Их заняли только что поступивший в зоопарк кбн А.Л. Пономарев, который сразу занялся изучением динамики активности куньих и выпускник МГУ В.В. Черномордиков, который изучал «Термофилию» ящериц и змей.

Виктор Черномордиков
Виктор Черномордиков

С этого же года путем изучения зависимости темпа дыхания разных видов млекопитающих от температуры среды стали изучать зимний температурный режим содержания тропических видов млекопитающих и пришли к выводу о целесообразности содержания их при умеренных и низких температурах. Результаты этих исследований представлены в 5 статьях и трех публичных докладах. Выполнена дипломная работа по изучению реакций на градиент температур у беличьих, ведущих разный образ жизни».

В 1941 году лаборатория экологии выполняла особое оборонное задание, изучала влияние подъема на большие высоты на состояние крови у животных. Эксперименты на разных видах диких млекопитающих проводили в барокамере Центрального института совершенствования врачей (ЦИУВ).

Заместитель директора зоопарка Павел Петряев так вспоминал об этом проекте: «Ежедневно в 10 часов утра тележка, запряженная пони, с клетками с подопытными хорьками и лисами следовала из зоопарка в ЦИУВ на площади Восстания. Там животные помещались в барокамеру и вместе с экспериментатором «поднимались» в течение 30 минут на высоту 5000 м, где пребывание длилось 1 час, а затем в течение 30 минут происходил «спуск». Эти сеансы, так же как и последующие периодические исследования крови подопытных животных, проводились обязательно, вне зависимости от того, были ли в эти часы тревоги или налеты вражеской авиации»

К началу зимы 1941 года в Зоопарке остался только один сотрудник лаборатории, остальные ушли на фронт или отправились в эвакуацию. Лаборатория экологии временно прекратила работу.

В 1942 г. Николай Калабухов и его коллега по лаборатории Виктор Черномордиков после ранений вернулись в Москву и начали восстанавливать лабораторию, занимаясь этим по выходным, в свободное от основной работы время. Лаборатория вернулась к работе, заведующим стал Павел Петряев, а Калабухов — научным руководителем.

Теперь лаборатория работала над чрезвычайно важной для Зоопарка задачей – изучала приспособления различных видов млекопитающих и пресмыкающихся к температуре. Калабухов считал, что эта работа «позволит обосновать правильность режима содержания этих форм в неволе и наметить пути акклиматизации теплолюбивых форм в северных и средних широтах, и выяснить механизмы явлений адаптации и акклиматизации по отношению к температуре – этому важному фактору внешней среды». Но, помимо этого, в Зоопарке катастрофически не хватало топлива для обогрева помещений, и руководству нужно было принимать обоснованные решения о том, в каких из них можно понизить температуру без риска для здоровья животных.

Николай Калабухов и Лев Виноградов на уборке снега
Николай Калабухов и Лев Виноградов на уборке снега

Лаборатории выделили место в правой половине здания изолятора для животных, но оно не отапливалось, а зимой 1942-1943 гг. после очередного авианалета и вовсе осталось без окон, но ученые продолжали работать.

В первой половине 1943 года работа лаборатории снова на несколько месяцев остановилась: Черномордников и Калабухов опять оказались на фронте и в госпитале. Тем не менее, ее сотрудники завершили в срок две научно-исследовательской работы, запланированные на 1943 год.

За два самых непростых военных года – 1942 и 1943 – коллектив лаборатории экологии подготовил для научных журналов шесть статей. В конце войны Калабухов вместе с другими сотрудниками лаборатории экологии продолжал исследования по эколого-физиологическим особенностям близких форм млекопитающих из разных климатических зон и даже подверглась критике со стороны руководства за “слишком отвлеченный, сугубо теоретический характер” тем.

Калабухов завершил войну в звании майора медицинской службы. Как участник военных действий был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За Оборону Москвы» и «За Победу над Германией». В 1946 году защитил докторскую диссертацию и продолжил научную работу, продолжая играть роль неформального научного лидера Зоопарка.

Ученый идет на войну

В 1947 г. в зоопарке сменилось несколько заместителей директора по научной работе. Калабухов уехал из Москвы и ушел из Зоопарка (его избирали заведующими кафедрой экспериментальной экологии в Харьковском университете). С его уходом прекратилась работа лаборатории экологии.

А самого Калабухова ждала большая научная карьера. После Зоопарка он много занимался изучением эпизоотий чумы и туляремии, разрабатывал методики борьбы с грызунами. Получил Сталинскую премию за разработку мер по оздоровлению предкавказского очага чумы. В 1953 году Калабухов стал сотрудником Противочумного института «Микроб» в Саратове, в 1959 – возглавил лабораторию в астраханском филиале этого института, а в 1973 – создал лабораторию экспериментальной зоологии в Биолого-почвенном институте Дальневосточного отделения АН СССР.