Жорес Алфёров: «Сейчас мы, как и после войны…»

5 марта, страна прощалась с великим учёным, человеком, который не смотря на мировую признательность и востребованность, всегда жил и работал в России, не стремился продать свои мысли и идеи, и до последнего бился за отечественную науку и образование. В день прощания с Нобелевским лауреатом «Комсомольская правда» разместила на своих страницах неопубликованное интервью Жореса Алфёрова, взятое у него легендарным обозревателем Комсомолки – Леонидом Репиным. В этом интервью много горькой правды, от которой упорно отмахивается власть. Но тем не менее, если мы сегодня хотим найти дно, оттолкнуться от него и пойти вверх, то для этого, как минимум, надо дать реальную оценку существующему положению дел. И Жорес Алфёров делал это чрезвычайно хлёстко, но выверенно и чётко.

- Жорес Иванович, как вы оцениваете состояние нашей науки сегодня? Ну, скажем, в последние годы?

- Если кратко совсем… Последние 25 лет (беседа состоялась в декабре 2014 г. – Л.Р.) мы были на технологической обочине большой дороги науки. Мне было тяжело видеть это. Сейчас мы, как и после войны…

- Вы имеете в виду Великую Отечественную?

- Да. Как после войны нам надо восстанавливать и науку, и промышленность. Ведь у нас, по существу, был ликвидирован с десяток основных направлений промышленности – таких, как авиапром, радиопром… Плохо дело и с образованием: проблема с учителями – я имею в виду их профессиональный уровень.

- А наши научные школы? Ведь российская наука всегда славилась своими могучими научными школами…

- С научными школами проблема огромная, даже еще и в моральном отношении: сейчас образовался разрыв между учеными разных поколений, чего раньше никогда не бывало. Необходимо возрождать научные школы.

- Но как их возрождать – декретом или указом не восстановишь… Ведь во многом это процесс естественный, логичный: есть авторитетный ученый, учитель – вокруг него формируются молодые люди, для которых этот человек – непререкаемый авторитет, светоч, тогда в общении, в работе с ним и формируется школа. Разве не так?

- Так-то так, это основа школы, только этого мало.

- А что же нужно еще?

- Необходимо базовое финансирование науки – как это было в советское время. Ведь что у нас произошло? Молодые ученые, уже добившись заметных результатов в своей работе, уехали из России в другие страны, где им создали лучшие условия для индивидуальной творческой работы. Там они продолжили начатое здесь, выношенное… Это подлинная беда. Это необходимо остановить, создавая необходимые условия для их работы дома. И даже еще лучше – чтобы и самой мысли уехать не возникало.

- И, наверное, надо дать молодому ученому надежду, нет – уверенность в том, что его работа, труд, все его профессиональные помыслы и в будущем будут нужны дома…

- А как же иначе? Ученый, его труд, его наука в целом должны быть востребованы на родине – иначе ничего путного не получится, если человек не будет уверен в своем завтрашнем дне.

- Вы считаете, в этом главная проблема нашей науки – удержать молодых? Первые-то попытки в этом направлении сейчас уже делаются.

- Проблема не только в этом. Я считаю, главная проблема даже в другом. Дело в том, что сейчас у нас наука не востребована в полном смысле этого слова. Нет востребованности исследований. Народ у нас очень талантливый, а стимула воплотить такую грандиозную талантливость нет.

- Значит, нужны новые реформы в науке?

- Нет! Я категорически против реформ!

Последняя реформа с Академией наук, с моей точки зрения, ужасна. Но необходимо, прежде всего, удержать и развивать то, что есть. Восстанавливать старые научные школы и создавать новые. И в первую очередь я отношу сказанное образованию. Все эти направления надо развивать и продвигать, а для этого должна быть востребованность науки в экономике и в обществе.

- Это вы о том, как необходима наука в жизни общества. А если попытаться взглянуть шире…

- Уверен, что нужно привлекать ученых и для решения внешних проблем.

- Тонкое дело, Жорес Иванович. И какое гибкое…

- А как же иначе! Наука, по существу, и так правит миром, если глубже взглянуть. Скажу так: вся мировая цивилизация обусловлена развитием науки. Вот мы сейчас часто говорим «инновации» - а что это такое? Это знания, которые превращаются в деньги. Наука и деньги чеканит тоже.

- А как вы считаете, можно ли говорить о соревновании в науке? Не о соперничестве отдельных ученых, а как бы о соревновании научных достижений разных стран?

- Конечно, можно. Была холодная война – и это было соревнование, закончилась – и ушел стимул. Во многих отношениях отпала необходимость в напряженном соревновании. У науки вообще возможности безграничны: она может провоцировать мировые финансовые кризисы, но может и направить человечество по пути прогресса без губительных катаклизмов. На что я, по правде говоря, и надеюсь.

Легендарный физик, последний из нобелевских лауреатов, живущих в России, Жорес Иванович Алферов скончался в ночь на субботу, 2 марта, из-за сердечно-легочной недостаточности. Через две недели ему исполнилось бы 89 лет…

Если Вам понравился наш материал: ставьте лайк и подписывайтесь на наш канал - давайте вместе обсуждать актуальные проблемы российской системы образования! А если хотите узнать о возможностях Центра Ломоносова в вопросах подготовки к ГИА и олимпиадам или об условиях обучения в Академическом лицее имени М.В.Ломоносова, то заходите на наш сайт – и найдёте ответы на все интересующие Вас вопросы.