Неизведанное Подмосковье: Пионерский лагерь «Рассвет»

01.11.2017

На окраине древнего села Семеновское, что на Рогачевском шоссе, притаился

некогда большой и шумный пионерский лагерь «Рассвет». Сейчас его территория

напоминает скорее лес, а корпуса, вернее то, что от них осталось, могли бы стать

отличными декорациями для постапокалиптического фильма. Казалось бы, вполне

обычная история - подобных заброшенных лагерей на территории Подмосковья

несколько десятков, но после визита в «Рассвет» мы подумали иначе.

Хмурое осеннее утро, накрапывает небольшой дождик и за окном проплывают

мокрые деревенские домики. Село Семеновское достаточно большое - сейчас в нем

проживают порядка девятисот человек, а первое упоминание о нем датируется 1566

годом. С тех давних пор много воды утекло, селом владели разные люди, среди

которых были Василий Матвеевич Тыртов, Михаил Иванович Толстой, Михаил

Иванович Щепкин. В 50-х годах XIX века здесь поселился полковник Александр

Дмитриевич Чертков, с именем которого связывают появление самой крупной и

богатой усадьбы во всей округе. Главный усадебный дом располагался на окраине

села и поражал каждого проезжающего своей красотой.

После А.Д. Черткова усадьбой завладел некто помещик Шепиловский, который

прослыл в народе добрым и порядочным человеком. Жена помещика по праздникам

пекла вкусные пироги, приносила их в сельскую школу и угощала детишек - это

особенно запомнилось крестьянам. После революции 1917 года помещик вместе с

женой уехали за границу, оставив имение на поживу большевикам.

Для каких подсобных нужд использовалась усадьба в последующие годы никто уже

точно и не скажет, но в 1956 году здесь развернулось бурное строительство нового

пионерского лагеря. Место к этому располагало: большой светлый лес, высокий

берег прозрачной реки Лутосня, красивый вид Клинско-Дмитровской гряды. Из

бывшего барского дома сделали жилой корпус для пионеров, а также выстроили

вокруг множество новых сооружений: большую столовую, клуб, новые жилые

корпуса, стадион, бассейн, медицинский изолятор, дом технического творчества,

дизельную станцию, проложили по лесу асфальтовые дорожки. Только главный

корпус, в котором расположился первый отряд, выгодно отличался своей

архитектурой от остальных построек и словно напоминал подрастающему

поколению о недавнем прошлом.

Лагерь успешно просуществовал до начала 90-х, а затем превратился в дом отдыха,

куда посетители приезжали семьями круглый год. Но все же гостей было

недостаточно для того, чтобы обеспечить работу огромного комплекса бывшего

пионерского лагеря. В конце 90-х дом отдыха «Рассвет» окончательно закрылся и

быстро пришел в упадок. В 2014 году собственник бывшего лагеря - ОАО «ЦНИИАГ»

(центральный научно-исследовательский институт автоматики и гидравлики) -

выставил территорию 5,5 га вместе со всей инфраструктурой на продажу за 55 млн.

рублей, но желающих обзавестись подобной недвижимостью до сих пор так и не

нашлось.

Все это время и даже сейчас лагерь находился под охраной, но это, к сожалению, не

спасло главный усадебный дом от поджога местными ребятишками (по слухам), а

также от периодических набегов бездомных. Кто знает, может быть без охраны от

старой усадьбы и лагеря вообще бы ничего не осталось.

Собираясь посетить «Рассвет», мы ожидали увидеть и услышать нечто

вышеописанное, то есть вполне обычную историю об еще одном подмосковном

лагере, пришедшему в упадок после развала СССР. Но несколько дополнений к

экскурсии, которую нам неожиданно провела по всей территории смотрительница

лагеря - женщина, проработавшая в «Рассвете» с начала 80-х и до сих пор, привели

нас в изумление, если не в ужас.

Первым, кого мы встретили у ворот лагеря, была рыжая с черными полосками

кошка. Ее истошные вопли мы услышали сразу же, как вышли из машины, а вскоре

увидели и сам источник шума. Кошка громко мяукала и тревожно бегала вокруг,

словно хотела нам что-то сказать или показать. Возникла мысль, что, возможно,

случилось что-то с одним из ее котят, ему требуется человеческая помощь и кошка

поведет нас сейчас в свое логово (подобные случаи описаны в литературе), но

всяческие попытки пойти за ней успехом не увенчались. В итоге мы оставили

попытки понять странное животное, подошли к воротам лагеря и открыли калитку,

запертую на тонкую цепочку.

Тут поведение кошки резко изменилось и она буквально перешла в наступление:

бросалась под ноги, шипела и громко мяукала, словно не хотела, чтобы мы входили

за ворота. Не успели мы что-либо об этом подумать или предпринять, как раздался

скрип двери и из домика, расположенного сразу за калиткой, появилась

смотрительница лагеря. Громко позвав кошку, она вручила ей целую сосиску,

которую та стала с громким урчанием быстро поглощать. «Так вот в чем было дело!»

- подумали мы, - «И как раньше в голову не пришло!».

Смотрительница оказалась очень приветливой женщиной, досконально знающей

историю лагеря. Она разрешила нам погулять по территории, сделать фотографии

руин лагерных построек и вспомнила множество историй, некоторые из которых,

рассказанные совершенно неожиданно на фоне остального повествования, нам

особенно запомнились.

Однажды приехал сюда такой же, как мы турист с большим фотоаппаратом.

Спросил разрешения, а потом долго бродил меж корпусов, заглядывал в пустые

глазницы окон и фотографировал. Наконец дошла очередь до столовой - одной из

самых больших построек на территории лагеря.

Погуляв по опустевшему первому этажу, где раньше стояло много столиков и

находилась раздача, он обнаружил вход в подвал: лестницу, ведущую куда-то вниз в

темноту. Вооружившись небольшим карманным фонариком, он спустился во мрак.

Смотрительница встретила его быстро идущим по главной аллее по направлению к

воротам, бледного как полотно. На все вопросы он ответил коротко: - «держитесь

подальше от столовой, ни в коем случае не ходите в подвал». Что он там увидел или

кого встретил - тайна, известная одному ему. Больше тот человек никогда сюда не

возвращался.

Первое, что хочется сделать после подобного рассказа, так это залезть в подвал

столовой лагеря «Рассвет». Но смотрительница, услышав об этом, не на шутку

испугалась и мы, все еще раз взвесив, решили не испытывать лишний раз судьбу.

Другая история связана с бывшим сторожем, тоже работавшим смотрителем лагеря.

Незадолго перед смертью (умер он от сердечного приступа), ночью с ним

приключилась одна странная история. Будучи на смене, посреди ночи он услышал

громкий скрип качелей. Подождав несколько минут и убедившись, что ему не

показалось, он пошел на звук с мыслями прогнать надоедливую ребятню, которая

периодически лазает на территорию лагеря. И тут в луче фонарика он увидел

сильно раскачивающиеся пустые качели, словно кто-то спрыгнул с них за секунду до

его прихода. Высокая трава вокруг не была примята и других следов не было.

Вернувшись в сторожку, он рассказал о странном ночном происшествии, а через

несколько дней умер.

Третью историю смотрительница нам рассказала, когда мы обходили по периметру

сгоревший барский дом. В 1986 году ей и еще нескольким женщинам - работникам

лагеря, было поручено заново оштукатурить и покрасить подвал под первым

корпусом - бывшим главным усадебным домом. В одном месте подвала старая

кирпичная кладка совсем осыпалась, ее стали поправлять и вдруг обнаружили, что

за кирпичами находится толстая дубовая дверь с хитрым замком. Кирпичи в этом

месте держались просто на старой штукатурке, которой была покрыта вся стена.

Дверь долго не могли открыть, но в конце концов просто выломали. За дверью

нашли достаточно узкий и низкий подземный ход, уходящий метров на шестьсот от

дома в сторону старого кладбища. На поверхность выводила маленькая и

незаметная дверца в склоне оврага, мимо которой местные жители много раз

ходили, но никто ее ни разу не замечал.

После столь интересной находки были обследованы все стены подвала и в одном

месте снова нашли «слабую» кладку. Быстро разобрав кирпичи, исследователи

нашли еще один подземный ход, уводящий в другую сторону от усадьбы и

выходящий на поверхность в подвале каменного храма Симеона Столпника,

построенного в 1729 году и до наших дней, к сожалению, не сохранившегося.

Подземный ход был засыпан обвалом примерно на том месте, где раньше стоял

храм.

После пожара, случившегося несколько лет назад, барский дом совсем развалился и

сейчас от него остались только ветхие стены. Подземный ход, говорят, осыпался и

больше в него не войти. Но лестницу, ведущую в подвал, еще можно отыскать среди

груды камней, обгоревшего дерева и металла.

Лагерь «Рассвет» и рассказы смотрительницы произвели на нас сильное

впечатление. Покидали мы это место с твердым ощущением, что открыли далеко не

все его тайны, но, возможно, оно и к лучшему.

Координаты лагеря: 56°18'57"N 37°7'11"E