22 984 subscribers

Когда мама считает, что волосы ребенка - ее собственность

25k full reads
28k story viewsUnique page visitors
25k read the story to the endThat's 88% of the total page views
3 minutes — average reading time

Вы когда-нибудь встречали примеры, так сказать… странного отношения мам к детским волосам?

Если нет, поздравляю вас. Я встречала, – точнее, пережила на себе. Откуда это берется? Не знаю… Если сейчас спросить у мамы, она удивится и скажет, что такого не было, я выдумываю.

Я ничего не собираюсь спрашивать сейчас у мамы, я ее не виню, было - и было, сейчас это неважно, маму очень люблю и причины этого странного поведения разбирать не хочу.

Выглядит крипово на мой взгляд, а почему - да потому что налицо желание, чтобы все говорили ооо и ааа
Выглядит крипово на мой взгляд, а почему - да потому что налицо желание, чтобы все говорили ооо и ааа
Выглядит крипово на мой взгляд, а почему - да потому что налицо желание, чтобы все говорили ооо и ааа

Очень долго мама мне запрещала стричь волосы. До возраста, когда мне уже стало невозможно запрещать вообще что-то в принципе. Этот возраст наступил не в 10 и не в 12, я долго была очень послушной и покладистой девочкой, а мамины методы были очень разнообразные, не только запреты.

С самого раннего детства во мне воспитывали культ (не меньше) волос. Если мы видели на улице девочку с короткой стрижкой, мама шепотом говорила “Смотри, какой ужас. Общипанная, обстриженная девочка, ужасно, кошмар, обгрызенный хвост” и т.д. Волосы до плеч, до лопаток длинными не считались, надо было не менее, чем до пояса. Волосы до пояса у меня были с первого класса точно. На всех фото с 6 лет волосы у меня вытащены из-за спины и лежат на плече, чтобы было видно, а то вдруг кто-то будет смотреть фото и не поймет.

До сих пор не люблю, когда так фотографируют
До сих пор не люблю, когда так фотографируют
До сих пор не люблю, когда так фотографируют

Волосы у меня были достаточно хорошие, но я славянка, выше головы не прыгнешь – цвет самый заурядный, завитка нет, суховатые. А кончики подстригать было нельзя никогда вообще ни за что.

Удивительно то, что мама мне разрешила красить волосы раньше, чем стричь. Главным был не цвет и не натуральность, а длина, просто чтоб она была. Красила я дома, дешевыми красителями, результат был ужасный, но мне нравилось.

Когда я начала заговаривать о том, чтобы постричь, не до стрижки, а хотя бы уменьшить длину, мама пустила в ход все. Шантаж (расстроишь маму), пряник (другие мечтают о таком, а ты хочешь избавиться), кнут (нельзя, запрещаю).

Иногда она просто говорила “Иди, пусть тебя там изуродуют” и я действительно долгое время считала, что постричь волосы – это примерно как отрезать нос и уши. Иногда она говорила “Иди, стригись”, только парикмахерской у нас в городе тогда не было (90-е), она была в соседнем городе, а поехать я туда не могла, ездить одной не разрешалось и денег не было. Иногда мама описывала, как ужасно жить со стрижкой, волосы мешают, лезут, собрать их нельзя, и я долго так и думала, что стрижка – это ужас как неудобно.

Я ненавидела свои волосы, всерьез ненавидела, пока не начала красить – краска немного примирила, не знаю почему.

Однажды в школе мальчик, у которого умерли родители и он считался немного психованным, оттаскал меня за косу. Не подергал. Намотал на руку и оттаскал, уронив меня на пол. Его быстро остановили, а моя ненависть к косе усилилась. Мама про это не знает до сих пор, а у учителей звонить родителям тогда было не принято.

Несколько раз меня спрашивали, настоящая коса или приклеенная искусственная. Степень тупости этого вопроса просто зашкаливает и мою реакцию можно понять. Было еще такое: кто-то трогал косу и спрашивал, больно ли. Я говорила: нет. “Ну точно парик”, следовал ответ.

Когда я все-таки постриглась, мама очень долго плакала, хваталась за сердце, а я была уже почти совершеннолетняя. Мне до сих пор жаль, что я ее расстроила, и жаль, что я прогибалась под ее давление, но противостоять этому давлению я не могла, я люблю маму, очень. Мне запрещали именно не за страх, а за совесть.

И знаете что, таких мам полно. Почему-то именно волосы становятся фетишем. Своих в юности не дали отрастить, что ли? Даже в “Дневнике Алисы” (это американская книга-бестселлер, изданная без имени автора) девочка пишет, что всех ее знакомых родители заставляют что-то делать с волосами: определенным образом мыть, укладывать, отрастить или стричь, накручивать или выпрямлять.

Мне кажется, в мифологии волосы имели символический смысл, поэтому у всех неформалов прежде всего прически неформальные. Но я в этом не разбираюсь, это чисто интуитивное ощущение.

И с мальчиками такое бывает – например, у Ганса Фаллады в книге воспоминаний о детстве мама заставляла Ганса носить локоны, хотя он их ненавидел и мальчишки над ним смеялись. Но у мамы был железный аргумент “Эти мальчишки ничего не понимают” (правда, где им понять мамино желание растущего парня держать за лялечку). Там он постригся без разрешения и получил за это и наказание от отца, и завывание и ломание рук от мамы. И я в детстве читала это со страхом, как триллер! Боялась я не наказания как такового, а маминых слез, и все равно позже пришлось пережить.

Себе я часто напоминаю, что даже если дочь захочет выстричь себе виски и оставшееся заплести в зеленые дреды, я буду кивать и давать денег на салон. Молча, с улыбкой.

А вот у Любови, она же автор канала Мама в спорте, меня зацепило то, что некоторые мамы своим дочкам запрещали мыть голову в лагере. Запрет мытья или отдельных гигиенических процедур – это отдельная странность мам! Напишу завтра.

Вышло продолжение! Мыться запрещали многим! в комментах ужас.