Короткий поводок

7,3k full reads
8,5k story viewsUnique page visitors
7,3k read the story to the endThat's 87% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Женщина опасного возраста

Мишка рассказал ужасные вещи, и чем больше он выворачивал наизнанку душу, тем сильнее хотелось остаться и утешить его как следует, вопреки инстинкту — зачищай и беги.

в начало рассказа (назад)

После того случая его мать лишилось сразу и выжатого досуха мужа, практически списанного ранее, и перспективного нового воздыхателя — тот вообще исчез, как только следователи перестали задавать вопросы. Маманя впала в ярость, но в её беспомощном положении «подай-принеси» мало кого будут заботить перепады настроения, кроме самых близких. Этим близким стал сын-хулиган, впервые на деле ощутивший, что нужен матери, и единственный, кто беспокоился о мечущемся в её глазах огне — в первые недели лишь они связывали мать с внешним миром, и пацан научился понимать малейшие оттенки гнева и боли.

Он наотрез отказывался покидать палату и даже медсёстры были очарованы мальчишкой, преданно ухаживающим за мамой, когда взрослые мужчины ограничивались дежурными букетами и скупыми словами, не стесняясь выказывать жестокое разочарование от потерявшей товарный вид дамы.

Вначале Мишка мечтал об одном — выяснить, кто это сделал, и отомстить, хоть отчиму, хоть ещё кому — неважно. Мишка терпеть не мог очередного отчима, этого воображающего о себе пузатого мужика с баблом, расплачивающегося с пасынком той же монетой, но в глубине души даже подросток осознавал, что до происшествия власть матери над мужем была слишком велика, и он бы никогда не решился навредить ей, даже из-за ревности — слишком мягкий с женщинами.

"Женщина опасного возраста", Екатерина Широкова. Фото Peter Forster Unsplash
"Женщина опасного возраста", Екатерина Широкова. Фото Peter Forster Unsplash
"Женщина опасного возраста", Екатерина Широкова. Фото Peter Forster Unsplash

История с чёртовой удачей и домовыми: "Алиса и её Тень"

В голове у Мишки мелькали драки и чуть ли не дуэли, впитанные на уроках литературы, но когда следствие зашло в тупик и стало очевидно, что ни один человек не был в состоянии провернуть такое, Мишка остыл и постарался помочь маме восстановиться, а здесь и возникла загвоздка.

Он подслушал, как весь персонал обсуждает, каким чудом эта неприятная женщина — его мать — вообще борется за жизнь, ведь ей давным-давно пора выйти из игры. Каждый раз, когда они заговаривали о безнадёжной бедняге, склонной к капризам и скандалам, их лица вытягивались, демонстрируя замешанное на недоумении презрение, но по факту они просто не представляли, что будет дальше.

Когда понял сам Мишка, уже было поздновато что-то менять.

Их вдвоём перевезли в новую квартиру, щедро предложенную отчимом в качестве отступных, и оставили вместе с приходящей по часам помощницей. Она продержалась неделю — мама была тогда очень, очень голодна и слаба и не смела промышлять в больнице. Следующую хватило уже на пару недель, а потом мать научилась более-менее контролировать себя, чтобы не вызывать подозрений, ведь многомиллионная Москва сузилась для неё до размеров подъезда, и в конце концов кто-то мог бы догадаться.

Бабушка избегала заходить в гости и хотела забрать Мишку к себе, потому что интуитивно недолюбливала его мать ещё с момента знакомства с импульсивной новой девушкой своего младшего, но с лёгким сердцем оставила их вместе — ведь он так настойчиво просил.

Мама обещала сыну, что никогда не тронет его, и он добровольно остался, надеясь помочь ей справиться с жаждой и превратиться в волшебную маму из детских снов, но этого так и не случилось.

Мишка не смог вспомнить, когда всё изменилось в худшую сторону, но приглашённые им девушки всё чаще доставались матери, а он просто привозил, а затем провожал их домой, оставляя в состоянии опустошённости и запутанности от потери памяти, и это точно не был его выбор.

Он винил себя, но не мог освободиться от приказов властной матери. Она управляла, не оставляя выбора, и постепенно Мишка стал безропотным поставщиком самых свежих и восхитительных блюд.

Иногда он пытался вообразить себе, что бросит всё и уедет в другой город, другую страну, но поводок всегда оказывался слишком коротким.

Подписаться на канал

продолжение...