Слишком идеален, чтобы быть настоящим

18 May
8,1k full reads
3 min.
8,9k story viewUnique page visitors
8,1k read the story to the endThat's 91% of the total page views
3 minutes — average reading time

Настоящая история злой мачехи (ранее...)

Наивно соревноваться в привлекательности с бывшей женой, если истории их любви уже с тысячу лет — проще отойти и дать дорогу высоким чувствам. Чувствую себя настолько чужой на этом празднике жизни, что теряю плотную нить видений, но с усилием осматриваюсь — так бывает, когда уезжаешь из города и точно знаешь, что никогда больше сюда не вернёшься, и от этого немного грустно, но не достаточно для того, чтобы задержаться ещё хоть на час.

Наскоро пробегаюсь по последним дням в поисках зацепок… Мучительно красивое лицо Елены-Кощеи тоже встречается — надменное даже тогда, когда она просит. Обидно, ведь я и от одной-единственной слезинки, которую смахнуть недолго, сразу же покрываюсь красными пятнами, просто караул, хоть не плач.

Варвара болтается неподалёку, но ничего такого, всё в рамках.

То враждебное, то умильное лицо Алёнки. После школы почти не ест, а сразу же запирается в своей комнате и общается в основном перекрикиваниями через дверь. Единственная радость — визиты в детский дом, к «настоящим» друзьям. Одноклассники — безмозглые пародии на людей, с которыми не о чем говорить.

И я сама со стороны — спокойная, сосредоточенная. Эскапады падчерицы меня совершенно не впечатляют, кое-как поела, уроки сделала, ну и ладно. Только один раз примечаю у себя необычное — Царёв просыпается среди ночи и видит, как я моментально захлопываю экран компьютера и убираю его с кровати, но разглядеть, что за сайт, не успеваю — только досаду на подсвеченном монитором лице.

Бросаю терзать память бывшего — ничего там нет интересного.

Царёв всё ещё держит мою сумку с видом самым что ни на есть решительным, но я мягко забираю баул и шагаю к Славе, и от того, как он смотрит на меня, сердце несётся вскачь.

"Настоящая история злой мачехи", Екатерина Широкова. Фото Rene Böhmer Unsplash
"Настоящая история злой мачехи", Екатерина Широкова. Фото Rene Böhmer Unsplash
"Настоящая история злой мачехи", Екатерина Широкова. Фото Rene Böhmer Unsplash

Юмористический рассказ "Зверюга страшная" про самого лучшего в мире кота

Слава ничего не сказал, кроме «привет», и так даже лучше — уйти, не оглядываясь, без лишних сцен. Перед тем, как мотоцикл сорвался с места, Царёв всё-таки успел выскочить из здания полиции и проводить нас ошарашенным взглядом, но если что и крикнул вдогонку, то всё поглотил рёв двигателя.

На перекрёстке возле набережной Слава вдруг начал оживлённо жестикулировать, и я догадалась, что он говорит по телефону. Похоже, уладить сходу не удалось — он обернулся и снял шлем.

— Извини, у меня срочный вызов, надо заехать в больницу, — он так натурально расстроен, что верю безоговорочно, что это не трёп. — Ты не против, если я тебя к себе заброшу, побудешь пока дома, а я быстро туда и обратно?

— Прямо срочный? Ты доктор, что ли?

— Ну да. Детский хирург, — он как будто смущён этим обстоятельством. — Там не операция, скорее всего, а просто нужна консультация.

Я присвистнула.

— Серьёзно? Ну тогда поехали сразу туда, а я посмотрю, что ты за доктор такой Айболит.

Бросив мотоцикл на служебной стоянке, он проводил меня к девушкам в регистратуре и строго велел стеречь меня и поить чаем, пока его не будет, а сам накинул халат и был таков.

Девушки дружно вздохнули и с пристрастием изучили всё, что поддавалось оценке — после падения на асфальт и нескольких часов в отделении полиции похвастать очевидными достоинствами я вряд ли могла, так что, вполне естественно, сомнение о намерениях Солдатова промелькнуло; зато вопрос, а правда ли Слава хирург, вызвал небывалое волнение.

Они с придыханием поведали, что он тут лучший и вообще светило, даром, что такой молодой, и ездят к нему со всей страны, и вот сейчас он экстренно нужен — для консилиума. Пробелы в познаниях о Славе их так возмутили, и они срочно принялись восполнять, изредка отвлекаясь на маленьких пациентов и их родителей за стеклянной перегородкой.

Вернулся наш именитый хирург, усилиями девушек ставший уже чуть ли не лауреатом всех мыслимых премий, через час. Сказал, что всё в порядке — пришлось кое-что сделать, но опасений больше нет.

Честно говоря, мне ужасно захотелось его расцеловать — если бы у него сейчас обнаружились ангельские крылья за спиной, то я бы ни капли не удивилась.

Подписаться на канал

продолжение...