38 777 subscribers

Взаперти

1,1k full reads

Самое страшное, что никто даже не думал помочь ей, все просто пожирали Катю глазами и ждали исхода. Наконец она издала низкий сдавленный звук и мешком осела на пол, чудом не задавив маленького ребёнка, а Генрих очнулся, зачем-то захлопал себя по карманам кителя и громко прошептал:

— Этого не может быть… Это слишком быстро… Но это же обозначает… — и с нарастающей паникой перевёл взгляд на Шпингалета, как раз убравшего левую ногу от бетонного блока, якорем сдерживающего прикованного Булку на месте. На земле остался след от проехавшей добрые пять сантиметров глыбы и Генрих уже на инстинктах выхватил из кобуры оружие, но его остановил окрик Бати:

— Отставить!

— Но она не могла так быстро отреагировать на выходку Булки! — безнадёжно прошептал Генрих, всё-таки опустив ствол, но все услышали резкий щелчок предохранителя. — У неё должен был быть контакт раньше. С кем-то из конвоиров, может быть. С кем угодно. Пойми ты, это утечка П-107. Мы больше не контролируем ситуацию.

— Пока наблюдаем! — гаркнул Батя, и тут Катин позвоночник с хрустом вывернулся и её тело отбросило на решётку. Ребёнок уже орал во всю глотку, нутром чувствуя, что с матерью происходит что-то неотвратимо плохое, а Рома в бессилии бился в своей клетке.

Кто играет в человечков? (начало, назад)

Катя несколько раз протяжно выдохнула непонятно чем, до дна выжимая опустошённые лёгкие, и распахнула глаза. Сперва они были мутными и безумными, но потом не без труда сфокусировались на орущем младенце, беспорядочно сгибающем и разгибающем выбравшиеся из-под тряпок пухлые конечности в рефлекторных попытках привлечь внимание старших.

— Кто это?! И зачем я здесь?! — Катя нашла Булку и вздохнула уже ровнее. — Что со мной произошло? Почему я в клетке? — она судорожно оглядела пространство и только сейчас опознала Рому, с досадой пнувшего прутья. — И почему он здесь?! — Катя максимально отодвинулась от отца своего ребёнка, всей позой напоминая загнанного в угол зверя.

— Катя! Это же я! Ты что, всё забыла? — Рома с ненавистью повернулся к Булке. — Это твоя вина, псих недоделанный! Клянусь, я тебя уничтожу.

Булка и ухом не повёл, с расцветающей яркими красками надеждой устремляясь к Кате, так что цепь снова лязгнула:

— Всё будет хорошо, слышишь? Теперь ты в порядке. Ты с нами. А я с тобой.

— Но что со мной случилось? Почему я ничего не помню? Только то, что мы поймали этого… А потом… И почему я тоже в клетке? С этим ребёнком? Кто все эти люди? Это чья-то спасательная операция? Да не молчи же!

— Катя! Он превратил тебя. Ты была имитатором, но теперь ты человек. Кажется, так!

— Как долго? — Катя с новым, незнакомым выражением уставилась на ребёнка, начиная догадываться.

"Кто играет в человечков?", Екатерина Широкова. Фото Jesús Rocha Unsplash
"Кто играет в человечков?", Екатерина Широкова. Фото Jesús Rocha Unsplash

История с чёртовой удачей и домовыми: "Алиса и её Тень"

— Больше года.

— А это?..

— Боюсь, что да. Это ваш с ним ребёнок.

Она в страхе поджала пятки.

— Он тоже имитатор?

— Нет. То есть мы думаем, что нет. Он вроде бы человек, по слухам.

— Но как это вышло? Почему он не?..

— Я прожила рядом с вами несколько месяцев, — Зина упрямо тряхнула волосами, — но тоже осталась человеком. Вы не тронули никого… почти никого за это время.

— Почти? — скептически переспросила Катя, наконец встречаясь глазами с потерянным Ромой. — То есть мы типа гуманисты, да? Вот это новость! А ты не постеснялся, да? Забацал ребёночка?

— Катя, — с мольбой обратился Рома, — всё не так, как ты себе представляешь. Мы оба… изменились. Мы не такие, как остальные имитаторы. Мы оставались людьми.

— Свои вражеские сказки оставь в пользу бедных, — с напором подытожила Катя, — и выпустите меня отсюда. Я не хочу быть рядом с… — она с неприкрытым ужасом опустила взгляд на почему-то затихшего ребёнка, — этим. Не уверена, что готова…

Батя скомандовал отделить пленницу в другой отсек и Генрих бросился к облачённым в костюмы лаборантам, раздавая срочные указания по тестам, которые надо пройти, чтобы подтвердить её новый статус, а Булка с торжеством уставился на Рому, после исчезнувшей на каталке Кати не сводивший окаменевшего взора с брошенного в клетке ребёнка.

— Не переживай, из тебя тоже человека сделаем! Только целовать не проси, уж извини, ты не в моём вкусе, — Булка цинично осклабился.

— Отдайте мне моего ребёнка, — потребовал Рома.

— Позже, — кивнул Батя, — мы должны дождаться результатов.

Из толчеи сбежавшихся людей в защите высунулся взволнованный лаборант и ринулся прямиком к Бате.

— Ваш сын пришёл в себя! И очередной анализ только что подтвердил, что он снова вернулся к человеческому виду. Нам следует повторить тест?

продолжение...

Подписаться на канал