Не радужный юг

Почему ЛГБТ-беженцы с Северного Кавказа предпочитают Санкт-Петербург западноевропейским городам? Корреспондент MR7.ru узнал почему это происходит.

— Пять лет у меня были платонические отношения с парнем. После года знакомства я была засватана за него в 16 лет, пока еще училась в школе в Махачкале. А свою первую девушку встретила в 20 лет, — Маша скромно улыбается. Голос ее становится тише — то ли от стеснения, то ли от нахлынувших воспоминаний о первой любви.

Игра в прятки

Сейчас Маше 27 лет. Русская по крови и дагестанка по воспитанию она уехала из Махачкалы два года назад. «Бежала» вместе со своей подругой в Санкт-Петербург. Отношения на новом месте не сложились и девушки вскоре расстались, сохранив дружеские отношения. Бывшая возлюбленная даже познакомила Машу с ее нынешней второй половинкой, тоже с Северного Кавказа, из соседней Чечни. Петербург привлек девушек своим спокойствием, красотой и удаленностью от дома. Сколько всего сюда переехало таких «беглянок», как она, Маша не может даже предположить. Лесби-компании ее не привлекают. Тусовки по «интересам» — просто трата времени, которое лучше уделить своей любимой девушке. Да и мало ли чего можно ждать в таких кругах! Маша, воспитанная бабушкой в соответствии с православными канонами и кавказскими традициями, считает своим лучшим качеством скромность. Она не носят ЛГБТ-значки, радужные ленточки и прочие символы, ассоциирующиеся с геями и лесбиянками. Одеваются неброско. Из толпы Машу выделяют только пряди зеленых волос на голове. Да и это скорее — дань любви к рок-музыке.

— У меня никогда не было такого, чтобы хотелось на публике проявлять свои чувства. Я человек воспитанный, мне это не нужно, — объясняет Мария. — Однажды вечером мы гуляли с подругой по центру Питера. Навстречу шли две девушки, держались за руки, а потом остановились прямо перед нами и начали целоваться. Что это за показушничество? Кому оно нужно?

Но и тихая жизнь не обходилась без приключений. Однажды руководство магазина, в котором работает Маша, вызвало ее на ковер. До начальства дошли слухи о том, что их сотрудница — представитель секс-меньшинств. Начальство заранее испугалось и потребовало объяснений. Маша ответила эмоционально: с работой свою личную жизнь никак не связываю и имею право в свободное время жить так, как нравится. На этом тема была закрыта.

Подробнее на сайте MR7.ru