"Моей слабостью всегда было желание быть частью кого-то, кто является частью меня".

21 April 2018

Если бы ты знал, сколько раз меня обрывали на полуслове, когда я пыталась поделиться чем-то важным — ты бы скорее всего не удивился, а просто меня понял.
Это как бить по рукам ребёнка, что тянется к сладостям. Моей слабостью всегда было желание быть частью кого-то, кто является частью меня. но, увы...

Сегодня мать спросила меня, почему я не делюсь с ней секретами, почему она не знает имена моих близких друзей, почему практически не знает о моих увлечениях, почему я с ней не общаюсь. В моей голове начали всплывать картинки. Как все мое детство она выпивала с друзьями, а в сложные для меня моменты могла сказать лишь своё «свинья». Я ненормальная, что все ещё могу улыбаться при виде нее, что все ещё переживаю за ее здоровье, что все ещё живу с ней под одной крышей.
— так получилось. просто так получилось, мам.

У меня всегда были проблемы с речью. Я не говорю о каких-то дефектах — просто я не умею говорить, выражать своё мнение. Все, что в моей голове, может быть записано, но никогда не сказано. Поэтому в попытках достучаться до матери в устной форме я потерпела крах. Следовательно, в голову пришла мысль сказать все, что накопилось, ей по переписке. И это был наш тысячный разговор об одном и том же, только в этот раз я не кричала, не злилась и не расстраивалась. Я попросила поддержки, на что мать мне прислала в ответ только обычный смайлик. Мне хотелось разбить телефон в ту же секунду, но я просто больше не возвращалась ни к этой теме, ни к попыткам своим хоть где-то найти руку помощи.

Мне не нравится, когда меня ругают за мою безответственность, за мою беззаботность и излишнее ребячество. Они говорят, что это несерьезно. Они говорят, что такими темпами я ничего не добьюсь. Они говорят, что так я ничего не достигну. И правда, они все правы. я иду, еле переставляя ногами. По утрам просыпаюсь с мыслью, что с каждым днём все тяжелее. Что-то во мне становится не то крепче, не то ещё апатичнее. А потеряв эмоции, потеряв желание, веру и надежду, от человека ничего не остаётся. Боязнь превратиться в жалкого нытика сделала из меня немого.

И попробуй кому-то довериться с таким багажом неестественной для меня тоски и потерянности, страха перед искренностью и простым нежеланием жить.