Мысли о трудной жизни в деревне

Вернулась из деревни. Отдых в нашей деревне – это тяжкий труд. В этот раз мы поехали с отчаянной мамой двух крошечных детей. И первые дни находились в абсолютной растерянности. Чтобы комары и слепни не кружили роем вокруг нас и детей, нужно выкосить высоченную траву. Чтобы была вода, нужно идти на колодец. Нужно мыть детские попы. В итоге к третьему дню Люба включилась полностью в этот трудовой ритуал: мелкого двухмесячного карапуза повесит на себя, дочь двухлетнюю посадит в тачку и идет к озеру за чистой водой. Чтобы было тепло, нужно топить печь. А печь стала пропускать дым, но мы научились как-то с ней жить. Нужно готовить, нужно стирать на берегу болотистого пруда.
Дни превращались в минуты, мчались с бешеной скоростью. Проснулись вроде бы рано, туда пошли, это сделали, там подоспели, а уже вечер и хочется спать. Я не прочитала ни одной книжки, не доставала краски и карандаши, не плела из бисера и не училась вязать – все планы на творчество остались планами. Зато с огромным удовольствием погружала руки в землю, месила ее, перетирала между ладонями. Она такая черная, так вкусно пахнет, успокаивает и манит. А еще интернета там нет, телефон не ловит и за день можно не встретить ни одного человека. Жизнь в деревне – это простой труд. Когда все зависит только от тебя и твоих усилий. При этом, я к нему не приучена – многое делаю суетливо, неправильно, ошибаюсь и устаю. Но в общем-то все возможно. В городе вода течет из крана, газ идет по трубам, дом теплый, машины стирают, пылесосят и возят тебя туда-сюда. Но за это мы также платим собственной жизнью, днями, часами, минутами. Мы меняем жизнь на деньги, которых иногда едва хватает на эти бытовые удобства. Я всегда считала себя городским человеком. Мне нужно движение, люди, работа, новости, друзья. Но эта неделя информационной тишины, простого такого труда, детского гама – она пошатнула мои представления о том, к чему нужно стремиться. Из меня словно ветром выдуло мысленный сор, осталась внутри звенящая пустота, которую хочется наполнить чем угодно, но только не городской суетой. А еще – природа всесильна и, кажется, победит любую людскую глупость. Лес наступает на нашу полу заброшенную деревню с неимоверными скоростями. Там, где 30 лет была автодорога, сегодня растут деревья, заброшенные сады заросли ивой и кустарником, заброшенных домов уже почти не видно за зеленью, мы с отчаянным упорством вырубаем и леса кусочки пространства для жизни. Но как только мы остановимся, нас поглотит чаща. Я в этом уверена. И эта новость тоже радует.