Нью-йоркские гадалки и полицейские рейды на чайные дома в 1930-х годах

10.12.2017

В 1930-х годах чайные салоны стали полем боя в войне против предсказательниц будущего.

Детектив заглядывает в чайную комнату

17 апреля 1929 года Микетт Куба была оштрафована на 100 долларов за самое необычное преступление: нелегальное гадание. Она заглянула в чайную чашку сотрудницы полиции, работавшей под прикрытием, и предсказала «путешествие по воде» и «встречу с высоким темноволосым мужчиной». Однако Микетт допустила одну роковую ошибку. Она взяла 25 центов в обмен на предоставленную информацию и угодила в ловушку Департамента полиции Нью-Йорка. Взимание платы за гадание считалось незаконным, и нью-йоркские полицейские вели войну против «чайных комнат оккультной номенклатуры».

В конце 1920-х годов в американских городах, начиная от Питтсбурга и заканчивая Портлендом, существовало огромное количество чайных комнат, где проводились сеансы гадания. Они возникли в результате возросшего интереса к сверхъестественным явлениям, и самой популярной темой было стереотипное воспроизведение образа жизни цыган. Члены обслуживающего персонала чайных домов носили яркие платки, скрипачи развлекали посетителей своей музыкой, а вычурно одетые гадалки предсказывали судьбу по чайным листьям и ладоням или при помощи хрустальных шаров.

Положение чайных листьев, якобы символизировавшее покой и счастье

Микетт Куба работала в «Цыганской чайной комнате» (англ. Gypsy Tea Room) на 5-й Авеню. Как писала газета New York Herald Tribune, «предсказание будущего предлагалось в качестве бонуса к покупке салата из тунца с майонезной заправкой, хлеба с орехами и бутербродов с пименто, малосольных огурцов, мороженого, чая и бисквитного торта».

С юридической точки зрения, услуги гадалок должны были предоставляться бесплатно. Американские законы против гадания существовали на протяжении нескольких сотен лет, однако к 1920-м годам их пришлось ужесточить. Нью-йоркским гадалкам запрещали брать какую-либо плату с посетителей и даже владельцев чайных домой. Они могли принимать только чаевые. Того, кто предсказывал судьбу за деньги, штрафовали в соответствии с нью-йоркским «Положением о предсказаниях» или обвиняли в нарушении общественного порядка.

Каким же образом Микетт Куба угодила в ловушку? За две недели до того, как оказаться на скамье подсудимых, сотрудница полиции Мэри Вон, работавшая под прикрытием, отправилась в «Цыганский чайный дом», чтобы поймать гадалку с поличным. Вон и её коллега Лиллиан Харрисон вели успешную борьбу с предсказательницами, которые промышляли в чайных комнатах. Поскольку чайные комнаты посещали в основном представительницы прекрасного пола, женщины-полицейские взяли на себя ведущую роль в сборе доказательств незаконной деятельности гадалок.

Мэри Шэнли, сотрудница полиции, работавшая под прикрытием

Джен Уитейкер в своей книге «Чай в гостинице “Голубой фонарь”: социальная история повального увлечения чайными комнатами в Америке» пишет, что посещение чайных домов, где работали гадалки, было развлечением преимущественно женщин рабочего класса. Когда тенденция набрала обороты, газета New York Times в 1931 году обвинила гадалок, принимавших в чайных комнатах, в том, что они вызвали «волну меланхолии среди женщин» из-за своих пугающих пророчеств. Поскольку некоторые гадалки действительно имели цыганские корни, большая часть фурора в средствах массовой информации была обусловлена расовыми мотивами.

В 1931 году Мэри Салливан, глава женского отделения нью-йоркской полиции, рассказала Herald Tribune, что в департамент стали часто поступать жалобы от мужчин, чьи жёны посещали гадалок из чайных домов. Салливан рассказала журналисту, что «обычной практикой среди гадалок было говорить женщинам, что их мужья крутят роман с таинственной блондинкой». Для Салливан предсказание судьбы было злом, которое «они пытались уничтожить».

Хотите, чтобы мадам Жан, мадам Макмастер или мадам Зара рассказали вам о вашем будущем?

В первой половине 1931 года нью-йоркским гадалкам было вынесено 100 обвинительных приговоров. Американское общество магов, вероятно, опасаясь за свою репутацию, согласилось помогать Салливан выявлять гадалок, занимающихся незаконной деятельностью. Общество подготовило письмо совместно со Смитсоновским институтом, в котором речь шла об отсутствии доказательств того, что кто-либо может действительно предсказывать будущее. Салливан решила сама поработать под прикрытием. Она сказала, что ни одной из её несчастных целей «духи, звёзды или хрустальные шары не предупредили о том, что она была сотрудницей полиции».

Рейды продолжались до конца 1930-х годов. 20 апреля 1934 года нью-йоркские полицейские и детективы посетили три чайных салона (Gypsy Den, Romany Tea Garden, и Gypsy Sandwich Shop); все они располагались на одной улице. Двенадцать гадалок, пойманных с поличным, предстали перед судом.

Несмотря на давление полиции, чайные комнаты продолжали оставаться популярными недорогими развлечениями. В 1935 году вышла баллада «В маленькой цыганской чайной комнате», которая оказалась в топе международных чартов; она ещё больше разожгла в людях интерес к предсказаниям судьбы. Кроме того, в стране, разрушенной Великой депрессией, гадалки стали источником консультаций по вопросам трудоустройства, как пишет Уитейкер.

К началу Второй мировой войны рейды усилились. 1 апреля 1941 года Анна Мид признала себя виновной в незаконном гадании после того, как её поймали с поличным. Во время судебного разбирательства Мид пояснила, что её предупреждали о борьбе, которая велась против гадалок. После того как она приостановила свою деятельность, её чайная комната в Нью-Йорке начала терять клиентов. Мид решила вернуться к предсказаниям, что привело к её аресту.

В конце концов, популярность чайных домов начала угасать. К концу войны, как пишет Уитейкер, чайные комнаты превратились в «старушек ресторанной индустрии».

Сегодня в Нью-Йорке заявление о своей способности общаться с духами или снимать проклятия (и получение за это денег) является преступлением класса "В". Гадалкам разрешается заниматься своей деятельностью «исключительно в развлекательных целях». Тем не менее, улицы Нью-Йорка по-прежнему пестрят рекламой об услугах медиумов и экстрасенсов. Только клиентов привлекают неоновыми вывесками, а не куском бисквитного торта и чашкой чая, как раньше.

ИСТОЧНИК