Из той группы снайперов новобранцев, один сразу показался мне странным

16.05.2018

В мае 42-го к нам в часть прислали несколько снайперов. Молодые еще совсем ребята, только со школы стрелковой.

Помню, как бывалые солдаты над ними посмеивались. Высказывали шуточки в духе – а воробья подстрелишь? А зайцу в глаз попадешь?

Ну те отшучивались конечно, и без дела никто не стрелял.

Никаких глушителей в ту пору не было не то что сейчас, а потому бить приходилось только один раз и всегда наверняка.

Из группы этих снайперов выделялся маленький тощий паренек странной такой внешности. Вроде глаза старые, а с виду лет ему 15 не больше было.

Все сидел в стороне, винтовку свою чистил, разбирал собирал. Как родную прямо. Помню, как ротный подошел к нему с вопросом.

- Силаев, а ты где так научился с оружием обращаться? Сам или в школе нахватался?

- Сам, меня отец на охоту часто брал –отшучивался тот, но видно было что он точно что-то скрывает.

Никто на этого Силаева внимания не обращал, до той ночи пока на горизонте не замаячила колонна немца.

До аэродрома было километров двести не меньше, вызвать бомбардировщик возможности не было.

Да и артиллерию угнали на новую позицию как назло.

Все что оставалось это разведку отправить. И единственного снайпера вместе с ними.

Ротный поразмыслил, затылок почесал и отправил того самого Силаева.

А больше некого было просто, потому что остальные точно месячное обучение прошли и больше ни в жизнь оружия не видели.

В разведку пошел бывалый Зуев, и кроме снайпера взяли с собой меня, радиста, чтобы прям с холма докладывать о войсках.

На тот момент беспроводных раций еще не было, а потому пришлось мне переть бобину с проволокой здоровенную.

Чтобы провод не запутался, я шел вдоль линии леса, а Зуев с Силаевым меж деревьев пробирались, чтобы меньше светиться перед фашистом.

Как добрались до холма, Зуев бинокль достал. На тот момент светало уже. На горизонт пригляделся и вдруг замахал как дурной.

- Силаев! СИЛАЕВ СЮДА ПОЛЗИ БЫСТРО!

Снайпер ползком по траве к нему подполз. А разведчик ему бинокль сунул и говорит.

- Уголовной машины, справа гляди.

Силаев нашел объект в бинокль и тоже побледнел.

- Да что у вас там такое?! – не выдержал я.

- Майор! – торжествующе прошептал Зуев – Ну что малец, попадешь? – обратился он к Силаеву.

- Не знаю товарищ лейтенант, далековато будет – промямлил тот своим тонким голоском.

- Дай сюда! – Зуев сорвал с Силаева винтовку и плюнув на пальцы зачем-то наслюнявил прицел.

Потом облизнул палец и с видом эксперта поднял его над головой.

- 4 метра, северный – не шелохнувшись произнес молодой снайпер.

- Знаю я, сам! – отмахнулся разведчик и начал прицеливаться.

Прошло около минуты, выстрела так и не было. Офицер мог исчезнуть из поля зрения в любую секунду...

Тут этот Силаев, поднялся с травы, встал на колено в боевую позицию и рывком выхватил винтовку у разведчика.

После этого расстегнул гимнастерку, под которой показалась портянка, перетягивающая девичью грудь. И набрав полную грудь воздуха прицелился...

Прицелилась!

- Бог в помощь... – вздохнула девчонка и нажала на курок.

Вспышка выстрела на мгновение осветила ее лицо, и теперь все встало на свои места.

Не странный парень это был, а девчонка смазливая...

Зуев пришел в себя, оторвал взгляд от груди снайперши и резко поднял бинокль.

- Ликвидацию подтверждаю... Ну и бардак у них там начался... Сюда бежит человек двести... Быстро назад!

Силаева застегнулась, нацепила пилотку и снова превратилась в парня.

Мы бегом кинулись назад к расположению. Катушку с проводом пришлось бросить.

Раздался громкий щелчок и Зуев рухнул как подкошенный на землю, со сквозной дырой в голове.

- Не говори никому что видел, понял? – на бегу сказала она, не обратив внимания на упавшего разведчика – Про то что девка я, не рассказывай!

- Девка снайпер в почете – запыхавшись ответил я.

- Знаю, только у меня жених остался в селе, ему ноги в 41м оторвало. Из за него пошла немца бить... Узнаю, что баба я, приставать начнут, не говори никому...

- Не скажу – ответил я.

Прошла войну, потом правда раскрылось что не парень она.

Но Тамарке уже все равно было, в звании капитана с орденами на груди, к ней уже никто не приставал...

(из воспоминаний ветеранов ВОВ)