1270 subscribers

"Ночной бронепоезд" :2

"Ночной бронепоезд" :2

- Случилось что-то? – вальяжно бухнувшись на стул и закинув ноги на столешницу поинтересовалась Исаева.

Недовольно вздохнув, майор приподнялся и спихнул сапоги Татьяны со стола. Отряхнул документы от земли, и убрал их на полку.

- Случилось! – отозвался Шилов и прикурил вновь – Вчера группа подрывников предприняла неудачную попытку железнодорожной диверсии. Вот в этом, квадрате… Цель та же.

- Соболевские?

- Да – кивнул Виталий разворачивая на столе карту-километровку.

- Эти могут! – усмехнулась Татьяна, взяла стакан вчерашнего чая и допила остатки. Брякнула подстаканником по столу – Помню стояла у них пару суток после рейда. Так их командир, Дмитрий Петрович со мной на спор стрелять решил. Представляете?

- И кто победил? – почти искренне поинтересовался Виталий.

- Трудно сказать – пожала плечами Татьяна – После первого же моего выстрела он бросил винтовку и напился.

Шилов тихо посмеялся и раздавил окурок в пепельнице. Разметал рукой сизый дым, вернул взгляд к карте.

Дверь блиндажа приоткрылась и внутрь заглянул Андрей Акимов.

- Разрешите войти? – козырнул он.

- Разрешаю – сквозь зажатый в зубах карандаш пробубнил Шилов.

Лейтенант СМЕРШа пригнувшись вошел внутрь, а вслед за ним, с рюкзаком на плече еще один. Тоже молодой и статный. Лычки второго блеснули рубиновыми галочками воентехника. На носу его виднелись строгие, круглые очки.

- Пополнение принимайте! – Андрей с гордостью указал на офицера – Воентехник второго ранга. Лейтенант Голубь! Поможет нам в ходе спецоперации.

- Лейтенант Голубь! – повторила Таня запрокинув голову назад и разглядев воентехника в перевернутом состоянии – Человек и птица! – она белоснежно рассмеялась, сверкнув голубыми искрами задорных глаз.

Молодой офицер, заметив, что никаких знаков отличия на Татьяне нет, нахмурился и поставив рюкзак на землю шагнул вперед. Дрожащей от возмущения рукой поправил очки.

- А вы кто простите по званию?! – пытаясь говорить как можно тверже произнес он – Представьтесь как положено, прежде чем обращаться!

Таня вернулась в прежнюю позу и тяжело вздохнула. Так, будто неимоверно устала от всего на свете.

- Вот тебе первое задание, «голубчик»… - обращаясь к воентехнику, последнее слово Шилов произнес с нажимом – Утром ребята будут красить танк. Поможешь им!

- Да как вы… - лейтенант аж поперхнулся от унижения – За что, товарищ майор?!

- За Родину, Голубь! – твердо кивнул Шилов опершись локтями на стол – Свободен! – он кивнул на выход.

Проворчав что-то несвязное, воентехник подхватил рюкзак и вышел из блиндажа.

- Зря вы так, Виталий Сергеевич – с досадой вздохнул Андрей, проводив парня взглядом – Я ж его с таким трудом для нас выцыганил! Украл можно сказать у Семенова. Золотые руки говорят. И очень умный. Вы бы послушали, какие он речи говорит! Ничего в них не понятно…

- Никто не смеет повышать голос в моем блиндаже, Акимыч. Даже если у него золотые ноги, это ничего не меняет – Шилов назидательно поднял палец, затем опустил его и воткнул в центр карты – Подойди сюда. Смотри…

Андрей склонился над километровкой вместе с майором и Татьяной.

- Нашего черного красавца, трижды видели здесь – Шилов отметил карандашом участок длиной в четыре километра – Так же мы знаем, что он не появлялся на станции Погожино – карандаш ткнул чуть дальше окончания линии – И опрос жителей села Лыково, тоже ничего не дал – острый графит вернулся за начало линии.

Татьяна собрала волосы в хвост. Игривое выражение ее лица сменилось серьезным. Андрей снял фуражку и положив ее на стол, вздохнул, уперся руками в столешницу.

- Скажу то же что и раньше – пожал плечами Акимов – Это просто невозможно. Поезд пересекает линию фронта и исчезает. Чушь какая-то!

- Исаева? – повел бровью майор – Ты, что думаешь?

- А что тут думать? – хмыкнула Таня – Смотреть надо на месте. Разрешите выполнять?

- Вот! – щелкнул пальцами Шилов, обращаясь к Андрею – Понял Акимыч, как надо? А ты тут лясы точишь!

- Товарищ майор…

- Да ладно, шучу я! – отмахнулся Виталий – Берите с собой этого сизокрылого и двигайте в точку А – карандаш указал место на карте – Там есть небольшой поселок, две-три избы. Опросите их тоже.

- А если найдем точку входа? Что делать? – повела бровью Таня.

- Подвижной состав необходимо повредить в нужной точке. Пришел новый приказ сверху. Взять целым – отозвался майор – При ближайшем осмотре, Голубь даст вам необходимые инструкции о том, как это сделать.

- Так точно! – кивнул Андрей подхватив фуражку – Разрешите ключи от ГАЗика? – он протянул руку.

- Нет – твердо и коротко ответил Шилов, потеряв интерес к обоим подчиненным.

- Виталий Сергеевич?! – растерялся Акимов.

- Да, это я – поднял взгляд майор – Что хотел?

- Андрюха – вставая со вздохом, вмешалась Таня – Тут пятнадцать километров до контрольной точки. Пешком пойдем, через лес. Будем искать. Никто не знает, откуда выезжает эта штуковина.

Андрей выругался, нацепил фуражку и поглубже натянув ее вышел вслед за Исаевой.

С усмешкой поглядев им вслед, Шилов откинулся на стуле и закинул ноги на стол...

***

Измотанный походом и бессонной ночью Акимов шел впереди, недобро зыркая по сторонам. Таня шла следом, так же как и он закутанная в маскхалат. Голубь плелся позади, вцепившись руками в обе лямки рюкзака с инструментом.

Березовая роща казалась бесконечной, однако природа была благосклонна. Земля ровной, шаг легким. На границе рассвета группа вышла к краю поросли и остановилась под прикрытием кустарника.

Татьяна сняла с плеча винтовку и через прицел оглядела несколько домиков, столпившихся впереди. Слышался детский смех и звон заточки инструмента. Мелькали силуэты местных, в том числе и мужчин.

- Почему их не эвакуировали, не призвали? – глядя в бинокль, устало выдохнул Андрей – Корова даже имеется – добавил он, разглядев буренку в загоне – Странно как-то…

- Роща большая. Вовремя спрятались – спокойно ответила Таня. Она опустила «мосина» и еле заметно улыбнулась – Пусть живут, Бог с ними. Лишь бы под артподготовку не угодили.

- Сюда никто стрелять не будет – с умным видом вмешался Голубь, который доселе молчал – Дома стоят у путей. Наши тут эшелоны гоняют, а немцы по этому участку свой поезд черный. Никому не выгодно. Поэтому наши партизаны и пытаются произвести точечный взрыв, с минимальным ущербом для линии.

Андрей чуть поглядел на него, а потом с уважением кивнул…