1270 subscribers

"Ночной бронепоезд": 4

"Ночной бронепоезд": 4

Фары появились в полночь. Издали похожая на болотные огни, колонна грузовиков двигалась с запада. Акимов успел насчитать десяток, прежде чем вереница автомобилей утекла за холм. Ночь все еще была тихой и теплой, наполненной пением сверчков.

- Опели… Как думаете, что в них? – опуская бинокль прищурился Акимов.

- Солдаты и припасы – отозвалась Татьяна – Поезд закидывает их под Сычевку. И дальше они уходят на Ржев. Бесконечное подкрепление.

- А главное незаметное… – кивнул Андрей – Если так пойдет, то взять город будет невозможно.

- Очередная тактическая глупость! – потирая очки усмехнулся Голубь – Достаточно прислать сюда несколько бомбардировщиков и уничтожить…

Его голос заглушил лязг металла. Та самая «трещотка по граблям» о которой говорил селянин. Здесь, вблизи, звук показался настоящим громом, больно ударив по ушам. Моментально среагировав, Таня легла в траву, попутно уткнув Голубя лицом в землю.

Массивные, стальные щиты вместе с дерном отползли в сторону, открывая шахты в земле. На беглый подсчет не меньше двадцати.

- Потрясающе! – приподнимаясь и восхищенно оглядываясь выдохнул Голубь – Невероятный масштаб!

- Да лежи ты, масштаб! – шикнула Таня и рывком вернула голову техника в траву.

Над полем пролетел новый, громовой лязг и из шахт, подобно стальным исполинам поднялись зенитные орудия. Уставившись в небо как черные пики, пушки замерли. Как и предполагала Татьяна, их было ровно двадцать. Калибр свыше 100 мм. Настоящая огненная стена, прорваться через которую почти невозможно.

- Невероятно! – дрожащим голосом прошептал Голубь, усиленно протирая очки.

- Бомбардировщики говоришь? – недобро ухмыльнулся Акимов – Ну, ну… - одно из орудий поднялось в десятке локтей перед ними и Андрею пришлось перевернуться на спину, чтобы увидеть конец семиметрового ствола.

Вход в шахту поезда открылся последним. Механизм с гудением пришел в движение, сталь покрытая травой отползла назад. Лунный свет буквально провалился в длинный, черный люк, сгинув в нем без следа.

Еще лязг. Раздвинув точный, истинно немецкий разрез в дерне, наружу показались рельсы. Линия тянулась через поле и так же точно, под углом стыковалась с основными путями.

Похожий на черную пулю нос поезда, бесшумно и плавно показался наружу. Бледный свет месяца выхватил из темноты крест, что украшал стальную морду. Вслед за ним еще пять гладких, черных вагонов. Как только состав выкатился полностью, в его боках с тихим шипением открылись двери.

- Венец технической мысли… - в полуобморочном состоянии пробормотал Голубь – Совершенство!

Не слушая его и не отводя взгляда от грузовиков, Татьяна накинула на голову маскировочный капюшон. Отложила винтовку в сторону и вырвав пару пучков травы, присыпала ими оружие.

- Таня?! – прошипел из темноты Акимов – Ты чего удумала?!

- А ты? – коротко обернулась она – Любоваться сюда пришел?! Или как этот… - она кивнула на техника – Восхищаться?

- А если заметят?! – сквозь зубы прорычал Андрей – Ты в своем уме?! Там солдат сотни две! Еще и СС!

Он кивнул на ровный строй черных эсэсовцев, что маршем заходили в вагоны. Будто не живые, холодные тени, очерченные светом луны они маршировали от грузовиков к поезду. Долгой, механической вереницей.

- Что ни будь придумаю! – отмахнулась Исаева и быстро, как ящерица поползла вперед.

- Да твою дивизию! – громким шепотом, похожим на хрип проорал ей вслед Акимов и грохнул кулаком по земле. Обернулся к Голубю – Соображай! БЫСТРЕЕ! На кой хрен мы еще тебя взяли, умник! Что делать?!

- Н-н-ну… - заикаясь начал тот – О-ч-ч-чевидно, что у этого м-м-мехханизма отс-с-сутствуют осветительные при-бб-бор…

- БЫСТРЕЕ! – зарычал Андрей.

- Снизу у него точно есть гидравлика! – вздрогнув выпалил Голубь – Здесь, на старте ход будет малым. Можно зацепиться и повредить шланги уже на ходу – он затравленно поглядел в сторону состава - Н-н-но… Простите… Это же верная гибель! Долго мы не провисим так!

- Значит, будем действовать быстро! – отозвался Андрей, в два рывка миновал угол обзора зениток и лег спиной на пути.

Где-то впереди, перед самой мордой поезда поступила также и Татьяна.

Голубя затрясло, тело сковало страхом. Дрожа, он глядел на лейтенанта СМЕРШа, который яростно махал ему рукой, приказывая ползти.

- Под трибунал пойдешь, гад! – донесся до техника голос Акимова. Услышал ли он это или показалось, непонятно, но смелости прибавило. Быстро как мог, Голубь повторил путь молодого особиста и лег между рельсов…

***

20 км к северу

Потрещав сухими ветками, служебный ГАЗик въехал в кустарник и заглушил мотор. Ступив на землю, Виталий потянулся, одернул китель и зашагал вперед.

- Здорово, Петрович! – Шилов замахнулся и крепко впечатав ладонь, пожал руку командира партизанского отряда – Как жизнь фронтовая?

- Да как обычно, майор! – усмехнулся в ответ Соболев, широкоплечий мужчина средних лет. По серебряной его седине прошелся свет костра – Патронов мало. Людей мало, а фашистов пруд пруди!

- Ну, стабильность это хорошо! – одобрил Шилов. И тут же спросил - Ну, где твои орлы подбитые? Показывай!

- В санитарной, за поляной вон – отозвался тот – Проходи, выспрашивай чего надо.

Виталий снял с головы фуражку и взяв ее на локоть подошел к огню. Пожал руки десятку бойцов и обойдя костер вошел в палатку.

Ванька и Митюха в полуприседе ютились на деревянных лежанках. Один с перебинтованной ногой и бондажем, у второго голова перевязана.

- Здравия желаю! – улыбнулся Шилов и бросив фуражку на гвоздь, присел в углу.

- Благодарю, товарищ майор - кивнул Ванька – Не помешает здоровьице – невесело усмехнувшись, он кивнул на свою ногу.

- Вы если про поезд, так мы уже написали отчет – подал голос Митюха – Нашей вины в провале диверсии нет. Сделали все, что могли.

- А я не судить пришел – развел руками Виталий – Вы товарищи, не в моей власти так сказать. Птицы вольные! Я так… - Шилов прикурил от подрывной спички и разметав дым продолжил – Для личного интереса! Моя группа ушла на захват.

- Спрашивайте, чего знаем, расскажем. Не жалко – кивнул Ванька, чуть закашлявшись от облака ядреного табачного дыма.

- Во сколько это было? И как? – Виталий кивнул на ногу партизана – Точное время запомнили?

- В час тридцать это было, после полуночи. Ну, а как-как? Днем прочесали местность, наблюдения не обнаружили. Поставили заряды, собрались отходить и тут эта дура, откуда ни возьмись! – пожал плечами Митюха – Ни гудка, ни по рельсам звона. У него нога застряла, вытащить не успели… Ну и, я взял на излом.

- Одно радует – усмехнулся Ванька – Сегодня этой махине проклятой точно конец! Теперь уж не сбежит.

- Ты про моих? – прищурился Шилов, втаптывая окурок в землю – Нет. Взрывать им не велено. У группы приказ повредить состав и остановить в нужной точке.

- Ну и бардак! – усмехнулся Вано – А нам ведь из Штаба дали добро на подрыв участка путей. Двадцать метров на воздух – отозвался партизан – Сойдет гад с рельс, как пить дать. А там уж и рассматривать будут, что за штуковина!

При последних словах партизана майор побледнел и медленно встал с места.

- То есть как это взорвать? Кто приказал? – непослушными губами выдавил из себя Шилов.

- Штаб и приказал! Даже бригаду путейщиков на срочное восстановление выделили. Не переживайте, дорога к утру как новая будет! – поддержал Митюха, но договорить не успел. Шилов сорвался с места и опрокинув стул вылетел из палатки.

- Почему не согласовали подрыв?! – на бегу прокричал он Соболеву.

- Со Штабом согласовано! – растерялся тот – А чего стряслось-то, Виталий Сергеевич?! – уже вслед майору прокричал командир «Соболевских».

- Рация есть у подрывников?! – подбегая к машине спросил майор.

- Нет! – развел руками – На кой черт им рация?! Они ж и так, вес взрывной тащат! Кило по двадцать на каждого!

- Какой квадрат?!

- Семнадцатый!

- Твою мать… - хрустнул зубами Шилов. Прыгнув за руль ГАЗика он ударил в педаль…

***

Полоснув ночь фарами, ГАЗик подлетел на ухабе и снова врезался колесами в землю. Несмотря на встречный ветер воздуха явно не хватало и Шилов рванул ворот кителя. То и дело глядя влево, в сторону путей, Виталий пытался взглядом уловить движение.

Деревья и кусты проносились мимо с бешеной быстротой. Машину часто подбрасывало, подвеска трещала от нагрузки.

- Тайга! Тайга! – снова прокричал в рацию Виталий, но частота Татьяны по-прежнему молчала. В ярости отбросив наушники, Шилов завернул еще ближе к путям, цепляя бампером кусты и молодую поросль.

Выжимая из ГАЗика все, что можно, майор бросил взгляд на часы.

Если отмеченное разведкой расписание поезда все-таки верное, то до подрыва остается не больше семи минут. И около полутора километров до засады.

Шины вспороли землю и с ревом потянули машину на холм. Натужно закашлявшись, двигатель заглох и через секунду ГАЗ пополз назад, под уклон. Стартер беспомощно закрутился, под отборную брань Шилова.

Бросив еще один взгляд на пути, майор схватил в руки планшет и выпрыгнув из машины бегом бросился через поле…

Продолжение завтра