Долгая дорога в ГСВГ

22.06.2018

По самой первой ВУС, которая присваивалась призывникам условно, я был приписан в железнодорожные войска, а часть размещалась в Улан-Удэ. Это что-то подобное концентрационному лагерю. Ужасная дедовщина, тяжелейшая работа, невыносимые условия. Все кошмары СА в одном флаконе. Но на эти предварительные приписки особого внимания никто не обращал, потому что на практике все призывники прибывали на городской сборочный пункт, а потом за ними приезжали «покупатели», как в шутку называли представителей конкретных частей, которые забирали с собой нужное им число новобранцев. Какие подвернутся «покупатели», такие и заберут.

Ждали мы их в большой комнате сборочного пункта, сидя на невысоких и длинных скамейках. Я посматривал в окошко, выглядывая прибывающих военных. В один прекрасный момент сердце ёкнуло в груди. Показались моряки и какие-то ещё офицеры сухопутных войск с чёрными петличками. Больше всего на нервы надавили моряки. Не люблю я воду, шторм, а так же три года службы вместо двух.

Рядом на лавочке скучал молодой молдаванин, который приехал в Москву куда-то поступать, но не поступил. Не долго думая я решил действовать. В туалет всех отпускали исправно. У входа сидел лейтенант и забирал у желающих военные билеты, после чего они шли делать важные дела. Военник был единственным документом, а без документов человек в СССР никуда не побежит. Да и с военником не побежит. Просто никто никуда не побежит. Я осторожно показал соседу пачку Camel, да не такого как сейчас, а настоящего американского. Пригласил покурить в туалете. Кто же от таких сигарет откажется?

Курильщиков ловили дневальные по сборочному пункту, обычные срочники, которые тянули лямку в черте столицы, и заставляли там мыть полы. Мы закуриваем американские сигареты. Приятель прячется, а я нагло слоя посреди помещения. Заходит дневальный и сурово объясняет, что нам придётся мыть полы. Я соглашаюсь, но предлагаю покурить импортных сигарет и ему. Конечно, от такого угощения и он не отказывается. Достаточно быстро мы сдружились. Дневальный заявил, что ему всё безразлично — пока мы полы не помоем не уйдём. А в это время динамики внутреннего оповещения надрываются и требуют меня и того парня. Срочно нам надо зайти в один кабинет, потом в другой. Ничего, подождут... Мы тут полы ещё не помыли.

Так и проболтали с дневальным о жизни и искусстве. Оказалось, что он учится в ГИТИС, а я всегда любил театр. Перед призывом побывал практически во всех московских и просмотрел множество пьес. Было о чём пообщаться с человеком. Полы мы потом помыли чисто условно, просто полили водой из шланга.

Вышли из туалета через два часа после ухода. Никого из тех, кто находился в тот момент с нами в комнате, уже не было. Большая часть отбыла служить Родине на флоте, а кого-то забрали в артиллерию. К моменту нашего появления на глазах изумлённого личного состава на сборочном пункте были только прапорщики с крылышками на петличках. Они мне очень понравились. Всё же это гораздо лучше, чем три года на флоте...

Не знаю — сокращает ли курение жизнь, но на один год срок службы мне оно сократило. А большего от той пачки Camel и не требовалось. Уже утром мы следовали на вокзал, а оттуда в Вышний Волочёк, где находилась солидная учебка ВВС. Но там мы не учились, нас сразу отправили в Германию, использовав учебку в качестве и ещё одного сборочного пункта. Там была и ещё одна военная комиссия. Я прошёл не менее пяти, пока призывался. Вместе со мной комиссии легко проходили парни с плоскостопием, больным желудком, плохим зрением и явными расстройствами личности и поведения. Все эти медицинские осмотры были сплошной проформой, потому что все говорили про какой-то недобор. Не знаю, сколько же они планировали личного состава, и зачем он был нужен в таком огромном количестве.

Из Вышнего Волочка на электричках до Белорусского вокзала, а там уже посадка в совершенно обычно обычный поезд с гражданскими, к которому прицепили вагон с новобранцами. Одной из наших забав в дороге было надувание презервативов, привязывание к ним веревочек и отправка в окошко. Надутые презервативы устремлялись к вагонам с гражданскими и стучали в окна. Нас это забавляло так, как будто ничего смешнее в мире нет и быть не может.

Если Вам интересны мои истории, ставим палец вверх и подпишитесь на мой канал — тогда истории о службе в ГСВГ будут чаще появляться в Вашей ленте новостей. Спасибо Вам за внимание!