Моя первая работа в Нью-Йорке.

Отрывок из книги 1-ой “Эмиграция” серии "Опыт моей жизни" автора И.Д.

Моя первая работа в жизни — в большом универмаге «Сен-чюри Твенти Уан», в даунтауне. Станция метро Кортленд-стрит. Два часа дороги туда, два обратно. Думаете, продавцом? Не-а! Даже не помощником продавца. Работа истуканом. Это я ей такое название дала, так как заключа­лась она в том, чтобы стоять на одном месте по стойке смир­но до помутнения в глазах и ничего (!) не делать.

Впрочем, какие-то обязанности у меня все-таки были: иногда, когда в отдел заходили покупатели, а продавщица уходила на ланч, я должна была развесить по местам все, что разворошил посетитель. Это был отдел женского белья. Все трусики висели в одном месте, все лифчики — в дру­гом, и т. д. Вот так стоишь себе на одном месте, пока перед глазами синие круги не пойдут или какая-нибудь нога не за­деревенеет. Зачем это им надо людей мучить? Зачем они ме­ня здесь поставили? Я объяснить покупателю ничего не мо­гу, да и не требуется этого. Поставили меня, только чтобы помучить.

А американки, оказывается, сущие свиньи! Пустить аме­риканку в отдел — все равно что посадить свинью за стол. Сколько там трусиков на вешалках висит, она все их сдер­нет, размеры перепутает и, не купив ничего, с довольным видом пойдет в другой отдел.

Просить их убрать за собой строго запрещалось. Даже нельзя было выказывать недовольство. Они все перевора­чивают, а ты им улыбайся! Так бы и убила этих гадюк синтетических! Трусики розовые — все в одну кучу. Бежевые — в другую. Черненькие — в третью. Беленькие — в четвертую... Все по вешалочкам, один к другому, аккуратненько. Не успею я еще закончить, как является очередная «чушка» и в один миг переворачивает то, что я уже битый час раскладывала.

Все мои одноклассники уже поступили кто куда, учатся на первом курсе университетов, институтов, а я здесь тру­сики сортирую. Как-то раз вижу: одна из посетительниц смот­рит трусики и кладет их на место, смотрит другие — опять на место. Я от удивления подошла к ней вплотную и смот­рю на нее во все глаза. А она мне на чистом русском языке говорит: «Недавно приехали?»

Наверное, дело здесь не просто в культуре, а в том, что у каждой советской женщины рефлекс, как у собаки Павлова: она настолько боится, что продавщица агрессивно обрушит­ся на нее, что готова не только за собой прибрать, но и уло­жить то, что другие раскидали. Мы разговорились с Ритой: интересов общих не оказалось. Рита тоже работала в этом магазине, только в обувном отделе на первом этаже. Рабо­тала она давно, так что ее уже повысили в продавщицы. Предложила познакомить меня с поэтом из Москвы.

— Он у нас в бэйсменте пока грузчиком работает. Его зовут Леня. Но ты же знаешь, здесь все первое время груз­чиками работают, это ничего не значит.

— В бэйсменте? — переспросила я, не поняв незнакомо­го слова.

Рита засмеялась.

— «Бэйсмент» — это подвал. На складе в подвале он ра­ботает, здесь, в нашем магазине.

Вот все, что было на моей первой работе, если не считать минимальной по американским понятиям, но заоблачной по нашим, советским, меркам зарплаты: четыре доллара в час. Четыре доллара — это громадные деньги! Но целый час быть истуканом, огромный час — тупости, час — ряби в глазах, час — потерянный из жизни! Стоил ли он даже та­ких больших денег, как четыре доллара?

Продолжение следует...

***

Это был отрывок из романа "Эмиграция"

серии «Опыт моей жизни» автора – И. Д.

Купить роман можно на сайте автора: www.омж.рф

или в магазине Читай Город

Книга первая Эмиграция: https://www.chitai-gorod.ru/catalog/book/839100/

Книга вторая Любовь в Нью-Йорке: https://www.chitai-gorod.ru/catalog/book/1060701/

Аудио версия первых 2-ух книг романа - доступна в App Store.