Вор в законе Богдан

05.01.2018

 Вор в законе Багаутдин Кадиев — Богдан, Бодя
Вор в законе Багаутдин Кадиев — Богдан, Бодя

«Вор в законе» Богдан или Бодя, остался в памяти жителей Сургута благодаря обстоятельствам смерти, напомнившим им кадры американских боевиков или историю сицилийской мафии. В «бурные» 90-е заказными убийствами жителей России было не удивить. Каждый день в новостях им подробно рассказывали о них. В Сургуте прочно обосновались не один десяток криминальных авторитетов и дюжина титулованных воров. Богдан среди них кроме относительно юного возраста особо ни чем не блистал.

Жесткая конкуренция и постоянное внимание милиции вынудили его даже периодически сниматься с места жительства. Обычно он скрывался в Москву и лишь изредка наведывался в Сургут «вахтовым» методом. В феврале 2001 года он в очередной раз приехал в сибирскую столицу нефтепромышленников немного поправить свое здоровье, подорванное годами пагубного увлечения наркотиками. Шел ему тогда всего лишь тридцать пятый годок. Братва заранее договорилась с врачами и «вора в законе» положили подлечиться в больницу железнодорожников. К транспорту, конечно же, Богдан никакого отношения не имел. Просто врачи там оказались более покладистые и решили взять больного без необходимых документов.

Ему и его телохранителю Виталию Фадееву любезно предоставили персональную палату на втором этаже здания больницы в хирургическом отделении. Скальпель хирурга так и не коснулся тел авторитетных людей. Богдану капельницами чистили печень. Он, как потом вспоминали медсестры, запомнился желтым нездоровым цветом кожи, все время спал и никак не реагировал на окружающую обстановку. Фадеев, напротив, оказался довольно жизнерадостным и общительным типом. Не обремененный лечебными процедурами, он бродил по коридорам больницы, шутил с медперсоналом женского пола и несколько раз ненадолго покидал больницу, чтобы навестить семью.

К Богдану днем часто приходили странные посетители. За закрытыми дверями они что то обсуждали с сонным вором и уходили. На ночь оба больных тщательно запирали дверь изнутри. Ранним утром 2 февраля вся больница была разбужена громким звуком продолжительной автоматной очереди. Сонные дежурные врачи и медсестры долго не могли понять, где стреляют, пока не увидели прошитую насквозь пулями дверь палаты №4 хирургического отделения. Взломав ее, перепуганные медработники увидели жуткую картину. Вся палата до потолка была забрызгана кровью.

На койках лежали растерзанные пулями тела двух ее обитателей. Окно на улицу разбито. К нему снаружи прислонена высокая лестница, по которой убийца или несколько убийц добрались до своих жертв. Первым на тот свет отправился Фадеев. Хотя серьезного сопротивления вооруженному автоматическим оружием стрелку он оказать навряд ли мог. Под его подушкой найдут всего лишь один нож. Через несколько секунд под град пуль попал сам «вор в законе».

Оперативники, пересчитав стреляные гильзы, убедятся в том, что киллер выпусти 2 рожка патронов из автомата Калашникова. Само автоматическое оружие было с укороченным стволом. Такие обычно стоят на вооружение у спецслужб или самой милиции. Убийц так и не найдут.

В Сургуте авторитетов обычно убивали гораздо проще. Могли подложить взрывчатку в автомобиль, подкараулить в темном углу или подъезде, но ползти по лестнице на второй этаж заполненного людьми здания ─ такого не было никогда. Лестницу ведь надо было предварительно незаметно доставить и припрятать, а после расстрела жертв быстро скрыться. К тому же неспокойные 90-е годы уже прошли. Страсти в северном крае улеглись. Видимо, Богдан очень мешал и должен был, во что бы то ни стало, умереть. На память родственникам, приехавшим забирать тело, от «вора в законе» достанутся массивная золотая цепь с крестом, 2 мобильных телефона, 400 долларов и 3000 рублей.

Багаутдин Кадиев

Багаутдин Кадиев появился в Сургуте за 10 лет до своего убийства. Он родился в Дагестане в 1966 году. В 1985 году за участие в грабеже он получил наказание 2 года заключения с отсрочкой приговора. Жертвой Богдана стал не обычный гражданин, а авторитет Балобек, с которого «вышибали» долг. Отсутствие реального заключения не помешало «короновать» Богдана. Произошло это в Сочи в 1994 году. За него очень просил Мирон (Мамедов). Присутствовавший на сходке Джем (Васин) сильно возражал. Для вора тюрьма должна стать домом, а Богдан ее даже и не нюхал. Уговорил дальневосточного вора авторитетный Дато Ташкентский (Цихелашвили). На том и порешили.

Вор в законе Джем
Вор в законе Джем

В те годы титул уже можно было приобрести за деньги. Стоила такая покупка примерно $150-300 тыс. Недруги Богдана так и говорили, что он купил себе имя. Деньги у Богдана всегда водились. Он их любил. Еще больше молодой «вор в законе» любил наркотики. За большими деньгами ноги понесли его в Западную Сибирь, ближе к нефтепромыслам. В Сургуте уже сидело «на царстве» с десяток приезжих и местных воров, а еще больше не признающих «черной» власти анархистов-авторитетов.

Интересы «крутых» постоянно пересекались и сталкивались. Шла настоящая война. В 1995 году Богдан или, как его часто ласково называли, Бодя, сильно повздорил с Дато Сургутским (Чхиквишвили). Оба горячих кавказца сразу схватились за оружие. Жертвами противоборства стали 4 человека. Бодя приказал убить 2-х ближайших людей грузина, а люди Дато расстреляли охранника дагестанца и случайно попавшую на линию огня сожительницу. Общий итог ─ ничья со счетом 2:2.

Прокурор Алексей Маркин

Спор  между ворами так и не закончился. В 1997 году Дато Сургутского отправили в тюрьму на 7 лет. Когда он вышел, Боди уже не было в живых. В конфликт со стрельбой и трупами вынужденно вмешалась сургутская милиция. Богдана арестовали по подозрению в причастности к убийствам. На помощь ему, прервав отпуск, спешно прибыл городской прокурор Алексей Петрович Маркин. Лично вмешавшись в ход следствия, он указал на недостаточность оснований для задержания подследственного под стражей. Бодя вышел на свободу и стал недосягаемым для следователей, тут же скрывшись в Москве.

В столице Богдан отдыхал в компании друга «вора в законе» Боквера (Мамаладзе). В ноябре 1995 года они оба угодили под милицейскую облаву. У них нашли пакетики с метадоном. Боде московский суд назначил всего лишь 1 год, который он провел в московских СИЗО. Встреча с настоящей тюрьмой опять не состоялась. Больше он не увидит друга Боквера. Тот в чем то сильно «накосячит» в столице и сбежит в деревню под Тулой. Жить он будет там очень тихо и неприметно, но возмездия не избежит. В 1999 году его вместе с сыном Гурамом расстреляют заезжие гости прямо в избе.

Вор в законе Гоча Мамаладзе — Боквер
Вор в законе Гоча Мамаладзе — Боквер

Ненадолго отлучившись из Сургута, Богдан вернется и увидит, что количество «воров в законе» в городе довольно сильно уменьшилось. Вместе с ним их насчитывалось уже 7. Приезд окажется скоротечным. «Вор в законе» устроит дебош в кинотеатре «Аврора» и по праву займет место в на нарах СИЗО. Вновь к решению его судьбы подключится неутомимый прокурор Маркин. Бодю вновь освободят из под стражи. Дело о хулиганстве будет закрыто. Знающие люди будут рассказывать, что обычная такса у продажных прокурорских за закрытие уголовного дела упирается в $100 тыс.

Непризнанные крестники

Через год Богдан вернется в Сургут для того, чтобы еще сократить местное воровское поголовье. В пиццерии поселка Белый Яр, что под Сургутом он отлучит за трусость и бездеятельность вора Паршина. Ежегодные поездки в Сургут для Богдана будут сопряжены с каким либо значимым событием. В 1999 году у него их будут два. Сначала он похоронит своего крестника Сухача (Сухачев), подорванного фугасом. Потом заполнит вакантное место Серегой Леденем Бузулуцким (Леденев). Впрочем, эту коронацию все уважающие себя воры не признают.

Слева воры в законе: Алексей Сухочев (Сухач), Степан Фурман (Степа Мурманский), Багаутдин Кадиев (Богдан) и Вадим Федорченко (Федора)
Слева воры в законе: Алексей Сухочев (Сухач), Степан Фурман (Степа Мурманский), Багаутдин Кадиев (Богдан) и Вадим Федорченко (Федора)

На следующий год он произведет в «воры в законе» Ганса (Тишенкова). Ганса за «косяк» собратья вычеркнут из списков через 8 лет. Наконец в 2001 году Бодя на несколько дней заселится в больницу железнодорожников. Из больницы он прямиком попадет в морг. Основными версиями убийства станет месть со стороны конкурентов. Другая ─ законченный наркоман Бодя залез по крупному исколотой рукой в «общак». Была еще третья. Крестный Джем всегда недолюбливал своего вынужденного крестника. Тюменская область всегда входила в сферу интересов дальневосточного вора. Может быть, он подослал киллеров навсегда убрать позорящего высокое звание вора Бодю? Так или иначе, через несколько месяцев в Сургуте остался только один «вор в законе» ─ Зятек (Зятьков).